Меню

Белое море острова жужмуй

Маячник. Маяки России и мира | Фонд «Русское маячное общество» | Russian Lighthouse Society

Содержание

ЖУЖМУЙСКИЙ МАЯК

В средней части Онежского залива Белого моря на одном общем мелководье лежат два острова — Большой Жужмуй и Малый Жужмуй.
Берега Большого Жужмуя более возвышенные и к северо-западу обрывистые. Поверхность его сравнительно ровная, сверху покрыта тундровой растительностью. Остров имеет в направлении на юго-восток длину 2,5 км и ширину с северо-востока на юго-восток около 2 км. Посреди острова есть озеро с пресной водой.
Малый Жужмуй менее высокий, поверхность его покрыта лесом.
На заре развития мореходства на Белом море в районе островов всегда наблюдалось оживленное движение судов. Здесь пролегали морские дороги к Соловецким островам, к портам Кемь, Онега, Сорока (ныне Беломорск), к становищам и местам звериного промысла.
Исследователь Русского Севера С. Морозов, посетивший острова в середине прошлого столетия, сообщает: “Длинный (Большой. —Авт.)

Жужмуй слева лесистый и зеленый, справа каменистый и черный. Там и сям прорезаются в ночном полумраке деревянные кресты, которыми уставлены чуть ли не вплотную все берега и острова Белого моря”.

Если штормовой ветер застигал суда при входе в Онежский залив, они устремлялись к Жужмуйским островам, где можно было укрыться от свирепых северных ветров и переждать непогоду. Не на один день застревали здесь мореходы и богомольцы с Соловков. Когда кончались продукты и таяла надежда на спасение, они брались за топоры и сооружали кресты. Их делали большими и ставили на видных местах, чтобы были заметными издалека. Считалось, что чем больше крест и чем выше он поставлен, тем скорее море успокоится. После водружения креста, уверяли старожилы, ветер всегда стихал и менялся на попутный. Ставили кресты и на могилах, и просто в знак благодарения бога за избавление от беды и за удачный промысел.
Среди множества этих сооружений выделялись “навигационные кресты”. Они были выше других и поперечина их всегда и везде устанавливалась в направлении меридиана (см. также очерк “Абрамовский”). Один из таких крестов был сооружен Петром Великим в 1684 году на берегу У некой губы.
В 1837 году главный командир Архангельского порта вице-адмирал А. И. Траверсе (сын маркиза И. И. Траверсе, морского министра в 1811—1827 годах) писал в Гидрографический департамент: “Ныне поморские жители, по частому их плаванию, равно для сохранения от нередко случающихся гибелей других мореходцев признают крайне необходимым устроить маяк в Онежском заливе на острове Большом Жужмуе. отстоящем от Архангельска в расстоянии 270 верст. Маяк этот очень важен — в Онегу нынче приходит до 50 коммерческих судов, а плавание в Онежском заливе сопряжено с большими трудностями. Множество островов, подводных камней и мелей ничем не обозначено, переменные течения от приливов и отливов изменяются с каждым часом и требуют от мореплавателей большой бдительности и осторожности даже летом. Суда подвергаются большой опасности и нередко гибнут, торопясь домой. Остров Большой Жужмуй как стена, за которой они скрываются от ветров, туманов и непогод. Суда, идущие в Онегу, в настоящее время не имеют никакого определительного пункта, необходимого в ночное время” [13].
По специальному решению Адмиралтейств-совета (см. очерк “Жижгинский”) постройку маяка запланировали на 1850 год. Место для него выбирал управляющий беломорскими маяками полковник Корпуса флотских штурманов Г. Никифоров. В 1846 году он исследовал остров и рекомендовал возвести башню на высоком холме невдалеке от западной оконечности острова Большой Жужмуй.
Несмотря на специальное решение Адмиралтейств-совета, деньги на строительство долго не выделялись. В апреле 1865 года командир Архангельского порта распорядился приступить к строительству на портовые средства. В Архангельске срубили дома и в разобранном виде доставили на остров. Весной 1866 года приступили к сборке. Однако в апреле от Морского министерства неожиданно поступило распоряжение: “Во исполнение высочайшей воли. решено ввиду ограниченной нормы расходов. никаких работ по возведению вновь Беломорских маяков не предпринимать и начатые работы по постройке служб при предполагаемом Жужмуйском маяке на этом острове не устраивать. Заключенный контракт с подрядчиком расторгнуть” [14].
Два года недостроенный маяк под охраной двух нанятых сторожей ждал решения своей судьбы. Когда деньги на содержание сторожей кончились, возникла угроза потери уже выстроенных сооружений. Опасаясь этого, судовладельцы Кемского уезда направили управляющему Морским министерством следующее прошение: “Каждую ночь, проходя мимо острова Большой Жужмуй на пути к нашим деревням, по случаю темноты мы подвергаем жизнь и суда наши большой опасности, от которой многие уже погибли. Правительство заметило, что на этом острове для избежания несчастий надо построить маяк и постройка его уже начата, но, как слышно, из-за малым отпуском денег приостановлена. Не имея почти никакого земледелия, мы достаем средства к пропитанию и уплате податей из морского промысла и для нас очень важно всякое улучшение, которое делает правительство для облегчения мореплавания и потому усердно просим Ваше Высочество, прикажите начальству окончить постройку маяка на Большом Жужмуе в будущее лето 1869 года, дабы мы избавились от несчастных случаев, бывающих почти каждую осень” [там же].
Генерал-адмирал приказал Строительному департаменту изыскать необходимые средства для завершения работ. Нашелся и сговорчивый подрядчик — архангельский купец В. Я. Серебряков. Он согласился выполнить работы с условием рассчитаться с ним в течение трех лет.
21 января 1871 года Гидрографический департамент опубликовал в Лоцманских заметках извещение о том, что “. B Белом море в августе месяце предполагается окончить постройкой маяк на острове Большой Жужмуй. Здание маяка восьмиугольное, бревенчатое, желтое с металлическим фонарем, осветительный аппарат катоптрический, состоящий из 20 ламп. Огонь маяка постоянный белый и освещает весь горизонт. Возвышаясь от основания на 76, а от горизонта на 146 футов, огонь маяка виден за 12 итал. миль. Жителей на острове, кроме маячных служителей нет, но предполагается в течение навигации иметь на острове лоцманов для проводки судов в морские шхеры. ” [там же].
1 августа 1871 года маяк начал действовать. Его обслуживала команда: смотритель — подполковник Корпуса флотских штурманов

