Меню

Главная тема хождения за три моря

«Хождение за три моря»: первый русский приключенческий роман

Русская средневековая литература довольно богата, и науке сегодня известны десятки и даже сотни произведений разных жанров. Особую группу составляют «хождения», то есть описания путешествий. Но у них есть еще одна общая особенность: в представлении средневековых авторов описания было достойно только паломничество, путешествие с благочестивой религиозной целью. И только тверской купец Афанасий Никитин считал иначе, оставив описание просто долгой поездки, без высоких материй.

Немного об авторе

Об Афанасии Никитине сохранилось мало сведений. Считается, что родился он в начале 1440-х годов и был сыном крестьянина, уроженцем Тверского княжества. «Никитин» – не фамилия, а «прозвание по отцу» (которого звали Никитой), ибо фамилий и отчеств в современном понимании незнатные люди тогда не имели.

Афанасий как-то сумел из крестьян выбиться в купцы, но чем он торговал – неизвестно. Он был грамотным человеком, ибо сам упоминал о наличии в багаже сундучка с книгами (большая редкость и ценность для того времени), знал персидский, татарский и арабский языки (на разговорном уровне; записи на этих языках он делал, но кириллическими буквами). Его путешествие сейчас датируют 1468-1474 годами (ранее назывались даты 1466-1472 гг.); Никитин умер, не доехав до родных мест. Это произошло примерно в 1475 году.

Записи он, вероятно, делал «по ходу дела», как дневники. Поскольку путешествовал он не в одиночку, а с разными караванами, попутчики доставили его «тетради» в Москву.

Текст записей оставляет много вопросов относительно личности автора. Так, лишь единожды упоминается совершенная Никитиным торговая операция, и та убыточная – продажа лошади. По его же словам, взятый им с собой «товар» в самом начале поездки отобрали грабители-кочевники. Соответственно, неясно, за какие средства Никитин 6 лет разъезжал по отдаленным землям. А он не только делал это, но и пользовался покровительством многих влиятельных людей.

На этом основании возникла версия, что Никитин был не купцом, а шпионом, и тогда его книга – нечто вроде отчетных записей. Однако этой теории не хватает объяснения, кто и с какой целью снарядил разведчика в столь отдаленные от Руси земли, как Индия и Персия.

Текст «Хождения» позволяет предположить, что его автор был очень свободомыслящим для своего времени человеком, едва ли не революционером. Так, Никитин все время добром вспоминает родину, но заявляет, что «эмиры русской земли несправедливы». Он признается в том, что неоднократно получал предложения сменить веру и в совершении обрядов других религий. Некоторые исследователи полагают, что он перешел-таки в другую веру, но благоразумно умолчал об этом в записях – на Руси «вероотступников» тоже отправляли на костер.

Открытие рукописи Никитина

Известно, что после смерти автора рукопись Никитина попала в Москву и оказалась в руках у некоего Василия Мамырева. В 1489 году она была скопирована в летопись, и затем несколько раз переписывалась при обновлении летописных сводов.

В научный оборот и новую литературу «Хождение» ввел Н.М. Карамзин, обнаруживший его в Троицкой летописи (рубеж XV-XVI веков). В 1818 году он привел отрывки из «Хождения» в примечаниях к тому своей «Истории». Первое полное издание «Хождения» увидело свет в 1821 году.

Исторические и географические сведения в книге Никитина

«Хождение» представляет собой описание приключений автора во время долгой поездки по отдаленным странам, а также хозяйства, быта, традиций, верований, привычек и культуры населения этих земель. Особенного внимания путешественника удостоилась Индия.

Никитин без осуждения относится к «бусурманским» верованиям и традициям, и потому достаточно объективен. География его поездки весьма обширна: Прикаспий, Кавказ, Персия, Индия, Крым. Он приводит много географических названий, указывает направление движения. Он посетил несколько десятков городов, причем некоторые – не один раз.

Соответственно, «Хождение» является ценным источником по истории средневековой Азии, а конкретно ее центральных и южных земель, а также крымских генуэзских колоний. Книга дает также много информации об образе мышления и системе ценностей продвинутого русского человека XV века. Никитин предстает в своих записях интересной личностью: он образован, энергичен, любознателен, образован, свободен от шовинизма и религиозного фанатизма.

Книга интересна и с лингвистической точки зрения. Так, некоторые ее фрагменты записаны Никитиным на смеси нескольких языков (русского, арабского, персидского, тюркского), но кириллицей. В тексте также обнаружены почти точные цитаты из Корана.

