Меню

1791 черное море турецкий флот

Сражение у мыса Калиакрия

Весь конец XVII и начало XVIII века Россия и Турция вели беспрерывные войны. Если Россия рвалась к побережью Чёрного моря, то Османская империя, для которой Чёрное море было внутренним озером, пускать её туда не хотела. Урегулировать этот спор помог Ясский мирный договор, подписанный представителями двух империй по окончании русско-турецкой войны 1787–1791 годов. А поставить жирную точку в этом конфликте сумел командующий Черноморским флотом контр-адмирал Фёдор Ушаков, давший противнику решительный бой у мыса Калиакрия 31 июля 1791 года.

Накануне и в начале войны

К началу очередной русско-турецкой войны (1787–1791) сложилась следующая ситуация. В 1783 году Россия ликвидировала Крымское ханство и заняла полуостров Крым. Новоприсоединённые владения стали называть Тавридой. Фаворит императрицы Григорий Александрович Потёмкин, светлейший князь Таврический, должен был заботиться о заселении этих земель, развитии экономики, строительстве городов, портов и крепостей. Русские начали создавать в Чёрном море флот, главной базой которого стал Севастополь.

24 июля (4 августа по новому стилю) 1783 года был заключён договор о покровительстве и верховной власти России с объединённым грузинским царством Картли-Кахети, согласно которому Восточная Грузия перешла под протекторат России. Договор резко ослабил позиции Персии и Турции в Закавказье, формально уничтожив их притязания на Восточную Грузию.

В 1787 году императрица Екатерина II в сопровождении представителей иностранных дворов и своего союзника, императора Священной Римской империи Иосифа II, совершила триумфальную поездку по Крыму. Это событие всколыхнуло общественное мнение в Стамбуле. На пустом месте возникали дикие слухи: мол, императрица желает уничтожить Османскую империю и создать на её обломках Византию, в цари которой уже прочили внука Екатерины Константина. На месте Валахии якобы предполагалось создать королевство Дакия, где править станет Потёмкин. Австрии в компенсацию за участие в войне будут отданы Босния и Далмация, а Венеции — Морея, Кипр и Крит.

Реваншистские настроения в Стамбуле подпитывало заявление британского посла о том, что Британия поддержит Османскую империю, если та начнёт войну против России. В том же году Турция, пользуясь поддержкой Великобритании, Франции и Пруссии, выдвинула Российской империи ультиматум, требуя восстановить вассалитет Крымского ханства и Грузии. Также Османская империя добивалась от России разрешения на досмотр кораблей, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. 13 августа 1787 года Турция, получив отказ, объявила России войну.

Война оказалась неудачной для инициатора: османский десант был отбит под Кинбурном, русские войска взяли Очаков, Бендеры и Хотин, разгромили мусульман при Рымнике и Фокштанах, а в 1790 году под командованием Суворова штурмовали и захватили сильнейшую крепость Измаил. На море турки потерпели поражение от парусного и гребного флотов Российской империи в Лимане, у Фидониси, в Керченском проливе и у мыса Тендра. Русские захватили инициативу и уверенно шли к победе.

Османский флот готовится к делу

Чтобы переломить ситуацию на море, с конца апреля 1790 года османский флот был увеличен и уже через год насчитывал 19 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 мелких судна. В 1791 году здесь появились моряки из Северной Африки. У русских историков бытует мнение, что прибыли эскадры кораблей из Алжира, Туниса, Марокко и т.д., однако это в корне неверно. Самый большой в Северной Африке флот, алжирский, в 1787–1790 годах имел аж девять шебек (вооружение кораблей насчитывало от 10 до 36 лёгких пушек) и целых два гребных галиота. При этом в 1790 году вооружены было лишь четыре небольших судна, на которых всего находилось 36 орудий. Один фрегат строился, а ещё два обещал султан. Остальные «флоты» Северной Африки были меньше алжирского. Лишь в 1792 году эскадра алжирских судов отправилась в Стамбул. Впрочем, в составе флота 1791 года упоминаются две алжирские и одна тунисская шебека.

Обратиться за помощью к африканцам султана вынудили большие потери и дезертирство в экипажах османских кораблей в 1788–1790 годах. Турки пошли на этот шаг только из-за острой необходимости: африканские корсары были плохо дисциплинированы, действовали самовольно, часто бунтовали и убивали своих офицеров.

