Меню

Амасова пираты кошачьего моря мумия мятежника

Текст книги «Пираты Кошачьего моря. Мумия Мятежника»

Автор книги: Аня Амасова

Жанр: Детские приключения, Детские книги

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Аня Амасова
Пираты Кошачьего моря. Мумия Мятежника

© В. Запаренко, иллюстрации, 2016

© Оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2016

Глава первая
Старые знакомые

Полуденный базар облепила лень. Торговцы стеклянными бусами, халатами, фруктами дремали и всхрапывали. Изредка открывали глаза: нельзя ли кого облапошить.

Тициан Великолепный, капитан судна «Коты и котлета», неторопливо прогуливался вдоль рядов. Его огненно-рыжий хвост гордо раскачивался из стороны в сторону. Позади, плавясь под солнцем, волочился боцман.

– Позолоти ручку, дорогой, – затараторила под ухом Тициана цыганка, – всю правду расскажу. Что было, что будет, чем дело кончится.

Она сверкала белозубой улыбкой. На клюке у нее сидел попугай. Перья птицы, торчавшие в разные стороны – синие, красные, желтые и белые, – не уступали по яркости юбкам хозяйки.

– Отстань, старуха! – отмахнулся Тициан. – Нет у меня монет.

– Зачем обманывать гадалку? Все знаю: и про сундук с деньгами, и про твой красивый хвост…

Тициан замер. Но на всякий случай оглянулся, не подслушал ли кто и на месте ли рыжий хвостище. Историю, как капитан Корноухий отрубил ему хвост, Тициан хранил в секрете.

– Но-но, потише! – зашипел Тициан, кидая гадалке монету. – На, держи. Отвечай, откуда знаешь про… про…

– Про хвост? – снова сверкнула улыбкой цыганка.

– Пр-р-рохвост! Пр-р-рохвост! – завелся попугай. – Капитан пр-р-рохвост!

Скучающие продавцы ковров и точильщики ножей начали просыпаться. Тициан недовольно буркнул:

– Выключи птицу! А не то я в нее пальну…

– Кука хор-р-роший, хор-р-роший, – обиженно сказал попугай, но на всякий случай умолк.

– Откуда ты столько знаешь? – наступал капитан «Котов и котлеты». – Кто рассказал?

До самого берега бесхвостый Тициан прятался в каюте. Как только судно вошло в первый порт, выгнал боцмана за шиньоном, а значит без хвоста его никто и не видел. Разве что сам негодяй Корноухий да два салажонка: девчонка Дженифыр и парнишка Джонни. А может, проболтался боцман?

– Я молчал, – угадал ход мыслей капитана серый кот.

– Никто не говорил, милый, – подтвердила гадалка. – Все вижу. Прошлое вижу. И будущее вижу.

– И что там у меня в будущем? – заинтересовался Тициан, протягивая лапу для гадания.

– Удача. Большая удача тебя ждет. Много сокровищ… Несметное богатство! Монеты неисчислимые, слитки золотые, кирпичи серебряные, ложки мельхиоровые…

– Где? – заглядывая в лапу хозяина, изумился боцман.

– Да вот же! – ткнула гадалка в ладонь Тициана. – Вот слитки, вот ложки.

– А где? Где они, эти сокровища.

– Это я тебе, милый, по ладони не отвечу. Тут карты раскинуть надо. Позолоти ручку – чудесные карты разложу, все расскажу – где сокровища искать, куда путь держать, как кораблем управлять…

Вторая монета блеснула на солнце и исчезла в складках многочисленных юбок. Достав колоду, цыганка устроилась в тени шатра. Рыжая голова Тициана Великолепного и пятнистая – боцмана склонились над ковром гадалки.

– Путь тебе выпадет долгий да трудный, – начала она, раскладывая пасьянс. – К берегам острова Дохлого Мятежника. Там, в его гробнице, и лежит заветный клад.

– Не спеши, дорогой… Клад-то лежит, да карты говорят, должен ты выйти из порта в пятницу…

– В эту? – Боцман схватился за сердце. – Тринадцатого?

– Конечно. – Гадалка кивнула на бубнового короля. – Видишь, черным по белому написано: «Пятница, тринадцатое».

На карте ничего не было написано – король как король. Боцман отер влажный лоб:

– Дурная примета! Не можем…

– Можем, – оборвал его Тициан. – Ради денег мы можем все!