Мехреньгин и с ним трое вольнонаемных служащих (два отставных матроса и архангельский мещанин).
Через два года на маяке случилась беда. В июне 1873 года шхуна “Полярная звезда”, обслуживавшая маяки, зашла на Соловецкие острова, где ее команда услышала весть о несчастье на Большом Жужмуе — все люди погибли: то ли передрались, то ли умерли от болезней. Командир шхуны немедленно сообщил о случившемся в Архангельск, а сам направился к острову. Оказалось, что смотритель и вся команда умерли один за другим от цинги. В акте расследования этого несчастного случая было отмечено: “Порядок смерти слишком ясен. В маячном журнале значится, что первым умер служитель Сотников 18 января; журнал окончен 8 марта; следовательно, смотритель умер вторым после 8 марта. Это видно также из того, что за ним были ухаживающие, так как он прилично одет и уложен. Третьим умер тот, который лежал на рундуке, а последним умер тот, который лежал в положении земного поклона. Причина смерти — цинга. Пребывание наше окончилось погребением тел с подобающей честью — со шхуны были сделаны по три пушечных выстрела. ” [4].

После этого случая был принят ряд мер по улучшению на маяках жизни обслуживающего персонала: изменились в лучшую сторону нормы снабжения продуктами и одеждой; маячникам разрешили
иметь оружие для охоты; была учреждена ежегодная инспекция для выявления нужд служащих. На самом Жужмуе, где команда находилась круглый год, было разрешено маячникам жить семьями.
В 1898 году на острове построили часовню и организовали библиотеку. Известный гидрограф начала XX века П. И. Башмаков, который был сыном служителя Жужмуйского маяка, писал, что библиотека имела богатое собрание книг, среди которых была даже “История государства Российского” Н. М. Карамзина.
К началу XX века деревянная башня, простоявшая более 30 лет, пришла в ветхое состояние, и ее решено было перестроить. Дирекция маяков Белого моря объявила конкурс на лучший проект нового
Жужмуйского маяка. Его выиграл Путиловский завод в Санкт-Петербурге, разработавший вариант недорогой ажурной железной башни в виде пирамиды с цилиндрической внутренней трубой, в которой располагались винтовая лестница и подъемное устройство.
Катодиоптрический осветительный аппарат был заказан парижской фирме “Барбье, Бенар и Тюрен”. Руководителем строительства был назначен инженер-подполковник Затурский.
В 1909 году новый маяк, установленный на высоте около 50 м от уровня моря, начал действовать. Он светил постоянным белым огнем, обеспечивая дальность видимости до 16 миль. Башня маяка с фонарным сооружением сохранила свой внешний вид до настоящего времени.
В 1919 году начали возводить на острове новые дома для смотрителя и служащих, но Гражданская война и военная интервенция надолго затормозили строительство — не хватало рабочих рук и строительных материалов. Как сообщало Управление по обеспечению безопасности кораблевождения на Белом и Баренцевом морях (Убекосевер) в 1920 году, “для завершения строительства нанять можно только девочек и мальчиков, так как крестьяне из окружающих деревень не идут, а людей, занятых на заводских предприятиях и находящихся в рыбно-звериных артелях и на советской службе, нанимать запрещено”. Завершена стройка была только в 1923 году. Были выстроены два новых жилых дома, баня и хлев для скота.