В начале мая 1791 года мусульманский флот: 20 кораблей, 25 фрегатов, шесть шебек, пять бомбардирских судов, десять кирлангичей и 15 транспортов — вышел в море. Он должен был доставить подкрепления к обложенной русскими войсками Анапе и не позволить заблокировать эту крепость со стороны моря. В июне русский Черноморский флот получил от осаждавшего Анапу генерала Гудовича сообщение о том, что у Днестровского лимана появился большой турецкий флот. 10 июня контр-адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков вывел в море эскадру: 16 кораблей, два фрегата, три бомбардирских корабля, девять крейсерских судов, 13 бригантин и три брандера. Ну а дальше начинается самое интересное.

Дело в том, что наш читатель знаком во всех подробностях только с русской версией дальнейших событий. Турецкие источники в исследованиях либо игнорировались полностью, либо были недоступны. Теперь же появилась возможность с ними ознакомиться. Поэтому далее мы будем приводить две версии событий. Турецкая основана на книгах историков Идриса Бостана, Тунджа Зорлу и Али Ризы Исипека, а русские данные базируются на документах из МИРФ (Материалы для истории русского флота в 17 томах), книгах Владимира Овчинникова, Роджера Чарльза Андерсона и статьях из «Морского Атласа».

Встреча двух флотов

Согласно русской версии, 11 июня 1791 года Ушаков заметил неприятельский флот у мыса Айя на южном берегу Крыма. Турки сражения не приняли и взяли курс на юг. Ушаков гнался за ними четыре дня, но так и не настиг. По данным турецкого историка Исипека, обе стороны начали готовиться к бою, однако им помешал полный штиль, длившийся четыре дня. Потом ветер задул со стороны русских. Ушаков оценил силы противника в 18 линейных кораблей, десять тяжёлых и семь лёгких фрегатов, а также 22 мелких судна — всего 57 единиц. Контр-адмирал имел возможность сблизиться с османами, но не рискнул. Своё решение русский командующий объяснял тем, что после четырёхдневной погони имел всего десять линкоров из шестнадцати (шесть были отнесены мористее из-за поломок в рангоуте и обросших днищ). Турки считают, что флот русских оказался разбросан, тогда как османский держался компактно, что и заставило Ушакова отступить.

16 июня русские вернулись в Севастополь. Ушаков отписался Потёмкину о походе, сообщив, что через пять–семь дней он исправит повреждения и снова выйдет на поиски противника. Ремонт меж тем затянулся на месяц. 23 июля граф Войнович, главнокомандующий Черноморским флотом и портом Севастополь, был отправлен в отставку. Ушаков стал полновластным руководителем не только эскадры, но и всего флота. 29 июля он рапортовал Потёмкину, что ремонт кораблей завершён и он готов выйти в море. Утром 16 линейных кораблей, два бомбардирских судна, два фрегата, один брандер, одно репитичное судно и 17 крейсерских судов покинули порт и направились на поиски османского флота.

Источник

1791 черное море турецкий флот

Создание флота и его первые победы

Для защиты отвоеванных у Турции исконно русских земель и обеспечения судоходства на Черном море Россия нуждалась в сильном флоте. Созданная к весне 1773 г. на основе Азовской флотилии Черноморская эскадра, базировавшаяся на Керчь, была слабой и не могла противостоять турецкому флоту. Поэтому Россия после присоединения Крыма приступила к созданию Черноморского флота. Чтобы ускорить его строительство, в 1777 г. из Балтийского моря в Черное были направлены 6 фрегатов. Но Турция не пропустила их через проливы, и корабли вернулись в Кронштадт. Тогда русское правительство приняло решение строить флот на месте.

В 1778 г. в 30 км от устья Днепра, вблизи Александровской крепости, основывается город и порт Херсон, ставший первой базой русского кораблестроения на юге. В мае 1779 г. на Херсонской верфи был заложен и в сентябре 1783 г. спущен на воду первый линейный 66-пушечный корабль «Слава Екатерины» .

Поначалу строительство кораблей шло медленно из-за больших трудностей с доставкой леса, нехватки мастеровых и плохих условий труда. Положение значительно поправилось, когда в Херсон в августе 1783 г. прибыли 700 матросов и 3 тыс. мастеровых во главе с капитаном 2 ранга Ф. Ф. Ушаковым. Начиная с 1787 г. Херсонская верфь стала ежегодно спускать на воду по два крупнотоннажных линейных корабля. Интенсивно строились фрегаты и более мелкие военные и коммерческие суда .

