Меню

Белое море поморы жизнь у моря

Белое море: холодное очарование родины поморов

Белое море — одно из самых маленьких, омывающих территорию России. При этом весьма популярна рыбалка на Белом море. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Дело в том, что рыба Белого моря разнообразна. Всего насчитывают около 50 видов. Самые распространенные навага и сайка. Но расскажем обо всем по порядку.

Физико-географические характеристики

Как мы уже и сказали, это одно из самых маленьких в России морей. Меньше только Азовское. Площадь поверхности — 90,8 тыс. км². Наибольшая глубина составляет 343 метра, а средняя — 67.

Белое море омывает восточную часть карельского перешейка. Западная его часть находится в Карелии, северная — в Мурманской области, а южная и восточная — в Архангельской.

Все Белое море относится к внутренним водам России. На карте можно четко увидеть границу между ним и Баренцевым. Это линия между Кольским полуостровом и полуостровом Канин.

На берегах Белого моря стоит много городов: в Карелии это Беломорск и Кемь, в соседних областях — Архангельск, Онега, Кандалакша, Северодвинск.

По площади Белого моря разбросаны острова — это Кий, Олений, Ряжков, Моржовец и многие другие. Всего насчитывается 22 острова.

Оно относится к бассейну Северного Ледовитого океана. Поэтому и температура здесь соответствующая. В теплое время года — примерно 16 градусов по Цельсию, изредка может достичь и 20. Зимой -1,7 по Цельсию. При этом температура глубинных вод достаточно постоянная: от +1 до +1,5 градусов.

Как вы понимаете, при таких значения температуры говорить здесь о пляжном отдыхе не приходится. Ведь даже летом Белое море весьма и весьма холодное, а погода не радует теплыми деньками. Впрочем, а чего еще хотеть от севера?

Соленость Белого моря невелика: поверхностных вод до 26 промилле, соленость глубинных — до 31.

Волны на Белом море небольшие, во многом благодаря его миниатюрности. Отдельно следует сказать о приливах на море и близлежащих реках. При поездке обязательно стоит смотреть их график. По отзывам туристов и местных жителей десятки машин каждый сезон застревают из-за приливов.

В зимнее время море полностью не замерзает. Только рядом с берегом образуется ледяная кромка.

Флора и фауна

Природа здесь практически не тронута человеком, а животный мир богат и разнообразен. Зимой, как только наступают холода, в северной части появляются жители Белого моря — гренландские тюлени. Здесь они устраивают свои лежбища. Тут же обитают киты-белухи. Присутствуют в фауне Белого моря и морские зайцы. Встречаются здесь раки и морские черви.

Еще одни обитатели Белого моря — рыбы. Селдь, семга, навага и многие другие.

Интересны птицы Белого моря. Многие из них включены в Красную книгу. Это орлан-белохвост, северная олуша, большой поморник и пр.

Сами того не осознавая, туристы часто наносят вред птицам этих мест. Располагаясь на берегу во время сезона гнездования, они спугивают птиц-наседок с «роддомов». На яйца же потом нападают чайки. В результате многие виды становятся исчезающими.

Сейчас ведется большая работа по изданию брошюр и атласов, которые подробно бы рассказывали, как вести себя здесь рядом с животным.

Разнообразна растительность моря. Здесь встречается огромное количество водорослей, в том числе ламинария и зостера.

Промыслы

Весьма распространен рыбный промысел. В основном здесь занимаются ловлей сельди. На втором месте — навага и сайга. Поймать можно также и более ценную рыбку: семгу и кумжу.

Ловят и морских животных: кольчатую нерпу, белуху и гренландского тюленя.

Занимаются в Белом море промыслом зостеры, морской травы, и водорослей — ламинарии и анфельции. В дальнейшем собираются развивать также добычу мидий, которых здесь очень и очень много.

Коренное население

Коренное население беломорья — поморы. Это субэтнос русского и карельского народов на Севере России. Сейчас их количество невелико: чуть больше трех тысяч человек. В силу местоположения образ их жизни тесно связан с рыбным промыслом и мореплаванием.

Как добраться

Добраться можно через основные порты: Архангельск, Кандалакшу, Онегу, Кемь, Северодвинск, Беломорск и Мезень. До Архангельска можно долететь самолетом или доехать поездом. В остальные города доезжают или на автомобиле, или по железной дороге.