В последующие годы навигационное оборудование маяка непрерывно совершенствовалось, а бытовые условия жизни маячников улучшались. В 1982 году был произведен очередной капитальный ремонт, сданы в эксплуатацию маячно-техническое здание и два новых жилых дома.
Из семей маячников наиболее известны Башмаковы, служившие на маяке в конце XIX — начале XX веков. Сын смотрителя маяка в 1890—1902 годах Ивана Павловича Башмакова Павел Иванович, о котором мы уже упоминали, стал известным гидрографом, профессором, автором ряда научных работ, в том числе по устройству и эксплуатации маяков. Его имя носит пролив в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Двое других сыновей Ивана Павловича стали офицерами.
На территории маяка имеется единственное на Севере России сохранившееся полностью кладбище маячников. На нем, в частности, похоронена старейшая служительница В. А. Агеева, прожившая на маяке 71 год!
В настоящее время один из красивейших маяков Севера продолжает надежно служить мореплавателям. Он светит белым длительнопроблесковым огнем на расстояние до 20 миль, обеспечивая безопасность плавания в южной части Белого моря.

Читайте также:  Ледовый покров баренцева моря

Источник

Белое море острова жужмуй

Мы продолжаем рассказывать о самых интересных маяках России и о том, как их посетить.

Рассмотрим еще один Беломорский маяк — Жужмуй.

В самом сердце Белого моря расположена группа из двух островов — Большой и Малый Жужмуй. Они расположены в средней части Онежского залива, примерно в 16 милях от мыса Выгнаволок. Острова Большой Жужмуй и Малый Жужмуй лежат на одном общем мелководье. Берега островов, за исключением северного берега острова Большой Жужмуй, окаймлены осушкой. Это одни из самых интересных и труднодоступных островов в Белом море — необитаемый оазис посреди бурлящих волн.
Острова богаты хвойным лесом, есть пресная вода, красивейшие пляжи и утесы. Здесь сохранилось аутентичное кладбище маячников и деревня добытчиков ламинарии, множество птиц и самое интересное — маячный городок и сам маяк — купленный царским правительством во Франции в XIX веке.

Чтобы попасть на остров Вам необходимо:
1. Доехать поездом до железнодорожной станции Мурманской ветки ЖД — Кемь.
2. От Кеми нанять такси и проехать 18км до берегового поселка Рабочеостровск.
3. Нанять в Рабочеостровске моторную лодку и в благоприятную погоду совершить переход к острову.
Обратно — описанным выше путем.

На острове можно остановиться в палатке, удобно разбив ее на базе заброшенного маячного городка. Вы можете остановится и в самих строениях, но мы бы это не приветствовали с точки зрения сохранения этих объектов. В любом случае — т.к. остров необитаем, и за вами никто не ведет присмотра — будьте так любезны оставить после посещения все на своих местах, и вывезти весь мусор с собою. Место должно остаться таковым, каким было до вашего визита.

На острове Большой Жужмуй имеется хорошая сеть лесных троп и дорожек, что позволяет легко перемещаться по острову. Береговая линия очень интересна, здесь и кресты на старых могилах и топляк и нерпы. В деревне можно истопить русскую баню.

На маяке установлена линза, к сожалению, вандалы уже успели украсть фабричные таблички французской фирмы изготовителя, как эта: https://vk.com/photo343004_337996427.