Читайте также:  Каковы главные экологические проблемы морей россии кратко

Еще до официального включения Крыма в состав России русское правительство назначило «для командования заводимым флотом. на Черном и Азовском морях» вице-адмирала Ф. А. Клокачева — одного из героев Чесменского сражения. Он же стал первым начальником Херсонской верфи. Для управления флотом было создано Черноморское адмиралтейство. [15]

Длительное время шли поиски удобных мест для базирования главных сил флота. Одной из таких бухт оказалась Ахтиарская, расположенная на юго-западном берегу Крымского полуострова, у развалин древнего Херсонеса. На ее северном берегу в балке, впоследствии названной Сухарной, находилось небольшое татарское селение Ахтиар. Впервые она была обследована еще в 1773 г. прибывшей сюда из Балаклавы «описной партией» под командованием штурмана Ивана Батурина. А на большие удобства бухты для базирования флота и строительства города-крепости обратил внимание великий русский полководец А. В. Суворов, командовавший русскими войсками в Крыму. «Подобной гавани, — писал он, — не только у здешнего полуострова, но и на всем Черном море другой не найдется, где бы флот лучше сохранен и служащие на оном удобнее и спокойнее помещены быть могли». По его указанию на берегу Ахтиарской бухты были возведены первые укрепления . Это заставило турецкую эскадру, находившуюся в гавани вопреки условиям мирного договора с Россией, поспешно уйти в море. «За вытеснение турецкого флота из Ахтиарской бухты» Екатерина II послала генерал-поручику Суворову золотую табакерку.

17 ноября 1782 г. в бухту прибыли фрегаты «Храбрый» и «Осторожный» под общим командованием капитана 1 ранга И. М. Одинцова. Они остались здесь на зимовку. До весны моряки произвели промеры и описание бухты, составили карты.

2 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту прибыла эскадра из пяти фрегатов и восьми других судов Азовской флотилии под командованием вице-адмирала Ф. А. Клокачева. 7 мая в бухту вошли 11 судов Днепровской флотилии. С этого времени морские силы на юге России стали именоваться Черноморским флотом. В честь его основания в том же году была отлита медаль «Слава России».

Ахтиарская бухта стала основным пунктом базирования кораблей флота. В мае 1783 г. вместо вице-адмирала Ф. А. Клокачева, убывшего в Херсон, чтобы принять руководство всей «черноморской портовой администрацией», в командование эскадрой вступил контр-адмирал Ф. Ф. Мекензи. Флаг-капитаном (начальником штаба эскадры) стал молодой лейтенант Д. Н. Сенявин, впоследствии выдающийся русский флотоводец. Он фактически руководил всеми работами по строительству главной военной морской базы и города.

3 июня 1783 г. матросы и солдаты под руководством Д. Н. Сенявина заложили первые четыре каменных здания: часовню, дом адмирала, пристань и кузницу в адмиралтействе. Этот день считается датой основания порта и города, хотя указ царского правительства о строительстве здесь военного порта, крепости и города был издан несколько позже — 10 февраля 1784 г. Новый порт и город получили название Севастополь [16] (величественный город). В феврале 1784 г. в честь его основания отливается медаль «Польза России».

Город начал расти. На склонах холма, спускающегося к Южной бухте, строились казармы, жилые дома. На мысах при входе в бухту сооружались артиллерийские батареи. На противоположном берегу Южной бухты строилась казарма для экипажа корабля «Святой Павел», которым командовал Ф. Ф. Ушаков, впоследствии выдающийся русский флотоводец. В 1784 г. здесь же было заложено каменное здание морского госпиталя.

В 1785 г. был утвержден первый штат Черноморского флота, по которому он должен был иметь 12 линейных кораблей, 20 больших фрегатов, 5 боевых шхун, 18 транспортных и вспомогательных судов . Флот быстро рос. Уже к маю 1787 г. он насчитывал в своем составе 46 вымпелов: 3 линейных корабля, 12 фрегатов, 3 бомбардирских корабля, 28 других военных судов .

Утверждение России на Черном море, создание здесь военного флота и основание Севастополя вызвали большое беспокойство у Англии и Франции. Их правительства открыто подстрекали Турцию, которая тоже не хотела мириться с потерей Крыма, к новой войне с северным соседом.

9 августа 1787 г. Турция начала военные действия против России внезапным нападением 11 кораблей на русский фрегат «Скорый» и бриг «Битюг» у Кинбурнской косы. 13 сентября 1787 г. она официально объявила войну России.

Противоборство с Турцией России пришлось вести в трудных условиях, так как вскоре она была вовлечена в военные действия на севере против Швеции, а находившаяся в союзе с ней Австрия заключила с Турцией сепаратный мир.