– Не сомневаюсь, – хитро прищурилась цыганка. Поверх короля легли дама, семерка и туз. – Запомни: ступив на корабль, ты трижды чихнешь на левом борту.

– Ты что! Погубить нас хочешь?! – взвился боцман.

– Так карты сказали. – Гадалка пожала плечами. – Вот, видишь? Пиковая дама!

– Это она говорит? Врет. Все женщины врут.

Лапой заткнув помощнику рот, Тициан кивнул:

– Согласен. Чихнуть так чихнуть… Это все? Если я сделаю это, несметное богатство мое? Ты точно знаешь?

– Да раздерут меня дохлые кошки! Да сожрет меня объевшийся крокодил! – поклялась цыганка. – Такие сокровища найдешь – джинны обзавидуются!

Боцман умоляюще взглянул на Тициана:

– Капитан, где это видано: чихать на левом борту?! А пятница тринадцатого – верная гибель! Матросы не одобрят…

– Кто?! – вздернул бровь Тициан Великолепный. – Эти оборванцы, голодранцы, кошачий сброд?! Да где б они были, если б не я? Варили мыло? Охраняли помойки? Запомни: я не верю в приметы! Все это су-е-ве-ри-я! Любой, кто хоть день проучился, знает: сверхъестественного не бывает… Правда, красотка?

Он обернулся к гадалке, но той и след простыл. Исчезла вместе с попугаем, как будто растворилась.

Глава вторая
Морские приметы

Спокойное, словно сытый удав, море держало у причала небольшой кораблик. На мачтах бессильно повисли сотканные из золотых нитей паруса. Как бы они сверкали на ярком солнце, наполни их ветер! Но, увы, вот уже неделю стоял полный штиль.

Портовый нищий, выйди он в эдакую жару на берег, заметил бы у борта лиса-монаха, с головы до ног измазанного краской. Приглядевшись, он обратил бы внимание, что в ухе монаха сверкает пиратская серьга. С пояса свисает шнурок с узелками, а на шее болтается подкова.

Вооруженный ведром и кистью, монах терпеливо выводил название судна. Буквы «Д» «Ж» «Е» «Н» «И» «Ф» «Ы» уже подсыхали. Работа кипела над буквой «Р».

– Вот за что люблю капитана, – бормотал лисенок, вытирая кистью вспотевший лоб, – так это за… храбрость. Назвать корабль девчоночьим именем! Засмеют же.

Читайте также:  Амира дома у моря

Его чуткое рыжее ухо уловило шорох и шелест крыльев.

– Почти готово, капитан, – отрапортовал монах, ожидая увидеть Джонни Воробушка с крикливым Кукабарой на плече.

Но его взору предстала цыганка с попугаем.

– Чур меня, чур! Сгинь с моих глаз, лживая ведьма!

– На себя посмотри, – повела плечами цыганка. – Тоже мне, полосатый лис!

Лисенок и правда был рыжим в белую полоску. Ведь кисточка с краской сегодня не раз сгоняла с носа нахального краба, чесала за ухом и смахивала щекочущий пот. Как луковичную шелуху, гадалка принялась срывать с себя юбки и шали. До тех пор, пока не превратилась в Джонни Воробушка.

– Что это тебе в голову взбрело? – подозрительно поинтересовался лисенок. – Ты зачем так вырядился?

– Да так. Встретил старого знакомого, Тициана Великолепного! Последний раз мы виделись, когда капитан Корноухий отрубил ему хвост. Где только новый раздобыл?

– Капитан прохвост, капитан прохвост, – завелся Кукабара, выдергивая из собственного хвоста яркие перья. – Глупый веер! Выгляжу нелепо, как попугай.

– Видел бы ты глаза Тициана, – смеясь, добавил Воробушек, – когда я нагадал ему про сокровища! Он даже выйдет в море в пятницу тринадцатого и трижды чихнет на левом борту…

– Не может быть! – ахнул монах.

– Клянусь зубами крокодила!

Лисенок задумчиво поболтал кисточкой в ведре с краской.

– Джонни, я понимаю, ты сердит на Тициана, – наконец произнес он, – но нельзя навлекать на других беду!

– Ну хватит! – рассердился Воробушек: чудесное настроение как волной смыло. – Никакой беды я не навлекал. Просто пошутил! Хотел узнать, исправился он или нет. Оказалось, нет. Сто раз – нет. Как был жадюгой, так и остался.

