Меню

Балтийское море затонувшие корабли

На дне Балтики найдены корабли X или XI века

12 затонувших кораблей найдены на дне Балтийского моря, их обнаружили во время подготовительных работ по прокладке газопровода «Северный поток». Один из них, по предварительным оценкам историков, потерпел крушение на рубеже X и XI веков. Шведские археологи обратились к руководителям проекта Nord Stream с просьбой сохранить памятники старины.

Проект XXI века открывает артефакты раннего Cредневековья. На дне Балтийского моря найдены 12 затонувших кораблей. Их обнаружили, когда исследовали будущую трассу газопровода «Северный поток», который призван напрямую связать поставщика — Россию — и потребителей.

Находки лежат восточнее и южнее острова Готланд. Здесь всегда сходились многие морские торговые пути. Затонули корабли на глубине около ста метров. Суда относятся к различным эпохам развития Европы, но наибольшую ценность для историков, конечно, представляют обломки корабля, которые в данный момент предварительно датируются эпохой раннего Cредневековья – X или XI веком. Возможно, это боевой драккар одного из легендарных скандинавских конунгов.

Три корабля практически целы, сохранили не только корпус, но и оснастку, украшения, палубные детали. За штурвалом мог стоять шведский рулевой, который двести лет назад вел корабль в Стокгольм, но напоролся на камни у острова Готланд. Хорошее состояние объясняется довольно просто — специфической средой Балтийского моря, здесь нет корабельного червя. Так что суда лежали на песчаном дне, как в грандиозном морском музее, который охраняли сами воды Балтики.

Теперь за сохранность экспонатов будут отвечать люди. Представители национального музея морской истории Швеции уже обратились к руководителям проекта Nord Stream. В итоге было принято решение — подводные памятники, которые веками находились на дне, не должны пострадать.

Власти изучили обломки кораблей. Руководство Nord Stream, принимая во внимание культурное и историческое значение находки, пообещало, что при строительстве труборовода не будет нанесен никакой ущерб.

Как выяснилось, корабли лежат не на пути нитки газопровода, а в так называемом якорном коридоре. Он будет использоваться для стоянки судов, задействованных при строительстве Северного потока. План работ немного скорректируют, так, чтобы не повредить обломки кораблей.

Шведские историки будут пристально изучать кадры фото- и видеосъемки, собранные во время исследования морского дна. Дальнейшего исследования обломков пока не предполагается. Поднимать корабли тоже не будут. Они останутся на дне памятниками развития торговых и международных отношений в Балтийском регионе.

Источник

На дне Балтики калининградские океанологи нашли затонувшие корабли и сероводородные впадины

Калининградские океанологи во время 56-й экспедиции НИС “Академик Иоффе” нашли на дне Балтийского моря затонувшие корабли и сероводородные впадины. Об этом “Клопс” рассказала начальник экспедиции Атлантического отделения Института океанологии им. Ширшова РАН Марина Ульянова.

Неопознанные объекты в шведской зоне

Исследования велись в территориальных водах Польши и Швеции с разрешения государств. На борту НИС “Академик Иоффе” находился наблюдатель Министерства климата Польши. Большую часть работ на дне в российской зоне пришлось отменить из-за учений ВМФ России.

Нам удалось поработать в польских и шведских водах, где были обнаружены два потенциально опасных объекта, которые не были ранее нанесены на навигационные карты. Без видеосъёмки, подводного обследования пока сложно сказать назначение и степень разрушения этих объектов. Один из них — прямоугольной формы, примерно размером пять на шесть метров, возможно контейнер. Не исключено, что с грузом. Второй — очевидно — судно, длиной около 20 метров”, — объяснила Ульянова.

Кислород на нуле

За десять суток экспедиции учёные исследовали состояние экосистемы Юго-Восточной и Центральной Балтики, особенности рельефа дна, зон отсутствия кислорода и сероводородного заражения, опасных для морских обитателей. Практически во всех районах с глубинами более 90 метров на дне нет или не хватает кислорода, но есть убийственный для жизни сероводород.