Достопримечательности

Одна из основных достопримечательностей — Соловецкий монастырь, который находится на Большом соловецком острове. Вокруг него множество древних петроглифов и каменных лабиринтов.

В Онежской губе располагается остров Кий. Там находится Онежский крестный монастырь.

Но это не единственное, что привлекает путешественников на архипелаг. Необычайно красивая природа, скалы и сосны, гладкие валуны. Когда происходит отлив на Белом море, вода отступает на сотни метров, позволяя пройти по покрытому водорослями дну. Иногда вода в Белом море уходит настолько далеко, что можно пешком дойти до соседнего острова, не промочив ноги.

В двадцати пяти километрах от Архангельска находится музей под открытым небом «Малые Корелы». В нем можно познакомиться с культурой русского севера. Каждый из памятников располагается с научно-обоснованном месте.

Вся экспозиция показывает устройство стандартизированного северного поселения. Интересно попасть сюда во время проведения фольклорных праздников.

Белое море интересное и захватывающее. Обязательно стоит побывать в этих местах и познакомиться с русским севером!

Читайте также:  Море река озеро что общего

Источник

Как прокормиться морем? — 10 главных промыслов поморов из славного прошлого

«У моря живем, морем кормимся», — говорят поморы, (этим словом называют жителей побережья Белого и Баренцева морей, а также рек Мезени, Печоры, Онеги и Северной Двины). Занятия, которыми поморы жили, которые их кормили, одевали и давали заработать, все так или иначе были связаны с морем — и даже земледелие, и даже горное дело. А что уж говорить о выварке соли-поморки или о битье морского зверя — исконных занятиях людей, живших на студеном побережье.

1

Солеварение

Этот промысел заслуженно стоит на первом месте, как важнейший для развития экономики Поморья. Почти семь веков Поморье было основным внутренним поставщиком соли в стране. Соль сегодня и соль «тогда» по своему значению, конечно, несопоставимы: до изобретения холодильников соль была главным консервантом, от нее зависели жизни людей: есть соль — нет голода. Поэтому она была так дорога и поэтому продажа «белого золота» помогала поморским солепромышленникам составить очень крупные капиталы, которые потом инвестировались в другие промыслы — и в рыбный, и в зверобойный, и в лесной…

Солеварение начало развиваться на северном побережье уже в XII веке. Соль варили из морской воды в «цренах» — четырехугольных ящиках, выкованных из листового железа, и в «солгах» — больших котлах. Мешок с солью называли «пузом». Серая, горьковатая соль «морянка» или «поморка» от белой и чистой «ключевой» соли из подземных источников отличалась не в лучшую сторону, зато была дешева и сравнительно легка в выработке, поэтому пользовалась спросом.

Для добычи соли из подземного источника — усолья — нужно было найти «россольный пласт», вырыть яму, загнать в грунт широкую осиновую трубу — «матицу», затем выдробить твердую породу и вставить в грунт сосновую трубу меньшего диаметра, конец которой опускался уже в соляной раствор. Раствор подавался вверх по трубе, рядом с трубой строилась «варня» — земляная, обложенная изнутри кирпичами и глиной печь, на которой устанавливали котлы или сковородки для выварки соли. На такое строительство уходило от нескольких месяцев до нескольких лет.

С «поморкой» было проще — варни для ее добычи строились на морском берегу, вода была под боком, ее не нужно было ниоткуда качать, достаточно было проложить к варне от моря желоба или просто приносить воду вручную в ведрах.

Работа солевара был ответственной и трудоемкой: доведенный до кипения в црене рассол требовал постоянного присутствия рядом человека: нужно было беспрерывно перемешивать соляной раствор, подливать в него свежую воду, следить и за жаром в печи, и за тем, чтобы сковороды не прогорели, не образовалась соляная корка. Беспрерывная варка продолжалась порой до полутора суток и участвовало в ней несколько человек. Когда соляной раствор наконец загустевал, кристаллы соли хлопьями оседали на дно црена, жар в печи постепенно уменьшали, гасили и соскребали соль лопатами на просушку…

Прибыли от продажи соли окупали все затраты — и денежные, и физические. Соль, которая шла с Двины, из Колмогор — первой столицы Поморья, — была отменного качества, без примесей.