Историческое значение «Хождения за три моря»

Как обстоятельства создания произведения, так и оно само, имеют большое историческое и культурное значение. Афанасий Никитин оказался пионером сразу в нескольких культурных областях.

  1. Никитин первым из европейцев побывал в ряде городов Индии и Центральной Азии и оставил их описания.
  2. Путешественником был разведан маршрут, которым можно было (хоть и с огромным трудом) добираться из русских земель в Индию.
  3. Рассказ Никитина дает представление о системе ценностей образованного русского человека XV века и о перспективах русско-индийской и русско-персидской торговли на то время.
  4. Никитин стал пионером жанра – чисто светских путевых заметок, без религиозной подоплеки.

Однако чисто практическое значение добытых Никитиным сведений оказалось невелико. Открытый им маршрут в Индию требовал слишком много времени и затрат и был сопряжен с большим риском. Сам путешественник все время отмечал неблагоприятные обстоятельства для торговли.

По этой причине тверской купец не стал одним из ярчайших представителей эпохи великих географических открытий, а роль «первооткрывателя» Индии досталась Васко да Гаме. Он совершил свое путешествие на 25 лет позже, но морской путь был быстрее, проще и безопаснее. Поэтому торговые связи с Индией первыми установили западноевропейские морские державы (они же затем и превратили ее в колонию), а Русь не имела практической возможности воспользоваться открытиями своего первопроходца.

Источник

«Хождение за три моря» Афанасия Никитина

(для внеклассного чтения)

Эпоха рубежа XV–XVI веков — время великих географических открытий Христофора Колумба и Васко да Гама. Тот же интерес к открытию еще неизведанных стран был характерен для России.

Особенно интересны были в конце XV века поиски торгового пути в Индию — центр средневековой торговли. В Западной Европе и на Руси существовало много сказаний об Индии и ее богатствах. Десятки предприимчивых людей пытались найти путь туда.

Тверской купец Афанасий Никитин в 1466–1472 годах кратчайшим путем по суше прошел в Индию и оставил обстоятельные записки — «Хождение за три моря».

Хождения относятся к жанру путешествий, путевых заметок, которые пользовались в Древней Руси большой популярностью. В самом раннем произведении этого жанра — «Хождении игумена Даниила», упомянуто, что писать надо о том, что видел и слышал сам: «не хитро, но просто». Хождение обычно состоит из отдельных новелл-очерков, написанных простым, лаконичным, порой ярким образным языком, объединенных образом главного героя путешественника-христианина.

Записки Афанасия Никитина не отличаются изысканным литературным стилем, как отмечают исследователи. Он пишет совершенно просто, и в этой простоте особое очарование его труда.

История путешествия Афанасия Никитина такова: в 1466 году с русским послом он выехал из Москвы в Шемаху. Они спустились вниз по Волге до Астрахани, где один из кораблей путешественника был захвачен разбойниками, а другой у берегов Каспия разбила буря. Несмотря на потерю кораблей и товаров, Никитин с товарищами продолжил путешествие. По суше они добрались до Дербента, затем попали в Персию и морем в Индию. В Индии Афанасий Никитин пробыл три года и через турецкие земли, по Черному морю вернулся в 1472 году в Россию, но, не доезжая Смоленска, умер. Его записки были доставлены в Москву и включены в летопись.

«Хождение» — это исторический документ, живое слово человека XV столетия. В нем проявилась незаурядная личность, патриот своей родины, прокладывающий пути в неведомые страны «ради пользы русской земли».

В Индии путешественник присматривается к нравам и обычаям чужой страны. Он замечает: люди там ходят нагие, не покрывая ни головы, ни груди, волосы заплетают в одну косу, князь их носит покрывало на голове и на бедрах.

Афанасий Никитин объездил всю Индию. Он побывал и в священном городе Парвате, описал местные религиозные обычаи. Во время посещения столицы, города Бедера, он обратил внимание на развитие торговли. Интерес Никитина вызвала пышная церемония выезда султана с двенадцатью великими визирями на трехстах слонах на прогулку. На каждом слоне были размещены по шесть человек в доспехах с пушками и пищалями, а на «великом» слоне — двенадцать человек. Кроме слонов выехали тысяча коней без всадников, сто верблюдов, триста трубачей, триста плясунов, триста невольниц. Султан ехал на коне, убранном золотом, в золотом седле.