Бюджет самостоятельного путешествия вписывается в район 70 000р. на группу из 5 человек (билеты на поезд, аренда лодки с извозчиком, бензин, провиант, аренда машины), т.е. в пределах 15 т.р. на человека из расчета на 9-дневное путешествие с учетом дороги.

Источник

Жужмуйские острова

Помните волнующие чувства, которые охватывали нас в отрочестве, за чтением страниц из «Дети капитана Гранта», или «Таинственный остров»? Наверное, каждый мальчишка сопереживал героям, и конечно мечтал когда-нибудь испытать подобные тяготы — пожить на необитаемом острове.

Мы выросли, запрятав поглубже фантазии о туманных горизонтах, и призрачном свете маяков. На книжной полке наивные романы Жюля Верна сменила не менее фантастическая, но куда более жесткая проза Альберта Пиньоля. Неумолимо шагает по планете ХХI век, и кажется, что уже не убежать от благов цивилизации. Но осуществить мечту не поздно. И все будет не понарошку, за правду. На настоящем острове. Необитаемом. Красивом. Далеком. Единственное, можно исключить необходимость в крушение на воздушном шаре, увлеченном ураганом.

А представляете, как здорово будет устроить такое приключение своим детям? Отправляйтесь в антикварную лавку, купите старинную бутыль, вложите в нее послание и рукописную карту. Теперь можно «случайно» найти ее на берегу ближайшего водоема, и собираться в экспедицию. Всей семьей. Первое место в конкурсе сочинений «Как я провел это лето» обеспечено, да что там, такое путешествие вполне может претендовать на самое яркое впечатление детства.

Карта должна указывать на север. 64,40 градуса Северной Широты и 35,33 градуса Восточной Долготы. Это самое сердце Белого моря. Здесь, в средней части Онежского залива в 16 морских милях от Соловецкого архипелага, лежат два острова — Малый и Большой Жужмуй.

Берега их покрыты тундровым ковром, и обрываются на севере утесами в море. На Большом Жужмуе есть пресная вода, почти все внутренние пространства занимает густой лес, и местами болотца. С древних времен через Жужмуйские острова пролегал путь между Онежским и Карельским берегами, пережидали здесь шторма и мореходы державшие курс на Баренцево море.

Когда запертые бурей несчастные исчерпывали запас продуктов, а ветра все свирепствовали, люди брались за топоры и срубали молебные кресты, давая обеты на спасение. Кресты расписывали словами молитв, устанавливали на береговых возвышенностях, и ждали божественного провидения. Дождаться удавалось не каждому, а вот многие из крестов сохранились до ныне, выстояв столетия в северные шквальные ветра, ведь люди верили, что чем мощнее будет срублен крест, и чем тверже обложен камнями — тем больше шансов умилостивить гнев стихии. Сегодня они дряхлы, но вдумайтесь, сколько лет может служить дерево в таких условиях.

Вы видите на фотографиях маяк, он в буквальном и переносном смыслах возвышается над Жужмуем, под циклопическим взором его деревянного предшественника, а теперь и этой красной ажурной башни, прошла вся история острова за последние 150 лет.

В еще недалеком прошлом, в XVIII-XIX, и даже середине ХХ века, судоходство в Белом море было оживленным, морякам нужен был надежный ночной ориентир на подступах к опасным мелям Жужмуя.

«Ныне поморские жители, по частому их плаванию, признают крайне необходимым устроить маяк в Онежском заливе на острове Большом Жужмуе. отстоящим от Архангельска в расстоянии 270 верст. Маяк этот очень важен — в Онегу нынче приходит до 50 коммерческих судов, а плавание в Онежском заливе сопряжено с большими трудностями, поскольку нет никакого определительного пункта, необходимого в ночное время. а потому суда часто гибнут, торопясь, домой». — писал в 1837 году вице-адмирал И.И.Траверсе, будучи в должности командира Архангельского порта.

Построен маяк был только в 1871 году, о чем сообщила общественности Маячная служба в очередном извещении «Лоцманских заметок»:

«. в Белом море в августе месяце предполагается окончить постройкой маяк на острове Большой Жужмуй. Здание маяка восьмиугольное, бревенчатое, желтое с металлическим фонарем, осветительный аппарат катоптрический, состоящий из 20 ламп. Огонь маяка постоянный, белый и освещает весь горизонт. Возвышается от основания на 76, а от горизонта на 146 футов, огонь маяка виден за 12 итальянских миль. Жителей на острове, кроме маячных служителей нет, но предполагается в течении навигации иметь на острове лоцманов для проводки судов в морские шхеры. « Первыми смотрителями маяка стали вольнонаемные бессемейные мужчины, из них двое отставных матросов, архангельский мещанин, и начальник маяка — подпоручик Корпуса флотских штурманов Мерегин.