К XIXI веку поморское солеварение потеряло былое значение. Теперь поморы предпочитали российскую соль — «пермянку», а на промыслах у Мурманского берега — английскую «ливерпульку». Закупали соль и в Норвегии, но для собственных нужд продолжали варить соль до начала XX века.

2

Рыболовство

Роль морских и речных рыбных промыслов стала возрастать в Поморье с XVIII века. Весной и осенью поморы ловили сельдь, семгу, навагу и, конечно, треску — главную поморскую рыбу. Для каждого вида промысла использовали свои орудия.

Треску ловили ярусом. Ярус — это морская рыболовная снасть, которую поморы переняли у норвежцев. Составлялся он из 20-50 бечевок, имел длину до 10,6 километров. На каждую бечевку вешали крючки на поводках с наживкой — мойвой или моллюсками. Рыбаки отходили от берега на 5-25 верст, опускали ярус с якорями на концах на дно на глубину до 210 м и держали так между приливом и отливом. Каждый якорь был соединен с поплавком якорной веревкой. За эти веревки ярус поднимали, снимали улов, снова наживляли крючки и опускали на дно. Ярусом ловили и камбалу, и палтус, и сайду, и зубатку, и пикшу.

Каждый год в промысле участвовало от пятисот до тысячи судов. В середине XVIII века на мурманских станах (становищах) промышляло около десяти тысяч человек. Девять из десяти промышленников были поморами. В XIX веке мурманский тресковый промысел давал от 10 до 17 тысяч тонн соленой трески и 1–1,5 тысяч тонн жира. Продавали треску в основном в России. К концу XIX — началу XX века промысловиков трески стало значительно меньше.

Организация промысла называлась «пóкрут». Владелец промысловых судов нанимал экипажи, выдавал задаток и вознаграждал рабочих частью улова. Различался покрут кольский и покрут поморский. По условиям кольского покрута экипаж получал половину улова. По поморскому хозяин забирал 2/3 добычи, остальное делилось между рабочими. Кормщик, или корщик — главный на корабле, получал дополнительный пай и «свершенок» — денежную сумму, до 50 рублей.

Читайте также:  Повелитель морей сборка инструкция

Кроме частных судов, были и артельные — рыбаки покупали шняку в складчину и делили доходы от улова. В конце XIX века такие производственные кооперативы составляли около 20% от всей рыболовецкой флотилии.

На Онежских, Кандалакшских, Карельских берегах Белого моря и в устье Северной Двины ловили сельдь. В XIX — начале ХХ века сельдяной промысел приносил рыбакам наибольшую прибыль.

Осенняя путина начиналась в начале октября — с первыми заморозками и продолжалась до конца декабря. Весенний Егорьевский лов приходился на апрель, а летний Успенский — на август. На воду выходили и стар, и млад, в дело пускали сачки и невода, рыбы было так много, что сети едва не рвались… На один невод приходилась одна артель — разгреб. Состояла она из двух команд с тремя рыбаками в каждой. Артельщик вставал на носу лодки и специальным шестом — норилом — определял места движения стаи сельди. Заметили косяк — быстро выметывают невод и растягивают его против движения стаи. Снасть наполняется рыбой — лодки сходятся вместе и выгружают улов.

Когда вставал лед, невод использовали как стоячий. Прорубали прибрежную и морскую проруби, а по линии растяжки невода — еще два ряда прорубей. Когда рядом с прорубями проходила сельдь, невод опускали в морскую прорубь и растягивали шестами под водой через малые проруби. Оба конца подводили к ближней бережной проруби и там выбирали весь улов.

В Онежском и Двинском заливах использовали и стоячие ловушки, и переметы, и сельдяники.

Семгу много ловили в устье Северной Двины, на Летнем, Зимнем и Терском берегах. Во второй половине XIX века среднегодовой улов семги в Архангельской губернии составлял 720 тонн. Около половины улова приходилось на Беломорье, остальная семга вылавливалась в Печорском море (включая Чешскую губу) и на Мурмане. Семгу ценили наряду с сибирской пушниной и каспийской осетровой икрой.