Также подробно и точно описаны путешественником и другие выезды султана и его братьев.

Русского человека интересуют быт и нравы чужой страны, особенности пищи, способы ее употребления (едят правою рукою, а ложки и ножа не знают), социальное неравенство, религиозная рознь. Купца привлекает грандиозный ежегодный базар. На этот базар съезжается «вся страна Индейская торговати», «да торгують десять дней».

Он отмечает и особенности климата Индии: «Зима у них стала с троицына дни, а всюду вода, да грязь и тогда пашут и сеют пшеницу, просо, горох и все съестное. Весна же наступает с Покрова дня, когда на Руси начинаются первые зазимки» 1 .

Описание Индии строго реально, однако он приводит и местные легенды. Вглядываясь в чужую землю, Афанасий Никитин свято хранит в своем сердце образ Русской земли. Ему дорога его отчизна: «Русская земля, да будет Богом хранима. На этом свете нет страны, подобной ей. Да станет Русская земля благоустроенной и да будет в ней справедливость!»

Разносторонней наблюдательностью записки Афанасия Никитина выделяются среди европейских географических сочинений XV–XVI веков.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

  1. Приведите историческую справку о путешествии А. Никитина.
  2. Перечитайте «Хождение». Как оно построено?
  3. Покажите, что перед нами жанр путевых записок и очерков.
  4. Почему записки представляют собой драгоценный исторический документ XV века?
  5. Какова цель поездки Никитина и чем отличается его произведение от путешествий и хождений XII–XIII веков (с религиозными целями и проповедями)?
  6. Что увидел путешественник в Индии, что поразило его (обычаи, одежда, торговля, быт и нравы народа, климат)? Приведите примеры.
  7. Как отразилась личность русского купца, его патриотические чувства в «Хождении»?
  8. Автобиографический материал в «Хождении» (подробное описание переживаний и фактическая точность рассказа). Приведите примеры.

Читайте также другие темы главы «Литература периода укрепления русского централизованного государства»:

Источник

Хождение за три моря. Анализ произведения

Целью статьи является описание важного события в истории Древней Руси XV века и расширение знаний о произведении А.Никитина «Путешествие за три моря».

Русский купец Афанасий Никитин является первым европейцем, описавшим правдиво, умело и просто средневековую Индию. В конце XV века в Европе и на Руси предприимчивые люди пытались расширить границы коммерческой деятельности и найти торговый путь на полуостров Индостан — центр средневековой торговли.

В те времена распространялось много сказаний о заморской стране Индии с её удивительными богатствами. Путешественнику довелось воочию увидеть далёкую экзотическую страну с иной культурой и религией , чуждой по языку и обычаям, о чём он сумел искусно и непредвзято рассказать своим соотечественникам.

Жанр «хождения» в литературе

В Древней Руси XII-XVII веков был распространён такой жанр литературы как хо́ждения, представляющий собой путевые записки с впечатлениями от посещения иностранных земель.

Первые хождения имели религиозную направленность и составлялись паломниками во время посещения святых мест в Палестине, Византии, странах Востока. Их главной целью было поклонение христианским святыням. Совершали такие походы официальные представители русской церкви или люди, давшие обет паломничества. Известно более семидесяти произведений, написанных в жанре хождений

« Хождение » купца Афанасия Никитина – первый исторический рассказ, отличающийся своими коммерческими целями.

История путешествия Афанасия Никитина

В 1466 году тверской купец выехал из Москвы до Астрахани. Корабль с товаром захватили разбойники, а второй был разрушен ураганом в Каспийском море. Однако путешественник продолжил путь по суше. Пройдя Дербент и Персию, по морю доплыл до Индии. Три года Никитин прожил в Индии и побывал в различных её городах: в Парвате, Бедере, Каллуре, Джуннаре, а также описал со слов индийцев Калькутту, остров Цейлон и Индокитай. В 1472 году по Чёрному морю вернулся в Россию, но умер у Смоленска, так и не увидев родной Твери.

Читайте также:  Отдых море средиземное или адриатическое

Результатом странствий Никитина явилось первое реальное описание малоизвестной страны, её государственного строя, вооружения армии и торговых дел.

Путешественник подробно рассказал об индийских религиозных обычаях, местных нравах и представлениях о морали. Очень тонко подметил особенные черты, присущие иноверцам. Ничто не прошло мимо взора путешественника: климатические условия полуострова, обитающие там экзотические животные. Автор записал несколько легенд местного населения и закончил своё «Хожение» молитвой из Корана.