Мы рассказываем столь подробно о начале действия Жужмуйского маяка, из-за самого известного и драматичного события, произошедшего в истории островов в первую же зимовку маячной вахты.

Читайте также:  Как правильно читается море

В начале лета 1873, на Соловецкие острова пришла гидрографическая шхуна «Полярная звезда», судно совершало плановый обход маячного хозяйства. Здесь, капитану с оказией передали зловещее известие, будто бы зашедшие на Жужмуй по весне зверопромышленники обнаружили на острове мертвецов. Капитан судна Хозяинов немедля доложил о вестях в Архангельск, и по городу поползли слухи о трагедии. Молва говорила об убийстве, грабеже. Гидрографический департамент отправил для выяснения ситуации паровое судно. Корабль зашел на остров Жижгин, чтобы принять на борт капитана «Полярной звезды», и взял прямой курс на Жужмуй. Ниже мы приводим точный текст из отчета об увиденном:

«По дороге от пристани, увидели первого покойника в сарае, отстоящем от маяка около 200 сажен. Исчезла всякая мысль об убийстве и грабеже, который, впрочем, и прежде не особенно верили, зная хорошо, что на маяках грабить вообще нечего, кроме провизии. Видно было, что были руки, что несли его от казармы до сарая, и уложили, как вообще укладывают покойников. Не оказывается никакого сомнения, что он вынесен из казармы товарищами с участием смотрителя, но не погребен потому единственно, что в то время бывают и снега глубокие и земля значительно промерзшею, и что всего важнее, что у них уже, как видно, мало было силы для таких трудов, . далее отправились в казарму. Здесь-то глазам нашим представилась раздирающая душу сцена: Смотритель лежит на кровати, одетый в пальто, а на ногах большие шерстяные чулки. один из рабочих лежит в кухне на рундуке. Труп покрыт полушубком. Второй, лежит в кухне же, на полу к образному углу под столом в положении земного поклона. Такое положение указывает на то, что он умер последним, не имея уже при себе никакого спасающего.

В кухне на столе в образном углу и прилежащем к рундуку, лежит неоконченная вязанка баранков и кусок сахару около 1/4 фунта; фарфоровый чайник с недопитым чаем и стакан. При дальнейшем осмотре комнат не найдено ни кусочка черного хлеба, ни солонины, ни лука. в магазинах достаточно муки, немного круп, и гороху и незначительное количество водки, но солонины или чего-нибудь из дичи и следов нет.

Очевидно, что они были уже не в силах ни спечь хлеба, ни сварит себе что-нибудь горячее. как же тяжела для них была последняя минута при такой обстановке, можно разве чувствовать, но вообразить трудно. Одно утешает, то они умерли, судя по роду болезни, без особых предсмертных мучений.

При проверке маячного имущества, не оказалось ничего потерянным, ни изломанным и разбитым. Следовательно, воров не было ни при жизни, ни после смерти. Прибывание наше окончилось погребением тел с подобающей честью, — со шхуны были сделаны три пушечных выстрела.

В маячном журнале значится: первый мер служитель Сотников 18 января. Журнал окончен 8 марта, следовательно смотритель Мехреньгин умер вторым после 8 марта. Дальше журнал вести было некому и можно только предполагать, что третьим умер, тот который лежал на рундуке, а последним тот, то у образов в положении земного поклона. Причина смерти всех четверых — цинга». — по материалам издания «Маячное дело и его историческое развитие», Ленинград, 1925г. П.И.Башмаков.

После этого жуткого инцидента, были пересмотрены общие правила найма смотрителей и прислуги, и улучшен паек. Так, на год стало должно иметь на труднодоступных маяках:

«Луку репчатого — 1 пуд 1/2 фунтов; луку репчатого маринованного — 1 пуд 1/2 фунтов; чесноку маринованного — 23 фунта; капусты квашеной — 236 порций; хрену — 1 пуд 1/2 фунтов; перцу стручкового — 4 фунта; вина для слабых — 1 ведро». Кроме того, по дням Воскресенья, каждому служащему полагалось: мяса свежего или соленого 72 золотника, а в остальные дни рыбы 1,5 фунта или молока 1 крынку и на каждый день чаю 1/4 золотника и сахару 6 золотников.