Джонни подкинул на ладони два золотых и попробовал их на зуб.

– Вот видишь: фальшивые! Я ему что, за два фальшивых золотых должен был настоящих сокровищ нагадать?

– А я не про гадания. Я про легенды и приметы.

Джонни удивленно поднял бровь:

– Ты ведь монах, мой верный лис! Легенды, приметы – все это сказки для малышей.

Тот, кто видел Воробушка раньше, сейчас узнал бы его с трудом. Котенок Джонни подрос, возмужал, а еще появилось в нем что-то капитанское. Что-то, что заставляло прохожих оборачиваться, а матросов почтительно замирать. И только монах-лисенок почему-то смел ему перечить.

– Кое-какие, может, и сказки, а кое-какие очень даже всамделишные, – проворчал лис. – Может, оттого мне и не живется в монастыре, что я в приметы верю? Может, я потому и скитаюсь по морю, что хочу легенду увидеть?

– Какую такую легенду? – К Джонни вновь вернулось веселое расположение духа, он с интересом разглядывал лисенка. – Эй, лис, ты ничего не говорил мне об этом…

– Ну, – лисенок смущенно топтался, жалея, что проболтался, – есть одна легенда… О прекрасной русалке, полюбившей монаха. Только не смейся! Говорят, он тоже в нее влюбился. Они долго встречались – ничего такого, просто беседовали. И монах поклялся найти для русалки душу. Но у него, похоже, не вышло – это же душа, не что-нибудь, где ты ее достанешь?! Русалка покинула монаха, навсегда уплыв в синее море.

Там, где она выходит на берег, лежат такие крохотные серо-зеленые камни – это ее слезы. Вот. Где-то так…

– А монах? – спросил Воробушек.

– С монахом что стало?

– Понятия не имею! – фыркнул лисенок. – Какое мне дело до парня, который упустил свою любовь. Но ты ведь поверил? Да? Смотри-ка! Поверил! А говорил – легенд не бывает! Что это, по-твоему? Сказка для малышей? Что, съел?! А еще я знаю, как добывают ветер…

– Ах ветер! – прищурился Джонни. – А что же я тогда его неделю не вижу? Где он, твой ветер? Семь дней полнейшего штиля! Может, покажешь, как это работает? А мы с Кукабарой посмотрим…

Путаясь в рясе, взволнованный лисенок неуклюже поднялся на борт и почесал длинный нос.

– Сейчас-сейчас… Для того, чтобы вызвать ветер… надо… надо… вспомнил! Надо облить паруса водой!

Зачерпнув воды прямо в ведро с краской, монах понесся к мачтам, но, запутавшись в рясе, растянулся на палубе.

– Ты что, сбрендил? – вскричал мокрый Кукабара. – У меня теперь перья белые! Кто я, по-твоему? Аист?

– Ой, извини, я случайно, – прокряхтел, поднимаясь, лис. – Не страшно – новые вырастут…

– Да? – подозрительно хохотнул Кукабара. – А до этого что? Лысым ходить?

Монах стукнул себя по лбу:

– Точно! Чтобы появился ветер, надо обриться наголо! Так, кому тут не нравятся его белые перья.

Кукабара взлетел на плечо к Джонни Воробушку.

– Спаси меня, капитан! Не стану я ходить как рождественский индюк!

– Действительно, лис, придумай что-нибудь другое, – примирительно заметил Воробушек. – Иногда я и сам не прочь ощипать Кукабару… Но только когда очень голоден.

Птица обиженно насупилась.

– Хорошо, – согласился монах. – Можно еще ботинок к мачте привязать.

– Твой ботинок, – на всякий случай уточнил Джонни.

Вскоре на мачте красовалась дырявая обувь лиса.

Воробушек с сомнением потянул носом горячий воздух. Но не почувствовал и слабого дуновения.

– И чего? Ты серьезно веришь, что ботинки изменят погоду?

– Точно! – Монах стукнул себя по лбу еще раз. – Ветру мало одних ботинок! Надо сделать что-то еще… Ну конечно!

Осененный идеей, лисенок снова помчался к борту. Если бы портовый нищий увидел эту картину, он бы вылил себе на голову ведро холодной воды: чтобы не мерещилось от пекла. Перевесившись через борт, лис-монах с увлечением заправской ведьмы размахивал лохматой шваброй.

Утомившись, он отбросил швабру в сторону.