Главное значение «Хождения» в отсутствии предвзятости, а также почтения в отношении к христианскому взгляду на отношения с иноверцами. Перед нами предстаёт человек XV века, сильная личность, патриот, проделавший путь за три моря и «ради пользы русской земли», оставивший после себя ценные записи.

Источник

Исследовательская работа ««Хождение за три моря» Афанасия Никитина как образец духовной крепости и глубокой веры русского народа»

Победитель городского конкурса творческих работ школьников , посвященный Дням славянской письменности и культуры .

Тема: История книгопечатания и особенности книжной культуры на Руси

Искал не знатность и не славу

Обычный русский человек,

Но память заслужил по праву

Он описал иные нравы,

Обычаи земли чужой

Терпимо, справедливо, здраво.

Но не забыл земли Тверской.

Разлука с родиною — горе.

Он сомневался и страдал.

Своё «Хоженье за три моря»

Он на чужбине написал.

Виктория Десятова

Скачать:

Вложение Размер
vsya_rabota.docx 344.46 КБ

Предварительный просмотр:

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 37

««Хождение за три моря» Афанасия Никитина как образец духовной крепости и глубокой веры русского народа»

Тема: История книгопечатания и особенности книжной культуры на Руси

Ученица 9 класса

Искал не знатность и не славу

Обычный русский человек,

Но память заслужил по праву

За то, что свой прославил век.

Он описал иные нравы,

Обычаи земли чужой

Терпимо, справедливо, здраво.

Но не забыл земли Тверской.

Разлука с родиною — горе.

Он сомневался и страдал.

Своё «Хоженье за три моря»

Он на чужбине написал.

  1. Содержание.
  2. Введение.
  3. Глава 1: «Хождение за три моря» Афанасия Никитина как образец жанра.
  4. Глава 2: Глубокая религиозность и духовное мужество купца Афанасия Никитина.
  5. Заключение.
  6. Список литературы.

«Кротость есть признак великой силы.

Чтобы быть кротким,

для этого нужно иметь благородную,

мужественную и весьма высокую душу ».

«Что такое красота душевная?
Целомудрие, скромность, милосердие,

любовь, дружелюбие, доброжелательство,

повиновение Богу, исполнение закона,

правда, сокрушение сердца ».

Св. Иоанн Златоуст.

Актуальность. В сегодняшнее непростое время, когда многие страны всколыхнула волна межнациональной розни, становится очень актуальной проблема толерантности общества, миролюбия. Среди немногих стран, сохраняющих теплые отношения с Россией, и которые, как и наша страна, поддерживают и сохраняют доброжелательное отношение к мигрантам, малым этническим группам, в том числе и к россиянам, остаётся Индия. Испокон веков российско-индийские отношения сохраняли свою теплоту и особую уникальность.

Индия всегда манила к себе своей невероятной загадочностью. Марк Твен, посетивший Индию, писал: «Индия – это страна грез, это сага о сказочной роскоши и невероятной нищете, блеске и рубищах, дворцах и лачугах. Это колыбель людской расы, место рождения человеческой речи, мать истории, бабушка легенды, прабабушка традиции. Это земля, которую хотели бы увидеть все».

Еще более близка с Индией Россия, ведь славянские народы относятся к семье индоевропейцев и не случайно в культуре Индии и России есть много общего — семейные ценности, целомудрие, скромность, гостеприимство и даже сходство языков (от древнего санскрита).

В одной дипломатической статье сказано: «Русско-индийские связи — экономические, политические и культурные — имеют многовековую историю. Начало их относят обычно ко времени знаменитого путешествия Афанасия Никитина …». Возможно и ранее имелись связи русского и индийского народов, но этот яркий памятник русского средневековья единственно известный и невероятно яркий. В этом хождении так много интересных граней, многие из которых недостаточно раскрыты.

Наиболее поразительными показались мне переживания Афанасия Никитина как человека глубоко православного, оказавшегося в стране чужедальней, где каждый свой шаг он прочувствывает через призму своей веры, где во всем прослеживается его внутренняя обращенность к Богу.