Сухопутные турецкие силы насчитывали около 200 тыс. человек. Для действий на Черном море Турция выделила 19 из 29 своих линейных кораблей, 16 из 32 фрегатов и 5 из 6 бомбардирских кораблей . Они получили задачу блокировать Днепровско-Бугский лиман, а затем при помощи десантов овладеть крепостью Кинбурн и Крымским полуостровом.

Этим силам противника противостояли две русские армии (Екатеринославская и Украинская), насчитывавшие 190 тыс. человек, и молодой Черноморский флот, состоявший из 5 линейных кораблей, 19 фрегатов, бомбардирского корабля и 12 вспомогательных судов .

Для защиты Днепровско-Бугского лимана и подступов к Херсону и Кинбурну была сформирована Лиманская флотилия, базировавшаяся на Глубокую пристань. К весне 1788 г. она была разделена на два соединения — парусную эскадру и гребную [17] флотилию, общее руководство которыми осуществлял контр-адмирал Н. С. Мордвинов.

31 августа 1787 г. эскадра контр-адмирала М. И. Войновича вышла из Севастополя к Варне для поиска кораблей противника. В море ее настиг сильный шторм. Фрегат «Крым» затонул, а линейный корабль «Мария Магдалина» сел на мель и попал к туркам. Остальные корабли с большими повреждениями вернулись в Севастополь. Так неудачно закончился первый выход эскадры в море.

Воспользовавшись ослаблением русского флота, турецкая эскадра 1 октября 1787 г. подошла к Кинбурнской косе и после ожесточенной бомбардировки высадила на ее песчаную оконечность десант из 5 тыс. янычар. Русские войска Крымского корпуса под командованием генерал-поручика А. В. Суворова, защищавшие Херсонско-Кинбурнский район, перешли в наступление. В результате третьей атаки они наголову разбили турок и сбросили их остатки в море.

В этом бою отличилась галера «Десна». Она смело атаковала прикрывавшие высадку десанта 17 турецких судов и заставила их отойти, лишив тем самым турецкий десант артиллерийской поддержки.

Турецкая эскадра, потеряв четыре судна от огня русской крепостной артиллерии, вынуждена была снять блокаду Дпепровско-Бугского лимана и уйти к своим берегам.

К весне 1788 г. активность борьбы на море вновь возросла. План боевых действий у турок оставался прежним: флот, базируясь на Очаков, должен был уничтожить русские корабли в Днепровско-Бугском лимане, чтобы затем захватить Крым.

В июне 1788 г. турки сделали ряд попыток уничтожить Лиманскую флотилию, мешавшую высадке десантов. Но эти попытки потерпели крах. 7 июня в боях с флотилией и плавучими [18] батареями русских противник лишился трех военных судов. 2 линейных корабля турки потеряли 17 июня, а на следующий день — уже 6 линейных кораблей, 2 фрегата и 5 других судов в четырехчасовом поединке с батареями Кинбурна и судами Лиманской флотилии. За эти два дня турецкий флот потерял убитыми и ранеными около 6 тыс. человек. Потери русских составили 85 человек . Со времени Чесменского сражения турецкий флот не имел такого тяжелого поражения.

В июне 1788 г. Екатеринославская армия Г. А. Потемкина начала осаду турецкой крепости Очаков. Для отвлечения флота противника от крепости была направлена эскадра Черноморского флота в составе 2 линейных кораблей, 10 фрегатов и 24 вспомогательных судов . Авангардом эскадры командовал капитан бригадирского ранга Ф. Ф. Ушаков, державший флаг на линейном корабле «Святой Павел». При подходе к Тендровской косе эскадра встретилась с турецким флотом, который имел в своем составе 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля, 21 вспомогательное судно .

Трое суток эскадры маневрировали, стремясь занять выгодное положение. Лишь на рассвете 3 июля у острова Фидониси они сблизились. Турецкий флот находился на наветренной стороне и имел численное превосходство. В этих условиях по существовавшим тогда правилам тактики морского боя русская эскадра могла уклониться от встречи с противником. Однако Ф. Ф. Ушаков решил вступить в бой.