Мощность слоя “сероводородного заражения”, покрывающего морские впадины, достигает 10-20 метров. Последний большой заток “свежих”, богатых кислородом вод Северного моря, был пять лет назад. Из-за накопления сероводорода рыбы начинают мигрировать в районы с большим содержанием кислорода или погибают.

Из 30 станций, где отбирались пробы на сероводород, на 20 станциях он присутствовал. — говорит Марина Ульянова, — но, несмотря на отсутствие признаков затоков во впадинах, мы нашли живых моллюсков Astarte borealis на Гданьско-Готландском пороге, более мелководном участке. Эти ракушки — виды, принесённые из Северного моря. Это свидетельствует о существовании водообмена. Изучение пути поступления придонных вод — наша следующая цель”.

Парниковый газ

Учёные обнаружили в Балтийском море поля газонасыщенных осадков, в составе смеси есть метан — второй по значимости парниковый газ. Пробы сейчас обрабатывают, но при отборе фиксировались пузырьки газа, что свидетельствует о значительном количестве метана.

В июле 2020 года океанологи с помощью специального гидролокатора просматривали дно и видели несколько затонувших кораблей.

Среди них нашли подводную лодку. Объект сфотографировали и уточнили координаты. И ещё обнаружили два судна, которых не было в международной базе данных. Предположительно, это немецкие баржи, которые затонули в конце Великой Отечественной войны. Они лежат рядом. Тогда из Пиллау и Данцига немцы вывозили на баржах людей, технику, оборудование, ценности», — вспоминал начальник экспедиции Дмитрий Дорохов.

Поход продлится десять дней

«>намеревались оценить влияние затонувших объектов на экологию Балтийского моря.

Источник

Рембрандт под водой: корабли с сокровищами на дне Балтийского моря

На дне Балтийского моря нашли 12 затонувших кораблей. Их обнаружили во время подготовительных работ по прокладке газопровода «Северный поток — 2». По версии историков, один из кораблей потерпел крушение в конце X — начале XI века. Возможно, это боевой драккар викингов. Археологи уверяют: на дне Балтийского моря покоятся несколько тысяч судов. Многие — в отличном состоянии, в том числе и бригантина «Фрау Мария». Двухмачтовый парусник, перевозивший предметы роскоши и картины голландских мастеров XVII века, затонул более 200 лет назад. Почему корабль до сих пор не подняли на поверхность? И на каком затонувшем судне находятся сокровища для императорского двора Елизаветы I? Об этом рассказали эксперты программы «Загадки человечества» с Олегом Шишкиным на РЕН ТВ.

Читайте также:  Отели люкс черное море

Груз для императрицы

Полтора миллиарда евро — в такую цену эксперты оценивают стоимость груза на борту парусника «Фрау Мария». Коллекция саксонского фарфора, золотые и серебряные статуэтки, а главное, больше 300 картин фламандских и голландских художников — все эти ценности закупили в Амстердаме посланники Екатерины II. Полотна предназначались для Эрмитажа и Царского Села.

«Только Екатерина II могла позволить себе купить такую коллекцию картин. Там один триптих художника Доу стоил столько, что на эти деньги в Москве можно было построить трехэтажный особняк. Еще были ученики Рембрандта и так далее», — подчеркивает специалист по глубоководным работам Андрей Шпигель.

Катастрофа у Або

В октябре 1771 года «Фрау Мария» вышла из Амстердама. Когда парусник проходил мимо шведского города Або, начался сильный шторм. В этом районе десятки островов, пройти между которыми сложно, особенно в бурю и при отсутствии современного навигационного оборудования. Вскоре волна ударила корабль о скалу. Экипажу судна удалось спастись, а вот парусник со всеми сокровищами ушел на дно Балтики. Когда Екатерина узнала о крушении, то пришла в ярость. Она была уверена, что к гибели судна причастны шведские пираты. Русская императрица отправляла королю Густаву III письма с требованиями поднять корабль со дна, но послания остались без ответа. Отношения между Россией и Швецией заметно накалились.

Заповедник с сокровищами

В 1999 году затонувший корабль отыскала команда финских дайверов на глубине 40 метров. Водолазы изучили множество архивных документов, чтобы установить местонахождение «Фрау Марии». Поисковики рассчитывали, что им достанется хотя бы часть ценного груза. Как предполагают эксперты, живописные полотна и предметы роскоши почти не пострадали под водой.