Навагу в России смогли по достоинству оценить после того, как в конце XIX века между Архангельском и Вологдой появилась железная дорога. Рыбу стали вывозить на внутренний российский рынок, и скоро промысел наваги уже занимал третье место в доходности после семги и сельди. Добывали эту рыбу в основном в Мезенском и Кемском уездах. Основным орудием лова была рюжа — согнутые из ветвей обручи, обтянутые сетью. Вставленная внутрь обручей горловина препятствовала выходу рыбы из ловушки.

Рыбный промысел кормил поморов и прямо, и опосредованно. Рыбу ели и рыбу продавали. Промысловые становища, как и зверобойные участки, имели коренных хозяев, которые могли продавать свои владения, закладывать их целиком или паями, сдавать в аренду и завещать своим потомкам или монастырям. Владельцы промыслов — поморские крестьяне — платили государству налог.

Поморье снабжало Россию морскими продуктами и в первую очередь — рыбой, а также кожей и мехом морских зверей.

3

Зверобойный промысел

На побережье Белого моря издавна добывали гренландского тюленя и моржа. Поморы били морского зверя на островах Шпицберген (местные называли его Грумант), Новая Земля (Матка) и Моржовец.

У поморских зверобоев была своя иерархическая структура. Промысловики объединялись в артели по 5–7 человек. 5–10 артелей составляли ромшу, более крупную хозяйственную структуру, во главе которой вставал выборный юровщик (староста артели). Ромши, в свою очередь, могли составить бурс, который возглавлял главный юровщик — атаман.

Как правило, зверобой работал не на себя, а на хозяина. Его нанимали, обеспечивали орудиями промысла, едой, одеждой, большую часть добычи промысловик отдавал хозяину, себе оставлял лишь треть. Такого наемника называли прокрутчик.

Артель вела лов с помощью неводов длиной до 400 м и шириной до 10 м, гарпунов (кутил) или острог, рогатин и ружей. Гренландского тюленя стреляли из ружей, бельков и серок били баграми-кокотами с утолщением на конце, стараясь не повредить ценный мех. В июле и августе охотились также на белуху — мелкого северного кита. Сало белух ценилось — оно почти не коптило при горении. Мясо и кожа тоже шли в дело.

«Звериные ловы», как и рыболовство, считались испытанием и физических, и нравственных качеств. О нелегком промысле зверобоев и рыбаков сложено немало поморских сказок, песен и былин.

4

Судостроение

Без крепкого судна не выжить ни зверобою, ни рыбаку, ни купцу, так что сама жизнь вынуждала поморов постоянно совершенствоваться в судостроении. Они были умелыми мореходами: ходили рыбачить в Норвегию и Восточную Сибирь. Поморы строили кочи — легкие парусные суда для плавания по северным морям. Особая форма делала их маневренными, и кочи почти никогда не погибали во льдах.

До XVIII века поморы строили множество судов — соймы и буяны, кочмары и шняки, раньшины и лодьи… Позже правительственные нововведения в морском судоходстве сильно сократили и разнообразие поморских судов, и их количество. С середины XIX века состоятельные поморские купцы и промышленники больше стали строить иностранные шлюпы, клиперы, лихтеры и шхуны. Их приходилось приспосабливать к местным особенностям — ветрам, волнам, температурным перепадам Белого и Баренцева моря. Поморы победнее продолжали промышлять на карбасах, осиновках — лодках-долбленках с нашивными бортами и других зверобойных лодках.

Читайте также:  Американская история ужасов море

С вепсского и финского языков «карбас» переводится как большая гребная лодка. На карбасах ставили два паруса: на передней мачте — «ветрило», на второй мачте — большой парус. Использовали от двух до восьми весел.

В зависимости от целей эти суда имели свои особенности. Рыбаки мастерили короткие карбасы специально для тоней (промысловых мест ловли рыбы), карбасы для речного лова делали с более пологими бортами.

Зверобои снабжали свои небольшие легкие карбасы-стрелебны или стрельные (от названия припайного льда — стрельна) полозьями по обе стороны киля, чтобы можно было двигаться по льду. К днищу лодки, параллельно килю, набивали еловый брус квадратного сечения. Он служил полозом (креном), чтобы удобнее было перетаскивать лодку по льду. По льду лодку тянули с помощью зверобойной лямки, которую вырезали из моржовой шкуры или шкуры морского зайца и надевали двумя петлями через плечо и пристегивали к поводку, закрепленному на лодке. В стрелебную лодку «впрягались» два человека и тащили ее, двигаясь «гуськом».