Когда турецкая эскадра спустилась по ветру с намерением атаковать своими главными силами русский авангард, Ушаков приказал фрегатам «Берислав» и «Стрела» прибавить парусов, обойти турок с наветренной стороны, поставить их в два огня. За фрегатами последовали другие корабли. Эти действия сорвали атаку турок. Перехватив инициативу, Ушаков контратаковал турецкую эскадру. Головные корабли противника, не выдержав меткого огня русских, изменили курс и начали отходить. Русский авангард сосредоточил огонь на флагманском корабле турок, который, получив значительные повреждения, тоже был вынужден выйти из боя. Вскоре такая участь постигла и ряд других кораблей. Сражение, которое продолжалось три часа, закончилось полным поражением турецкого флота.

Читайте также:  Есть географические названия которые можно назвать цветными например желтое море

Победа у острова Фидониси явилась первым боевым крещением Черноморского флота. Она продемонстрировала героизм и высокую боевую выучку русских моряков, выдающийся флотоводческий талант Ф. Ф. Ушакова.

Этот успех Черноморского флота облегчил действия русских войск на побережье. 6 декабря 1788 г. они штурмом взяли крепость Очаков. [19]

В июле 1789 г. основывается портовый город Николаев, где несколько позже была заложена вторая крупная кораблестроительная верфь Черноморского флота. У крепости Гаджибей, штурмом взятой русскими войсками 14 сентября 1789 г., развернулось строительство порта и города Одессы.

В апреле 1789 г. Ф. Ф. Ушаков, произведенный в контр-адмиралы, был назначен командующим Севастопольской эскадрой, а в марте следующего года он вступил в командование Черноморским флотом вместо контр-адмирала М. И. Войновича, который за бездеятельность при взятии Гаджибея был переведен на Каспийскую флотилию.

Продвижение русских войск на запад от Днепровско-Бугского лимана, их успешные действия на Дунае встревожили турецкое правительство. Султан Селим III приказал готовить армию и флот к высадке десанта в Крым, чтобы приостановить продвижение русских на дунайском направлении.

Черноморский флот кампанию 1790 г. начал крейсерством у турецких берегов. Тем самым Ушаков рассчитывал, выманив неприятельский флот в море, сорвать его подготовку к действиям в районе Крыма. Эскадра в составе 19 кораблей почти месяц вела поиск противника. В период 16 мая — 5 июня она захватила 5 турецких торговых судов, 11 судов были потоплены, сожжены или разбиты .

Крейсерские действия русской эскадры всполошили турок. Султан приказал ускорить нападение на Крым. Замысел Ушакова удался. Капудан-паша Хюсейн не успел закончить подготовку своей эскадры к боевым действиям. 28 июня она в составе 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 бомбардирских и мелких судов появилась в Черном море. Приняв в Анапе десантные войска, турецкие корабли направились к побережью Крыма.

В Керченском сражении ярко проявилось флотоводческое искусство Ф. Ф. Ушакова. Он сумел правильно определить направление возможного удара противника и в решающий момент создать превосходство сил и большую плотность артогня на решающем участке. При этом Ушаков применил новый тактический прием: выделив из общего строя шесть фрегатов, образовал [20] резерв Для поддержки атакующих кораблей, сыгравших большую роль в исходе боя.

В результате победы русского флота, одержанной в Керченском проливе, была обеспечена безопасность Крыма, провалились расчеты турок на отвлечение основных сил русской армии с главного, дунайского, направления.

Спустя некоторое время турецкая эскадра снова вышла в море. В ее составе насчитывалось 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 вспомогательных судна . На этот раз турки попытались преградить путь Лиманской флотилии, готовившейся совершить переход из Очакова к Дунаю для оказания содействия наступлению русской армии.

На следующий день Ушаков, продолжая преследование, причинил турецкой эскадре еще больший урон. 74-пушечный корабль «Капудание» под флагом адмирала Саид-бея, объятый пламенем, взлетел в воздух, а 66-пушечный «Мелеки-Бахри» сдался в плен со всем экипажем. В ходе сражения турки потеряли свыше 2 тыс. человек, русские же — всего 46 убитыми и ранеными .

После столь крупного поражения турецкий флот уже больше не мог препятствовать действиям русских сил на Дунае.

21 октября Севастопольская эскадра прибыла к устью Дуная для прикрытия с моря гребной флотилии де-Рибаса. Флотилия блокировала Измаил со стороны реки и, высадив десант, взяла город Сулин.

В декабре русские войска под командованием А. В. Суворова овладели Измаилом — сильно укрепленной турецкой крепостью на Дунае. При этом активное содействие им оказала Дунайская флотилия. Только в период 19–27 ноября она уничтожила 99 судов и 40 паромов противника. Непосредственно перед взятием Измаила 567 орудий гребной флотилии участвовали в бомбардировке крепости, а в день штурма моряки тремя колоннами атаковали ее со стороны реки. [21]

Падение Измаила и победы Черноморского флота на море поставили Турцию в тяжелое положение. Однако, поддерживаемая Англией и Пруссией, она не отказалась от продолжения боевых действий.