«Предметы антиквариата были упакованы очень тщательно. Кожаная упаковка в свинцовых ящиках, и все это залито воском. Степень герметичности должна быть очень хорошей», — говорит историк Игорь Васильев.

Сейчас затонувшая «Фрау Мария» находится в территориальных водах Финляндии. Власти Суоми сразу отвергли притязания дайверов на сокровища. Они объявили, что все ценности на борту корабля принадлежат государству. Район оперативно занесли в список заповедников — никаких работ там проводить нельзя.

Возможные претенденты

На сокровища «Фрау Марии» могут претендовать четыре страны: Россия как «принимающая сторона», Нидерланды, откуда шло судно, Финляндия, у берегов которой находится парусник, а также Швеция, в состав которой в XVIII веке входила Финляндия. Большинство экспертов считает, что ценности по праву принадлежат России, ведь Екатерина оплатила груз и зафрахтованное судно. Однако Финляндия ссылается на свой закон о памятниках древности. Согласно документу, если затонувший корабль находится в финских территориальных водах дольше 100 лет с того дня, как страна получила независимость, он переходит в собственность государства.

Рука помощи

Российские власти не раз предлагали финнам помочь поднять судно из морских глубин без претензий на груз. Эту операцию готовы профинансировать наши меценаты. Они хотят спасти шедевры живописи, которые похоронены на дне Балтики. По некоторым сведениям, среди полотен могут быть даже картины самого Рембрандта. Российские специалисты представили финской стороне компьютерную модель аппарата, с помощью которого можно поднять парусник.

«Мы изготовили так называемую судоподъемную траверсу, где на мягких стропах, как на колыбели с управляемым подъемом, мы бы подняли этот замечательный парусник вместе с грузом, поставили бы его тут же в док, осушили и дальше уже кранами вынули груз. Вообще не составляет никакого труда», — делится Андрей Шпигель.

Табакерки и шампанское

Однако финны почему-то не торопятся спасать артефакты. Пока водолазы подняли с парусника судовую кассу, где хранилось 700 русских монет и несколько мелких предметов. Все они выставлены в музее ближайшего города Турку. А в музее города Котки хранится целая коллекция предметов роскоши, принадлежавших российскому императорскому дому. Финские ныряльщики подняли ценности с галеона «Святой Михаил». Корабль затонул в середине XVIII века.

«В 2001 году около берегов финского острова Борсте был обнаружен еще один корабль. Вез груз предметов роскоши для двора русской императрицы Елизаветы I. В этом грузе, например, было 36 золотых табакерок», — рассказывает Игорь Васильев.

Самым необычным кладом на дне Балтики считаются 4,5 тысячи бутылок шампанского урожая 1907 года. Винный склад шведские дайверы обнаружили в трюме грузового судна Йончоппинг. Во время Первой мировой войны транспорт с шампанским потопила немецкая подлодка. Четверть сотни бутылок продали более чем за три тысячи долларов. Вся партия, таким образом, оценивается примерно в восемь миллионов долларов.

Раздолье для поисков

По словам исследователей, Балтийское море — это настоящая сокровищница с кладами. В его глубинах покоятся тысячи кораблей с ценнейшими артефактами. Многие деревянные суда сохранились в отличном состоянии: вода низкой температуры спасает дерево от разложения. Кроме того, в водах Балтики не водятся корабельные черви — моллюски, которые точат древесину. Больше всего погибших кораблей находится в Выборгском заливе, где в июле 1790 года произошло крупное сражение между флотами России и Швеции.

О невероятных событиях истории и современности, об удивительных изобретениях и явлениях вы можете узнать в программе «Загадки человечества» с Олегом Шишкиным! Смотрите с понедельника по пятницу в 13:00 на РЕН ТВ.

Источник

Затонувшие сокровища Балтики

Сколько кораблей покоятся на дне Балтийского моря в пределах границ РФ, что на них ценного, как они охраняются? Об этом рассказал секретарь комиссии географии океана РГО, дайвер с 27-летним стажем Александр Ингилевич.