В XIX — начале XX века океанскими, морскими и речными промыслами занимались 75–80 % поморов, в том числе подростки и женщины.

А теперь — коротко о других поморских промыслах:

5

Ловля жемчуга

Жемчуг ловили в устьях небольших рек. Сборщики налогов отбирали из собранного жемчуга лучшее зерно «на великого государя» и в патриаршую казну, отсылали в Москву. Поморскими жемчугами украшали одежду, головные уборы, церковную утварь.

6

Смолокурение

Для чего нужна смола? Смазывать обувь — раз, смазывать лыжи — два, смазывать колеса — три, а еще в судостроении, производстве канатов, выделке кож… К качеству смолы предъявлялись весьма высокие требования, и поморская смола этим требованиям отвечала. Уже во второй половине XIV века смолу, выгнанную на северных морских берегах, покупали состоятельные и именитые новгородские бояре, жившие на реке Ваге. Новгородцы перепродавали поморскую смолу заморским купцам. Позже инициативу у них перехватили москвичи — выгодный экспортный товар пополнял казну Московской Руси.

7

Добыча слюды

Слюда служила заменой редкому и дорогому стеклу. В XV веке слюдой «застекляли» церковные фонари, которые выносили во время крестных ходов, слюду вставляли в окошки царских и вельможных карет, в окна теремов и дворцов. Русская слюда считалась лучшей в мире. Европейцы называли ее «мусковита» — словом, производным от «Москва», но это название было не совсем верным. Потому что добывали слюду не в Москве, а на берегах Студеного океана.

8

Добыча руды — железной, серебряной, медной

Как ни удивительно, Поморье — родина горного дела в России. На Севере сохранились легенды о губе Серебрянке на Новой Земле, откуда вывозили много серебра. Одна из первых серебряных монет России чеканилась в Архангельске.

С середины XVI века поморы добывали и плавили железо — железные руды здесь луговые, озерные и болотные. Практически в каждой семье были и свои «копачи» — добытчики руд, и свои кузнецы: железные детали для лодок, рыболовецких и зверобойных снастей, топоры, ножи, якоря мастерили сами. Добывали и медь, и олово, делали латунь, мастерили хозяйственную утварь, умели отливать медные колокола и даже пушки. В 1648 году недалеко от Шенкурска на реке Ваге был основан один из первых железоделательных заводов России. А когда появились первые металлургические предприятия на Урале и в Сибири, первыми мастерами на них стали именно поморы.

9

Земледелие и скотоводство

Где позволял климат и была подходящая земля, поморы выращивали рожь, ячмень, сеяли лен, овес. До XIX века поморского зерна хватало и для местного потребления, и на продажу в Норвегию.

Скотоводство — тоже традиционный поморский промысел. Иначе откуда бы взялась знаменитая холмогорская порода коров и мезенская порода лошадей? В Санкт-Петербург из Поморья пять раз в год отправляли по полторы тысячи голов крупного рогатого скота.

10

Резьба по кости

Бивень моржа на севере зовется «рыбьим зубом». Его с давних времен добывали поморы в полярных морях. А еще они собирали по берегам Северного Ледовитого океана бивень зверя, который жил здесь тысячелетия назад, — мамонта. Кость — материал податливый и красивый. Когда поморы научились вырезать из него всякую красоту, доподлинно не известно, но первое письменное упоминание о холмогорских резчиках относится к XVII веку. И сразу — «вызываем в Москву!»: искусного «гребного мастера» Евдокима Шешенина и его брата Семена позвали в столичную Оружейную палату, где те стали лучшими косторезами!

За четыре века уникальный промысел, а точнее — искусство холмогорской резьбы по кости, достиг невиданных высот! Косторезам из Сольвычегодска и Великого Устюга, Архангельска и Холмогор уже мало было своего сырья: им привозили и слоновую кость, хотя они умели резать и коровью цевку. Кубки и браслеты, шкатулки и табакерки, гребни и шахматы, даже предметы мебели — изящные изысканные резные изделия приобретали цари, ценила европейская знать… Шедевры из кости и сегодня славят холмогорских мастеров по всему миру.

Источник

Adblock
detector