В кампании 1791 г. русские войска и Черноморский флот добились новых крупных успехов. 25 июня была взята Анапа — главная турецкая база на Северо-Западном Кавказе, а затем пала и крепость Суджук-Кале. 27 июня русская армия под командованием Н. К. Репнина разбила 80-тысячпую турецкую армию при Мачине.

Турция, потерпев тяжелые поражения на суше, уже была не в состоянии эффективно вести войну, но, опираясь на свой еще довольно сильный флот, затягивала начавшиеся в Галаце переговоры о мире. Их ускорила блестящая победа Черноморского флота, одержанная у мыса Калиакрия 31 июля 1791 г.

Командующий турецкой эскадрой Хюсейн попытался выстроить корабли в боевую линию, но это ему не удалось. Команды судов, обрубая якорные канаты, уходили в море. Многие корабли сталкивались друг с другом. Ушаков врезался в середину неприятельской эскадры, поражая противника картечными залпами.

В этой обстановке командование турецкой эскадрой взял на себя адмирал Сейит-Али. Он увел вперед группу кораблей и выстроил их в боевую линию. За ним устремились и остальные турецкие суда, в том числе и флагманский.

Ушаков приказал своим кораблям перестроиться в боевую линию параллельно неприятелю и атаковать его. Между тем головная группа судов под командованием Сейит-Али пыталась выйти на левый фланг русской эскадры и тем самым поставить ее в два огня. Ушаков разгадал этот маневр. Оставив линию, он нагнал флагманский корабль Сейит-Али, обошел его с носа и, [22] преградив ему путь, с расстояния в полукабельтова открыл огонь из бортовых орудий. Турецкий же корабль мог ответить лишь из носовых орудий. В дальнейшем Ушаков зашел с кормы неприятельского судна и продольными залпами разрушил ее. На юте показался перепуганный Сейит-Али. Было известно, что перед этим сражением он поклялся султану «захватить грозного Ушак-пашу и привезти его в клетке в Стамбул». Ушаков, увидев его, закричал: «Саид-бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!»

Жестокий бой у мыса Калиакрия продолжался более трех с половиной часов и закончился полной победой русских моряков. Этот успех оказал решающее влияние на исход всей кампании. Флот Турции был вытеснен с Черного моря, а ее армия, лишившись поддержки с моря, прекратила боевые действия. По мирному договору, заключенному в 1791 г. в Яссах, к России отошло побережье Черного моря от Днестра до Новороссийска. Турки отказались от всяких претензий на Крым. Отныне Россия прочно укрепилась на Черном море.

Победы Черноморского флота в русско-турецкой войне 1787–1791 гг., одержанные под командованием выдающегося флотоводца Ф. Ф. Ушакова, явились крупным вкладом в развитие русского военно-морского искусства. Талантливый адмирал, исходя в каждом случае из конкретной обстановки, разработал и применил новые тактические приемы боя. Наиболее важными из них были тесное взаимодействие с армией, сочетание огня и маневра, атака против флагманских кораблей противника, маневр на охват головы неприятельской эскадры, создание резерва для нанесения сосредоточенного удара на решающем направлении, достижение тактической внезапности, непрерывность боевого управления.

С окончанием войны экипажи кораблей включились в работу по строительству Севастополя. Царское правительство отпускало мало средств на эти цели, и почти все создавалось силами моряков и солдат. Под руководством Ушакова было закончено строительство портовых сооружений, значительно расширено адмиралтейство, возведены новые мастерские и склады, каменные казармы для матросов, новое двухэтажное здание морского госпиталя на триста коек.

Принимались меры к дальнейшему укреплению Севастопольской крепости. В июле 1793 г. в Севастополе побывал А. В. Суворов, снова назначенный командующим войсками юга, расположенными в Екатеринославской губернии и на Крымском полуострове. Состоялась задушевная встреча двух великих военачальников — Ушакова и Суворова, сыгравших огромную роль в борьбе за выход России к берегам Черного моря. Они обсудили план дальнейшего строительства береговых укреплений.

Последний период царствования Екатерины II характеризовался усилением политической реакции как во внутренней, так и [23] во внешней политике. Царизм жестоко подавлял все прогрессивное в общественной жизни, преследовал передовых людей, выступавших против произвола крепостников и царских чиновников. Политическая реакция во внешней и внутренней политике объяснялась страхом Екатерины II перед Французской революцией 1789 года.