Было улучшено снабжение по части снаряжения. Отныне на маяки выделяли орудия для охоты и рыбалки, порох, снасть, лыжи. Также каждому маяку передали по карбасу для зверобойного промысла. А на Жужмуе построили церквушку, и даже снабдили смотрителей неплохой библиотекой.

Деревянная башня просуществовала до 1919 года, покуда не был собран на острове железный маяк, что стоит и ныне. Конструкцию изготовил Петербургский Путиловский завод, а оптику закали во Франции.

Так, благодаря маякам, необитаемый прежде остров, посещаемый только с оказией, как место для пережидания бурь, и остановки зверопромышленников в мартовский бой тюленей, да добытчиков ламинарии. стал на 139 лет домом для целого поколения служителей. На острове есть и маячное кладбище, где покоится прах первых смотрителей Жужмуя, и даже старейшей смотрительницы маяков в России — Валентины Агеевой, прожившей на острове 70 лет.

Сегодня на Жужмуйских островах уже нет часовни, не сохранилось и библиотеки. Они вновь стали необитаемы. Это парадокс, но в современном мире бывает и такое. В 2010 году Жужмуйский маяк был закрыт. Навигация заметно упала, на орбите летают спутники. Маяк стал не нужен. Смотрителей сократили, и людям в отсутствии всякого снабжения и даже крошечных зарплат, ничего не оставалось, как уехать на материк.

В одном из вахтенных журналов Жужмуя за восьмидесятые годы прошлого века есть вполне рядовая, но образцовая запись о болезни ребенка в семье смотрителя. Простуда, высокая температура. На следующий же день на остров прилетел санитарный вертолет, и ребенка отправили на материк — на всякий случай. Мало ли, состояние ухудшится, а погода будет не летная. В сегодняшней России, на оставшиеся обслуживаемыми людьми удаленные маяки вертолет полетит только в крайнем случае, наверное полетит. Последние смотрители Жужмуя были вынуждены покидать остров, и вывозить небогатое имущество своими силами, на баркасе с маломощным мотором, что смертельно опасно при таких расстояния по открытому морю. Таковы реалии. Как поется в песне: «Пускай мы попадаем в унитаз через раз, зато какая точность у ГЛОНАСС».

Но оставим экскурс в историю, и печальную прозу жизни. Главный смысл изложенного в том, чтобы рассказать о богатой и драматичной судьбе Жужмуйских островов, дабы отправляясь в путешествие вы понимали отчего мы по праву сравниваем их с описанными в известных романах вымышленными необитаемыми землями. Ведь все должно быть за правду.

Путешествие следует планировать заранее. Прежде всего нужно учесть, что, как и везде на нашем севере, лето скоротечно, а в межсезонье отправляться на Жужмуйские острова неразумно, можно попасть в полосу штормов и развернуться домой, или наоборот — надолго остаться на острове. Второй вариант, отчасти, не так плох, при условии если запастись провизией.

Главным составляющим подготовки будет выбор судна. Здесь в целом можно рассмотреть три варианта. Первый — собственная яхта, которую вы доставляете в акваторию Белого моря самостоятельно или сменным экипажем по системе Беломорканала, или же перевозите по суше. Либо вы фрахтуете яхту в одном из беломорских городов, для чего вам потребуются соответствующие права и умения. Второй — вы фрахтуете яхту с экипажем, который обеспечит вашу перевозку на острова, и все время проведет с вами в путешествии. Третий вариант — судно приходит с вами на острова, и вы остаетесь, а в будущем оно вновь зайдет забрать вас домой.

Первый вариант дороги разбирать не видим нужды, в этом случае вы сами должны хорошо разбираться во всех тонкостях. Необходимости в долгом и дорогостоящем простое арендованного судна у Жужмуя нет, ведь до островов можно дойти от Карельского берега или Соловков за 3-5 часов. Поэтому оптимальный вариант — это раздельные заброска и выброска.