– Ну, что я тебе говорил! – торжествовал Воробушек. – Приметы – это просто выдумки.

Читайте также:  Какие моря пересекал афанасий никитин во время своего путешествия

– Что ж, – монах развел лапами, – значит, остается последний способ…

– И какой. – хмыкнул Джонни. – Утопишь якорь? Выломаешь штурвал?

– Нет. Предание гласит: если ничего не помогает – надо выпороть юнгу.

Монах и Воробушек одновременно уставились на Кукабару.

– Ну уж дудки! – завопил тот и взвился в воздух.

Однако внезапный порыв ветра отбросил Кукабару назад, и он рухнул на палубу.

Золотые паруса будто ожили. Поднялись. Ослепительно вспыхнули. Натянулись, дрожа, готовые хоть сейчас, сию секунду унести судно в открытое море.

– Вот видишь, – ликовал лисенок, обнимая потрясенного Воробушка. – У меня получился ветер!

Глава третья
Веселые скелеты

Парусный бриг появился у южного берега острова Святой Гиены так внезапно, словно возник из морской пены. Двое – один в украшенной перьями шляпе, другой с зонтом из пальмовых листьев – издалека разглядывали судно.

– Странно, как этот бриг здесь оказался. – протянул тот, что в шляпе, сооружая из листа агавы что-то наподобие подзорной трубы. – Не иначе как галсами… За кливер и марсель штурману двенадцать плетей, а капитана – в матросы! Как звать посудину, Громила?

– Ле-ту-чий го-ла-дла-нец… – прочел по слогам обладатель зонта. – Нет, гол-лан-дец.

– Летучий? Что ж, хорошее имя. С этого острова только улететь и можно!

Ни один матрос не сошел с корабля на Святую Гиену. Но и на борту никого не было видно. Никто не чинил паруса, висящие рваными тряпками. Не драил палубу. Не отдыхал на баке.

– Здесь что-то нечисто, мистел Флинт, – отступая назад, проворчал Громила. – Мне кажется, там пливидения…

Флинт Котес (а это был именно он, легендарный капитан Корноухий, когда-то в порыве гнева разделивший Тициана Великолепного с его хвостом) ухватил пирата за ворот тельняшки.

– Предпочитаешь остаться здесь?

– Да, капитан. Это плохой колабль. Надо ждать длугой.

– Другой? – изумился Корноухий. С тех пор как команда «Ночного кошмара» подняла бунт и высадила его на остров, мимо не проходил ни один корабль. – Очнись, приятель! Ты где-нибудь видишь пристань?

Пират огляделся, словно только что очутился здесь.

– Не видишь, – ответил себе Флинт Котес. – А почему? ПОТОМУ ЧТО ЕЕ ЗДЕСЬ НЕТ! Корабли не приходят сюда один за другим. И по местному расписанию следующий рейс – лет через триста.

– Ну и пусть, – упрямо твердил Громила. – Колабль с пливидениями – жуть! Я лучше тут умлу. Тепло и сытно.

– Тоже мне, нашел Лаберланд[1] 1
Лаберланд – рай для моряков умерших на суше.

[Закрыть] ! – фыркнул Корноухий. – Да ты посмотри на нас: едим бананы, кокосы и целыми днями жаримся на солнце! Еще немного – и я превращусь в пирог с фруктовой начинкой. «Пирожки! Пирожки! А вот кому пирожков с кошатиной. » Все! Надоело! Хватит! Я иду на корабль – с тобой или без тебя.

Палуба «Летучего голландца» представляла собой жуткое зрелище. На капитанском мостике, на баке и юте – всюду лежали скелеты. Истрепанные штормами лохмотья прикрывали иссохшие кости, пустые глазницы смотрели в небо.

Корноухий поднял череп и бережно стряхнул с него пыль:

– Он твой плиятель?

– Вообще-то, нет. Но в юности мне нравился театр.

– Стлашно следи мелтвяков… – Громила поежился, как от холода, хотя погодка стояла жаркая.

– Страшно среди живых, Громила! Это живые предают тебя, выкидывают за борт и палят в уходящую лодку. А скелеты только костями гремят… – Флинт Котес повернул черепушку к Громиле. – Смотри: он нам улыбается!