Читайте также:  Биостанция мгу белое море

В 1795 г. был заключен англо-русский военный договор, направленный на объединение реакционных сил Европы против Французской революции. Павел I, вступивший на русский престол в 1796 г., отменил французский поход и отозвал русскую эскадру из Англии. Однако и при новом правительстве взятый Екатериной II курс как во внешней, так и во внутренней политике в своей сущности не претерпел изменений. Царизм по-прежнему беспощадно закрепощал и угнетал крестьян. Всюду в стране царил дикий произвол помещиков и чиновников.

В армии и на флоте вводилась реакционная прусская система обучения. А. В. Суворов был уволен в отставку и сослан в село Кончанское. В то время как в ходе революционных войн во Франции рождалось новое военное искусство, в России преследовалась прогрессивная суворовская «наука побеждать». С воцарением Павла I Севастополь в 1796 г. был переименован в Ахтиар.

После контрреволюционного переворота 27 июля (9 термидора) 1794 г. Франция стала на путь захвата чужих территорий. Наполеоновские войны становились все более реакционными. А когда возникла французская империя с целым рядом порабощенных европейских государств, «тогда из национальных французских войн получились империалистские, породившие в свою очередь национально-освободительные войны прошв империализма Наполеона» .

Завоевание Францией Ионических островов и прилегающих к ним районов Далмации и Албании с целью обеспечить себе господство в Средиземном море угрожало интересам Англии, России и Австрии. Ионические острова позволяли контролировать вход в Адриатическое море и служили мостом между Южной Италией и Балканским полуостровом.

В мае 1798 г. Наполеон, опираясь на захваченные районы в Средиземном море, оккупировал Египет, входивший в Оттоманскую империю. В сентябре Турция, объявив войну Франции, заключила союз с Россией, к которому присоединилась и Англия. Позднее в новую антифранцузскую коалицию вошли также Австрия и Неаполитанское королевство.

Россия направила в Италию 45-тысячную армию, которую по требованию Англии и Австрии возглавил А. В. Суворов. В Средиземное море направилась эскадра, возглавляемая вице-адмиралом Ф. Ф. Ушаковым. Она насчитывала 6 линейных кораблей, [24] 7 фрегатов, 3 брига и 1700 человек морской пехоты . 25 августа 1798 г. эскадра вошла в Босфор.

На военных переговорах с Турцией был принят предложенный Ушаковым план совместных действий в Средиземном море. Было решено основные силы использовать для освобождения Ионических островов, а небольшой отряд кораблей под командованием капитана 2 ранга А. А. Сорокина направить к Александрии для совместных действий с английской эскадрой контр-адмирала Нельсона.

8 сентября 1798 г. русская эскадра у входа в Дарданеллы соединилась с турецкой эскадрой Кадыр-бея, состоявшей из 4 линейных кораблей, 6 фрегатов, 4 корветов и 14 канонерских лодок. Объединенные силы возглавил Ф. Ф. Ушаков . Они развернули борьбу за Ионические острова. Десантные отряды в сентябре — ноябре при поддержке кораблей освободили острова Цериго, Занте, Кефаллония и Святого Мавра.

Однако в руках французов оставался наиболее важный в стратегическом отношении остров Корфу. Его крепость состояла из пяти укреплений, обнесенных мощными гранитными стенами. К востоку от города, окруженного двойным валом с бастионами на крутом мысе Сидеро, находилась цитадель — Старая крепость. Непосредственно от города ее отделял глубокий канал, через который был переброшен подъемный мост. С суши город прикрывался Новой крепостью, оборудованной тремя фортами, укреплениями, высеченными в скале, подземельями и тайными ходами. С моря Корфу защищали укрепления острова Видо, на котором находились пять батарей и центральный редут. В обороне Корфу участвовали и силы французского флота, базировавшиеся в гавани острова, — линейный корабль, фрегат, ряд мелких судов.

Гарнизон крепости Корфу и острова Видо состоял из 3700 человек и насчитывал 650 орудий разного калибра .

Ушаков не располагал достаточным количеством войск для высадки большого десанта, поэтому ему пришлось на первых порах ограничиться блокадой острова.

К Ушакову постепенно подходили подкрепления. В начале декабря у Корфу уже находилась вся эскадра. 30 декабря из Севастополя прибыли два 74-пушечных линейных корабля под общим командованием контр-адмирала П. В. Пустошкина. Таким образом, к 1 января 1799 г. Ушаков уже располагал 12 линейными кораблями, 11 фрегатами и несколькими мелкими судами.