На Белом море судно (парусно-моторную яхту, или менее романтичный вариант — баркас) можно арендовать в одном из городов/ поселков имеющих яхт-клубы или относительно развитую hospitality-инфраструктуру. Это — Архангельск, Северодвинск, Чупа, Беломорск, Соловецкий и Кемь. Последние три расположены близко к Жужмуйским островам, поэтому предпочтительнее выбирать среди них. Лето — напряженное время для северных яхтсменов и владельцев туристических корабликов — регаты, экспедиции, работа. как правило планы на сезон строятся еще зимой. В это время вам и следует обратиться с желаемым маршрутом. Примерный бюджет, который следует закладывать на эти расходы — от 25 000 до 60 000 рублей с учетом ГСМ. В селах Карельского берега (например в Рабочеостровске) можно договориться на заброску и на карбасе — почувствовать себя поморами, но мы категорически не советуем подобный способ проникнуться колоритом и сэкономить. Выходить в открытое море на подобных лодках опасно.

Читайте также:  Louis phaethon beach 4 пафос 100 м до моря

На Карельский берег Белого моря, к Кеми и Беломорску можно отправиться либо на поезде (время в пути составит от Петербурга около 16-17 часов), либо на автомобиле по трассе на Мурманск, если ехать в два водителя, то можно добраться за сутки, но мы бы советовали не спешить и заложить на переезд 2 дня. По пути можно сделать остановку за Кондопогой на озере Сандал, а заодно посмотреть водопад Кивач.

При сборе вещей необходимо особенно внимательно отнестись к одежде и медикаментам. На острове вы будете изолированы от внешнего мира, нужно взять ветрозащитную, влагостойкую и теплую одежду и обувь, а также необходимый вам объем аптечки и стандартные средства для оказания первой помощи. Учитывая то, что на Жужмуе нет покрытия сотовой связи, вам понадобится спутниковый телефон. Подробно по сбору вещей для активного путешествия мы написали статью в разделе теории, некоторые ее пункты могут быть применимы к этому путешествию.

Большой Жужмуй лежит севернее относительного Малого, и подходить к нему следует с юго-западной стороны. За макушками деревьев вы легко различите фонарь маячной башни, а ближе к берегу увидите бухточку, традиционно служившую для захода судов. В зависимости от осадки, возможно, высаживаться придется при помощи лодки.

Перегрузив все вещи на остров, и оговорив с судном предполагаемое время встречи, первым делом следует устроить свой быт. От места высадки до центра острова, где расположен маяк, идет широкая просека. Вещи полегче можно взять с собою, а за тяжелым грузом вернуться с телегой.

Вокруг башни устроен маячный городок, в который входят: два жилых дома, домик мед.части, хлев, сарай, дизельная. Если вы путешествуете вдвоем, то удобнее всего будет расположиться в бывшем медицинском домике, он мал и уютен. Внутри имеется хорошо сложенная печь, стол, кровать. Протопив дом, вы быстро выдворите из него сырость и обеспечите себе комфорт на все время жизни на острове.

Для компании из трех и более человек подойдет жилой дом по правую руку от просеки (если смотреть лицом к маяку). Внутри расположены несколько комнат, печь, стол и стулья. Но на наш взгляд, будет уместнее поставить палатки рядом с домом, т.к. в отличие от домика мед.части, жилой дом слишком просторен и пуст.

Пресную воду следует брать из колодца, он расположен на половине пути от берега к маячному городку, на коротком отвороте с просеки. Колодец славно сложен, и не вызывает нареканий.

Ажурная башня маяка замечательно смотрится с любой точки маячного городка. К ней ведет тропа меж молодых елок. Высота его равна 26 метрам, путь наверх идет по винтовой лестнице внутри узкой цилиндрической трубы.

Поднявшись на лантерну, вы окажетесь на квадратной площадке. Балкон огражден забором, на котором установлен аварийный маяк. Фонарное сооружение украшают геральдические лилии, а флюгер на куполе образован перекрещенными стрелами.

На стенке вахтенной комнаты еще недавно красовалась памятная табличка завода-изготовителя первичной оптической начинки маяка — линз Френеля мануфактуры «Barbier, B`enard & Turenne Constructeurs», к сожалению в короткий период с 2011 по 2012 годы вандалы успели побывать на Жужмуе, и похитить ее.

Обязательно берите с собою бинокли. С балкона маяка открывается безупречная панорама во все стороны света. Виден горб Немецкого кузова из одноименного архипелага — высшая точка Белого моря.

А неподалеку от Соловецких островов можно приметить едва различимый образ на горизонте — старинный заброшенный бетонный маяк острова Большой Топ.