Не так давно, в мае 2014-го, у берегов Гаити археологи обнаружили обломки каравеллы «Санта-Мария», на которой Колумб открыл Америку. К огромному сожалению исследователей, корабль, который находится на глубине 5 метров, уже успели разграбить подводные пираты. А годом раньше, в мае 2013-го, недалеко от острова Гогланд в Балтийском море водолазы подводного исследовательского отряда Русского географического общества нашли парусный линейный корабль «Лефорт», участвовавший в обороне Кронштадта в годы Крымской войны. На его палубе хорошо сохранились пушки, одна из шлюпок и главный штурвал, а в каютах — личные вещи моряков, холодное и огнестрельное оружие, посуда, корабельные приборы и шкиперское имущество. Место гибели линкора объявлено воинским захоронением и защищается международным законодательством. Но где гарантия, что этот исторический парусник, так же, как и «Санта-Марию», не разграбят?

Читайте также:  У моря есть берега у неба есть облака

Сколько вообще кораблей покоятся на дне Балтийского моря в пределах границ РФ, что на них ценного, как они охраняются? На эти и другие вопросы «Росбалту» ответил Александр Ингилевич, специалист по подводной археологии, секретарь комиссии географии океана РГО, инструктор PADI, дайвер с 27-летним стажем, изучивший десятки кораблей-«утопленников».

— Балтику по праву можно считать морем затонувших кораблей. На сегодняшний день там зарегистрировано 26 703 таких судна, в том числе в российском секторе — более 10 тысяч единиц. Все они затонули в период с 1128 по 1947 год, и только половина охраняются государством. Как свидетельствует атлас затонувших кораблей Балтийского моря, который недавно составили российские ученые, в акватории Финского залива, например, находятся более 5 тысяч объектов. Из них 2,5 тысячи — суда, 1,5 тысячи – самолеты, а также лодки, машины, танки, тракторы, пушки и различное мелкое снаряжение. Четверть погибших кораблей относятся к русскому флоту, 19% — к немецкому, 17% — к английскому, 15% — к шведскому, 8% — к голландскому, 7% — к финскому. Остальное – норвежские, датские, французские, американские, итальянские, эстонские и латвийские суда. А самая большая концентрация погибших кораблей зафиксирована в Выборгском заливе, где в июле 1790 года произошло крупное сражение между флотами России и Швеции. Что интересно – из числа ста самых ценных кораблей на Балтике 8 находятся в наших водах.

— Говорят, что многие из этих кораблей и судов беззастенчиво разграбляют так называемые «черные дайверы», которые уносят оттуда ценные вещи и продают в частные коллекции. Это правда?

— Такие подводные кладоискатели, которые ищут на дне, так сказать, пиастры с затонувших галеонов, есть во всем мире, не только на Балтике. Защитить от них останки исторических кораблей очень трудно. И подводные пираты этим пользуются. Например, много чего ценного уже украли на эскадренном броненосце «Гангут», затонувшем 12 июня 1897 года в результате столкновения с каменной банкой в Выборгском заливе. Помимо личных вещей экипажа и офицеров, на этом корабле было (и остается) очень много частей из цветных металлов — меди, бронзы и т. д. С конца 1980-х на «Гангут» отправлялись целые грабительские не экспедиции. Там один только парадный трап, спущенный с левого о борта, чего стоит — он весь медный, с декоративной отделкой и поручнями. А бронзовые турели от пушек? В этом смысле «Гангут» для «пиратов» – настоящее Эльдорадо.

Или другой пример — колесный пароход «Валаамо», затонувший во время шторма в 1982 года недалеко от поселка Моторный на Ладожском озере. В его корпусе и палубе немало дыр, а сам пароход во время кораблекрушения раскололся на две части, которые лежат в нескольких метрах друг от друга. У этого судна неплохо сохранились многие узлы и агрегаты, например, паровой котел, вентили и деревянные лопасти ходового колеса. Но зато сегодня с «Валаамо» пиратским способом уже растащено, кажется, все что можно – сняты даже иллюминаторы… То есть любой дайвер-любитель, погружающийся на этот пароход, считает своим долгом оторвать себе что-нибудь на сувенир только потому, что так делают все.