– Не дрейфь! Скелеты просто радуются. Потому что это веселые скелеты. Правда, ребята? – Корноухий огляделся. – Не пойму только, который из вас капитан. Вы тут словно близнецы-братья. Ну да ладно. Видно, нет у вас капитана. А иначе зачем бы вам остров Святой Гиены? Поэтому командовать буду я. Нет возражений?

Приложив лапу к уху, Корноухий сделал вид, что прислушивается.

– Возражений нет. Отлично. Ну что, здорово, моряки! Слушай мою команду: флагшток – чинить, паруса – латать, завтра отправляемся в путь.

Флинт Котес по-отечески обнял привязанного к мачте матроса (несмотря на собственную кончину, тот не расстался с любимой фляжкой) и хорошенько дернул его за локоть. Рука, скрипнув, поднялась, предлагая капитану хлебнуть.

– Мне все равно, кто у меня в команде: коты, скелеты или даже черти, – известил Корноухий. – Так славно вновь стать капитаном! Громила, марш за провиантом!

Поднявшись на палубу, Громила от удивления только глазами захлопал. Хитроумно сплетенные канаты и тросы абордажными кошками удерживали скелеты пиратов. Каждого – на своем месте. Вахтенного – на вахте, штурмана – у штурвала, первого помощника – в бочке на мачте. Всё вместе – и крепкие морские узлы, и хитроумно сплетенные канаты – напоминало гигантскую паутину для отлова скелетов.

– Это ты холошо плидумал, – похвалил капитана Громила. – Пливязать, чтобы не блодили…

Корноухий закрепил концы канатов на юте, который стал похож на исполинскую лютню. Громила с изумлением взирал на капитана.

– Ты, верно, решил, что я спятил? – поинтересовался Корноухий.

– Я так и подумал. – Флинт Котес смущенно закрутил ус. – Не стану утверждать обратное.

Я и сам не могу поклясться, что это не так. Но, разрази меня гром, как я соскучился по команде!

– Я понял, – сказал Громила, осененный страшной догадкой. – Ты хочешь их оживить. Велнуть с того света.

– Ну, вроде того… – Корноухий подмигнул позеленевшему от страха пирату. – Ты был когда-нибудь в кукольном театре?

Лапы Корноухого поднялись в воздух, на мгновение замерли и обрушились на канаты-струны.

Под соло скрипящей реи скелеты задергали кистями и коленками, отплясывая уморительный танец.

– Живите, ребята! – бушевал капитан. – Теперь вы – моя команда! Самых отважных и страшных пиратов в Кошачьем море! Громила, поднимай черный флаг!

Читайте также:  Найбільші моря атлантичного океану

Глава четвертая
Немного колдовства

Обойдя опасный риф, корабль с названием «Дженифыр» взял курс на восток. На баке задумчиво рыбачил лисенок-монах. Снасти болтались в кильватере так, что даже самая безмозглая рыба не попалась бы на эту удочку. Впрочем, лис не смотрел на поплавок.

– Вот мы сейчас закатом любуемся, – укоризненно напомнил он стоящему у штурвала Джонни, – а на Тициана несчастья сыплются. Тебя должна грызть совесть.

– Ага, – беспечно согласился Воробушек. – Гляди, я весь в дырках!

Он поднял лапу, выставляя на обозрение разодранный под мышкой камзол.

– И я, – присоединился Кукабара. – Перья вон все клочками просто. То ли совесть, то ли моль. Или кто-то краской облил…

– Я же извинился, – виновато протянул лисенок. – Кто старое помянет – тому глаз вон!

– Ты слышал? – Кукабара возмущенно клюнул Воробушка в ногу. – Он хочет лишить меня зрения!

Неожиданно удочка в лапах лисенка дернулась, едва не скинув рыболова за борт. Лис-монах потянул изо всех сил. Он тянул и тянул. Упирался лапами. Хватался за леер. Снова тянул… Вдруг над водой взметнулся изумрудный хвост. Жалобно взвизгнула лопнувшая леска, и лисенок прокатился по палубе, сбивая снасти, бочки и Кукабару.

– Ух ты! Я почти поймал нам ужин, – восторженно вопил лис, размахивая лапами. – Во-о-от такая рыба!

– Значит, мне повезло, – проворчал Кукабара, проверяя сохранность крыльев. – Шлепнись вы на меня вдвоем – ужин мог стать поминальным.

– Помолчите оба, – шикнул на команду Воробушек. – Слышите?

На палубе на мгновение воцарилась тишина, и в наступившем безмолвии до Воробушка донесся высокий нежный голос.