К востоку лежит Онежский полуостров, где до сих пор работает маяк на Чесменском мысу, смотрителем которого служит житель деревни Пушлахта — Валентин Шапкин. В старинных вахтенных журналах Чесменского маяка частенько можно прочесть отметки о видимости Жужмуйского огня в ясные ночи. Если у вас есть мощный фонарик — попробуйте посветить им через линзы на восток, подмигните в ночи хорошему человеку.

Осветительный аппарат маяка должен быть укрыт материей, если это так — обязательно верните ее на прежнее место, осмотрев конструкцию. Летними солнечными днями в застекленной световой комнате становится очень жарко, а яркие лучи солнца могут усилиться от линз и вызвать пожар. На деревянных обшивках фонарных помещений большинства маяков хорошо различимы следы от таких ожогов.

В глубине острова можно набрать много пушицы на болотах. В старые времена ее использовали на севере, как уплотнитель для защиты содержимого почтовых посылок.

В июне зацветает дерен шведский. Его белые цветы с черными тычинками окружает пышная зелень — настоящее украшение лесных полян.

И в целом лесной ковер летом полон цветов, лес пахнет множеством ароматов, особенно после дождя. Кусты можжевельника усыпаны голубоватыми ягодами — замечательная приправа к мясу и дичи.

На север острова море наносит топляк. Просоленные стволы деревьев устилают целые бухты. Здесь можно подобрать причудливый корень карликовой березы или другую корягу для интерьера.

А на отливе на камни вылезают отдохнуть нерпы. Десятки тюленей бьют хвостами и наслаждаются закатным солнцем.

Можно отправиться на рыбалку и поймать такую вкусную рыбу, как камбала, зубатка или диковинного пинагора, особенно богатого на икру. Она не такая крупная, как у семги, но тоже вполне достойна вашего стола.

В дальней части острова расположена заброшенная деревня добытчиков ламинарии. Этот традиционный промысел сегодня находится в упадке, поэтому сезонные работы на Жужмуе ведутся редко. Водоросли добывают в августе, когда они нагуливают вес. Вы тоже можете приобщиться к этой работе и заготовить гостинец домой. Водоросль следует хорошенько промыть в пресной воде, чтобы сошла слизь, а затем развесить на заборе и просушить на солнце. Готовые полотнища богатого йодом «морского салата» остается порезать на тонкие полоски, и можно фасовать.

На лесной тропе от маячного городка в деревню часто видишь совок, у них много пищи на острове — полевки и другие мышки. А хищников здесь нет, не прокормиться. С берега зверь тоже не заходит, слишком далеко. Хотя всякое может быть, на эстонский остров Рухну (что в Рижском заливе) не так давно медведь на льдине приплыл 🙂

В деревне сохранились баньки, которые можно с успехом топить. Море рядом, дров в избытке.

Провести на Жужмуе неделю времени, или две-три. безусловно будет незабываемо. Здесь жизнь будто замедлится, пойдет по другим законами, и перед вами откроется огромный простор для решения чем наполнить каждый новый день. Навестить лежбище тюленей или хорошенько попариться в бане? Засесть с книжкой на берегу или на прогулку по лесу? А вечер? Можно провожать солнце за бокалом вина на балконе маяка, или пойти на рыбалку и выудить морское чудо-юдо. Дождливым днем устройтесь поудобнее на кровати, по окну будут бить капли воды, ветер похлопывать дверью. а вы на необитаемом острове, в доме с видом на маяк. Подбросьте поленья в печь, и слушайте как дерево трещит в огне.

В довершении, мы бы хотели пожелать вашему начинанию успеха, и благоприятной погоды на море в дни переходов на остров и обратно на большую землю. Также хотелось бы особо отметить необходимость со всей ответственностью подходить к своему досугу. Бережно относитесь к культурному наследию Жужмуя — маяку, маячному городку, деревне, природе острова. Не отпирайте закрытые дома, соблюдайте чистоту и вывезите на материк все отходы от продуктов и прочий мусор, образующийся в ходе путешествия. Не разводите костры в лесной зоне, не оставляйте надписей и т.п. Если вы хотите, чтобы люди после вас узнали о вашем визите — оставьте визитку на столе, тетрадь. При подъеме на маяк соблюдайте осторожность, следите за поведением детей.

Мы рады, когда наши материалы открывают для читателей новые горизонты, но у всего есть оборотная сторона. Ущерб, наносимый таким нетривиальным местам для отдыха как Жужмуй, напрямую зависит от культурного уровня путешественников. И мы надеемся, что наша аудитория не станет плохим примером.

Источник

Adblock
detector