— Но ведь дайверы — ныряльщики технически грамотные, просто так в балтийские воды с аквалангом не погрузишься. Нужно пройти соответствующую подготовку, вложить деньги в экипировку, осуществление мини-экспедиции и т.д. Неужели среди таких людей находятся варвары?

— Одно дело — пройти обучение, купить снаряжение и выезжать, скажем, на такие вот тренировочные погружения выходного дня. А совсем другое – уважение к истории своей страны. Когда уважения нет, процветает пиратство.

— Есть ли на российской Балтике дайв-сайты?

— Формально – нет. Все затонувшие корабли в российской акватории Балтийского моря находятся либо в погранзоне, либо в зоне, которая подпадает под юрисдикцию компании Nord Stream AG, владельца и оператора газопровода «Северный поток». Погружаться там без специального разрешения нельзя, разве что в рамках официальных экспедиций. Ближайшие дайв-сайты есть только в Эстонии, Финляндии и других странах балтийского побережья.

— Какие из наших затонувших кораблей наиболее интересны?

— Для меня лично, конечно же, «Гангут» — единственный уцелевший крупный корабль старой Императорской эскадры, если не учитывать реконструированную «Аврору». Это последний броненосец, построенный для Балтийского моря. Мощная корабельная архитектура конца XIX – начала XX века впечатляет: этакий имперский бронеход, который, правда, непосредственно не участвовал в боях, а погиб во время шторма и лежит сейчас на глубине 27 метров на кромке фарватера. Корабль тонул в течение шести часов, но решение об эвакуации было принято буквально за 20 минут до конца. Поэтому с «Гангута» успели снять, по сути, только сейф из каюты капитана и главную икону из корабельной церкви — все остальное осталось на дне.

И корпус, и внутренние отсеки броненосца до сих пор по большей части находятся в неплохом состоянии: например, доски тиковой палубы, световые окна из красного дерева. Ходовая рубка над орудием главного калибра сделана в виде раковины — бронированной улитки с бойницами. Уцелели даже торпедные аппараты и бортовые пушки. Нос «Гангута» украшает деревянный герб Российской империи, крылья которого расходятся по бортам, из-под них выходят штандарты и знамена. А на большой царской короне под слоем осевшего ила можно различить следы позолоты. На носовом шпиле еще виден бронзовый знак британского завода-изготовителя. Корму венчает название корабля старославянской вязью.

Читайте также:  Ты же хотела море демотиваторы

Но многое, унесенное «пиратами», можно сказать, утрачено. Не так давно я увидел в интернете фото: сидит некий молодой человек, а перед ним на траве разложены вещи с броненосца — сервиз, офицерские тарелки из столовой и кают-компании. Тут же ленточка с надписью «Гангут», а внизу комментарий: мол, «в 2010 г. нами была организована экспедиция на предмет спасения предметов с «Гангута»…». От кого спасать? Зачем? И в чьей частной коллекции теперь эти реликвии?

— Какие у тебя остались впечатления от погружения на «Гангут»?

— Во время разведывательных экспедиций по постановке на учет и паспортизации исторических подводных объектов я изучил «Гангут», что называется, от и до. Но каждый раз поражался, какая же там абсолютнейшая темнота, хотя хороший фонарь и пробивает ее метров на шесть. Но видно только то, что в луче фонаря. Это зрелище завораживает: сначала ты видишь вокруг лишь какую-то взвесь, будто из крупных снежинок, но на самом деле они не плавают, а висят в воде, как планктон. Обнаружить броненосец сразу, мягко говоря, нелегко: ты можешь знать это место, но все равно будешь плавать кругами, не находя ничего — такое случалось неоднократно. Холод, чернильная мгла, и ты висишь, будто в тяжелом космосе. А когда луч фонаря упирается в борт, либо в какую-то переломанную металлическую конструкцию на корпусе, с облегчением понимаешь: ну наконец-то нашел…