– Что это? – Джонни вопросительно посмотрел на монаха.

– Будто поет кто-то…

– Вы о чем? – Кукабара недоуменно крутил головой. – Ничего не слышу. Все, точно, я оглох. Монах! Что ты сделал с моим слухом?!

– Кукабара, замолчи по-хорошему. – Джонни ощущал, как воздух вокруг наполняется тревогой, становясь липким и тягучим. – Ты тоже чувствуешь это, лис? Тот, кто поет, ему очень грустно…

Лисенок хотел по обыкновению стукнуть себя по лбу, но спохватился и лишь аккуратно потрогал свежую шишку размером с кулак.

– Я знаю, кто это! Джонни! А хвост-то, хвост – зеленый такой! И ведь чуть не утащила меня… Вот дела! Клянусь всеми святыми, это русалка! Ну помнишь, я говорил – та, что полюбила монаха.

– Да-да. Прекрасная песня, прекрасная русалка… – Воробушек задумчиво повернул штурвал, меняя курс корабля.

– Подожди, – встрепенулся лис. – Ты хочешь отправиться к ней? Но… русалка не рыба. Заколдует так, что не расколдуешься…

Воробушек равнодушно пожал плечами. Тревога вдруг отошла, уступив место крепкой вере, что ему следует плыть на голос. Совсем близко – на расстоянии вытянутой лапы, а может, ста сотен вытянутых лап – кто-то тоскует по нему, как тоскуют по уехавшим близким или по утерянной драгоценной игрушке. И если он сейчас не помчится на всех парусах, рассекая волны и клочья тумана, крохотное нежное сердце не выдержит их разлуки.

– Заворожила она тебя, что ли? – обиделся было лисенок и вдруг заметался по палубе. – Заворожила! Точно! Кукабара, ты как?

– Добить меня хочешь? Я еще живой. И не приближайся ко мне!

– Я не об этом! Ты что-нибудь чувствуешь?

– Крыло болит. Два крыла!

– Ты слышишь, как она поет? – не унимался монах. – Зовет? Тянет?

– Совсем ополоумел. – Кукабара нахохлился. – Ничего я не слышу. Тебя бы так по голове треснуло…

Убедившись, что на птиц колдовство не действует, лисенок отчаянно перебирал амулеты. Где тот, что отводит чары? Подкова? Крест? Святой Антоний? Как же он готовился к этой встрече! И вот – все позабыл. Кажется, нужен мел, чтобы начертить магический круг. И осиновый кол. Нет, осиновый кол – для вампиров. Святая вода? Точно! Три капли. Не взять ли целую фляжку? Но главное – не слушать ее пение. Иначе все, пропал!

Схватив пару бананов, лис спешно заткнул ими уши.

Мир изменился. Волны не шумели. Снасти не скрипели. Ветер не выл. Кукабара открывал рот. Ти-ши-на.

А корабль Джонни Воробушка мчался на зов. Паруса «Дженифыр» полыхали в догорающем закате.

…В нежные сети поймаю тебя,
Сожгу твои весла, порву паруса.
И звезды погаснут. Весь мир – только я.
Останься, останься со мной навсегда!

– Скала. Джонни! Скала. – отчаянно вопил монах, стараясь выхватить штурвал из лап капитана.

Завороженный песней, Джонни вел свое судно к манящему берегу. Не замечая ни царапающих борт камней, ни несущейся к ним на полной скорости скалы. Среди вылизанных водой валунов Воробушек различал одинокую фигурку девушки. Она сидела на берегу, ничуть не пугаясь волн, рассыпающихся на миллионы брызг. Ее рыжие волосы струились по плечам водопадом. А еще у нее был хвост. Огромный изумрудный рыбий хвост!

– Да вы заодно! – метался по палубе Кукабара. – Ну точно: сговор! Мечтаете раскатать меня в лепешку?

Скала неотвратимо надвигалась.

Никогда в жизни Кукабара не сделал бы этого. И уж совершенно точно лис-монах не думал, что сможет так поступить. Но только оба кинулись друг к другу, крепко обнялись и зажмурились.

– Стой. – закричала русалка, протягивая лапы навстречу летящему кораблю.

В то же мгновение ветер утих, корабль покорно замедлил ход и, будто сев на мель, замер.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра — распространителя легального контента. Поддержите автора!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО «ЛитРес» (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Источник

Adblock
detector