Разрабатывая план Штурма Корфу, Ушаков отошел от традиционных правил действия флота против морской крепости, требовавших атаки ее с суши и блокады с моря. На основе всесторонней оценки обстановки и тщательных расчетов он решил сначала атаковать крепость с моря силами флота, а затем высадить на остров десант.

Штурм Корфу начался 18 февраля. Основной удар наносился по острову Видо. В 7 часов утра на флагманском корабле «Святой Павел» взвился сигнал. Корабли приблизились к острову и открыли огонь. Большая часть береговых батарей противника была подавлена. К 11 часам закончилась высадка десанта, который на две трети состоял из русских гренадеров и моряков. Десантники, быстро преодолев передовые укрепления, достигли середины острова. Здесь противник оказал упорное сопротивление, но не устоял перед натиском атакующих. К двум часам дня над Видо уже развевались русские флаги.

Теперь предстояло овладеть самой крепостью Корфу — последним оплотом французов. Артиллерия кораблей и береговые батареи усилили огонь по крепостным укреплениям и особенно по цитадели противника — Старой крепости. Союзные войска при поддержке десанта с кораблей, насчитывавшего около 900 человек, атаковали форты Авраам и Сальвадор. В некоторых местах русские войска уже овладели крепостной стеной. Под давлением наступающих противник отходил во внутреннюю часть крепости. Штурм усиливался. Ожесточенный бой длился до темноты.

На следующий день комендант Корфу французский генерал Шабо запросил перемирия для ведения переговоров об условиях сдачи крепости. «Я всегда на приятные разговоры согласен», — ответил Ушаков. Бой был прекращен. 20 февраля на линейном корабле «Святой Павел» генерал Шабо подписал акт о капитуляции. На островах Видо и Корфу было взято в плен 2931 человек, в том числе 4 генерала. Русская эскадра захватила богатые трофеи: 54-пушечный линейный корабль, 32-пушечный фрегат и 14 других французских судов, а также 636 орудий и мортир, большое количество боеприпасов, оружия, амуниции и провианта .

Находившийся в Италии А. В. Суворов, получив известие о замечательной победе Ушакова, воскликнул: «Ура! Русскому флоту. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу, хотя мичманом?»

В мае 1799 г. Ушаков провозгласил освобожденный архипелаг Республикой Ионических островов. Ее население горячо приветствовало русских моряков. Жители преподносили своим освободителям многочисленные подарки с благодарственными [26] надписями. В память о выдающейся победе на островах были выбиты особые медали.

После освобождения Ионических островов эскадра Черноморского флота под командованием Ушакова, произведенного в адмиралы, в Средиземном и Адриатическом морях оказывала содействие объединенным русско-австрийским войскам, возглавляемым А. В. Суворовым. Русские моряки участвовали в освобождении от французов Неаполитанского королевства, крепости Бриндизи, порта Манфредонии, блокировали Геную, Анкону и другие порты, нарушали коммуникации противника и топили его корабли. 30 сентября русские войска вступили в Рим.

В ходе боевых действий в Италии русские солдаты, матросы и офицеры в отлитие от англичан проявляли большую туманность к побежденным республиканцам. Когда, например, десантный русский отряд капитан-лейтенанта Г. Г. Белли совместно с неаполитанскими войсками 3 июня 1799 г. штурмом взял занятый французскими войсками Неаполь, офицеры, солдаты и матросы отряда делали все возможное, чтобы сдерживать насилие и жестокость монархистов, спасали пленных от расправы, укрывали беженцев. Иначе поступили англичане. Когда в Неаполь прибыла эскадра контр-адмирала Нельсона и высадила в город 3 тыс. английских и португальских солдат и матросов, все установленные русскими запреты были нарушены и начался кровавый террор, в результате которого в городе погибли тысячи неаполитанцев. Говоря о жестокости монархистов и гуманизме русских воинов, итальянский историк Ботли писал: «Срам Италии и слава Русским» .

26 октября 1800 г. основные силы эскадры Ушакова возвратились в Севастополь. Блестяще проведенная Ионическая кампания и боевые действия флота у берегов Италии вызвали законную гордость у русских людей, но не были по достоинству оценены царским правительством. Адмирал Ушаков, несмотря на огромные заслуги перед Россией, после Средиземноморского похода попал в опалу. [27]

Источник

Adblock
detector