Впечатляют и шведские корабли, затонувшие во время Выборгского морского сражения 3 июля 1790 года недалеко от мыса Крестовый в Выборгском заливе — «Хедвиг-Элизабет- Шарлотта», «Энигхеттен». «Земира» и др. Почти все они сильно пострадали еще во время боя. Например, линкор «Хедвиг-Элизабет-Шарлотта» представляет собой развал деревянных конструкций, которые, тем не менее, неплохо угадываются на дне: борт с пушечными портами, детали такелажа, блоки, юферсы и т.д. Во время одной из экспедиций мы подняли с него шпигат — полую трубу, в которую с корабля сливались отходы. Он оказался забит мусором, который является для археолога настоящим сокровищем, почище всяких пиастров и золота. Там были осколки бутылок, посуды, и даже сидела мушкетная пуля, которая когда-то пробила шпигат, да так и осталась там. Именно профили донышек разбитых бутылок помогли подтвердить версию археологов, что это шведский корабль конца XVIII века.

Среди «утопленников» Балтики есть и российские клиперы «Джигит» и «Наездник», совершившие когда-то кругосветное путешествие, но закончившие свою историю на Транзундском рейде как мишени для военных кораблей Балтийского флота.

— Есть ли на российской Балтике затонувшие корабли с сокровищами? Находили ли вы что-то в этом смысле очень ценное?

— Мы – нет. Но рассказывают, что кто-то находил там золотые и серебряные монеты, фамильные драгоценности, шпагу с рукоятью, усыпанной драгоценными камнями. Может правда, а может нет. Если кто-то и нашел, то где все это? Говорят, что поднимали бутылки шампанского и коньяка 200-летней выдержки, которые продавались потом на аукционах за безумные деньги… У нашей экспедиционной группы, кстати, однажды тоже был такой «алкогольный» опыт. Мы обнаружили на дне небольшую финскую лодку с, видимо, контрабандным спиртным. Там было некоторое количество бутылок – вино, которое уже превратилось в уксус, и бутылки с ликером. Но мы так и не решились ничего попробовать. Некоторые бутылки просто повзрывались у нас в руках, когда их поднимали на поверхность…

На самом деле, балтийские морские глубины хранят еще великое множество тайн. Например, голландский корабль «Фрау Мария», который вез из Голландии груз произведений искусства, приобретенных Екатериной II для Эрмитажа и Царского Села, и потерпел крушение в 1771 года недалеко от Аландских островов. Сейчас он лежит на глубине 41 метр, возможно, скрывая в своем трюме коллекцию саксонского фарфора, золотых и серебряных статуэток, а также около 300 картин фламандских художников, среди которых могут находиться и полотна Рембрандта. Финны сначала хотели поднять этот корабль, но потом решили оставить все как есть.

— Потому что далеко не все творения человеческих рук, которые опустились на дно морское, имеет смысл поднимать наверх, если нет уверенности, что все будет достойным образом законсервировано, отреставрировано и сохранено. Лучший способ сохранить памятник — это оставить его на месте, как есть, до лучших времен. In situ, как говорят археологи. Например, нельзя забывать, что по международным законам любой рукотворный объект, пролежавший под водой больше 100 лет, является археологическим памятником. А объекты, пролежавшие больше 40 лет, считаются памятниками культуры или истории. Даже те корабли, которые затонули во время Великой Отечественной войны… Буквально недавно со дна Ладоги были подняты и выставлены на всеобщее обозрение, без консервации и реставрации, артефакты времен Второй мировой. Ну и что в этом хорошего? Эти предметы без должного ухода скоро могут разрушиться.

— Разве под водой они сохранились бы дольше?

— Конечно. Балтика — единственное море в мире, где затонувшие корабли могут сохраняться столетиями, в том числе и деревянные суда. В ее водах нет червя, разрушающего древесину, а глубокий ил, отсутствие кислорода и света, постоянная температура около 3-4 градусов тепла только консервируют и усиливают ее сохранность. Лучше всего сохраняются корабли, которые находятся на глубине больше 30 метров. Тем, что лежат на мели, конечно, крепко достается от бурь и штормов. Но от человеческих рук затонувшие корабли иногда разрушаются еще быстрее.

Источник

Adblock
detector