Есть в труде Афанасия Никитина и предостережения к русским соплеменникам, чтобы они избегали раздора и берегли свою Родину: «В Севасской округе и в Грузинской земле всего в изобилии. И Турецкая земля всем обильна… … А Русь (Бог да сохранит! Боже, сохрани ее! Господи, храни ее! На этом свете нет страны, подобной ей… Но почему князья земли Русской не живут друг с другом как братья! Да устроится Русская земля, а то мало в ней справедливости! Боже, Боже, .Боже, Боже!)» .

Сегодня, когда на Украине происходят известные события, эти слова кажутся особенно своевременными. Индия же по-прежнему остается добрым партнером России в ее стремлениях наладить дружеские отношения в славянской семье и в мире.

На родине Афанасия Никитина его «Хождение» и его подвиг никогда не забывались. В Твери ежегодно проходят городские конкурсы детского рисунка «Хождение за три моря», фестивали и конференции «Из Твери в Индию». В рамках дня города на набережной, носящей название в честь Афанасия Никитина, у памятника купцу Никитину проходят фестивали русско-индийской дружбы «Краски Индии».

Также высок и интерес индийцев к России. В Индии на территории одного из индийских колледжей, в штате Махараштра, также стоит памятник Афанасию Никитину. Идея поставить там памятник тверскому купцу принадлежит Владимиру Путину.

Как сообщает портал «Русский век», в Индии растёт число изучающих русский язык, как и количество учебных заведений, в которых его преподают. Желание изучать русский язык зачастую рождается у индийцев из увлечения культурой России.

С 2004 года в Индии действует Делийская ассоциация российских соотечественников, переименованная в конце прошлого года в Индийскую ассоциацию российских соотечественников (ИАРС). Как заметил президент Индии — за всю многовековую историю «двусторонние отношения развивались динамично, иногда несколько утихали, но никогда не прекращались полностью и не переходили в стадию открытой конфронтации». А наш президент в 2015 году заявил так: « Россия является самым близким другом Индии».

Размышляя об этих отношениях приходит на память любимая старая сказка советского времени «Старик Хоттабыч», где есть интересный эпизод о дружбе двух народов — индийские дети поют русскую «Катюшу» и все кричат известный лозунг той эпохи « Хи́нди ру́си бхай бхай» — «Индийцы и русские братья» .

Эти добрые отношения чувствуются и в рассказе Афанасия Никитина, хоть и происходили события более полувека назад! Конечно многое пришлось пережить русскому купцу в далекой стране — и лишений и горя. Но благодаря своей кротости и доброте, а также правдолюбия и стойкости в своей вере он смог снискать уважение у иноплеменников, а многие стали ему настоящими друзьями.

Изучать «хождения» научно стали исследователи еще с 19 века, когда стали выходить целые серии томов. В них не только публиковались хождения, но они еще и сопровождались научными аннотациями специалистов.

Исследованию жанровых особенностей древнерусских хождений за последние годы уделялось значительное внимание, в частности, в работах В. В. Кускова, Н. В. Водовозова, Д. С. Лихачева, О. А. Белоброва и многих других исследователей.

Также имеются работы Даниэля Волкова, Л. С. Семеновой, историка и литератора С.Я. Лурье. Есть мусульманские источники, где работа Никитина рассматривается со своей особой точки зрения. Однако все эти работы, за исключением последних, уделяют внимание «хождению за три моря» именно как литературному шедевру и как географически интересному документу. А вот как глубокий, нравственно возвышающий рассказ, «крик души», исповедь, хождение практически не рассматривается. Так возникает противоречие между необходимостью изучить «хождение» Никитина в ключе его личностных характеристик и недостаточностью таковых работ на сегодняшний день.

Востребованность и значимость дневника Афанасия Никитина и вместе с тем недостаточная изученность проблемы обусловили выбор темы исследования : ««Хождение за три моря» Афанасия Никитина как образец духовной крепости и глубокой веры русского народа».

Глава 1. «Хождение за три моря» Афанасия Никитина как образец жанра.

«Хожения» как жанр русской средневековой литературы.

Прежде чем приступить к рассмотрению «Хождения» Афанасия Никитина необходимо ознакомиться с определением и сутью жанра хождений в общем. Это форма путевых заметок очень распространенная в средневековой русской литературе. Таким образом русские путешественники описывали свои впечатления от посещения иностранных земель. Иногда употреблялись такие названия жанра как «путник», «странник», «паломник», «скаска», «посольство».

В своих трудах авторы выражали различные идеи, которые сплетались воедино — политические, нравственные, художественные интересы и конечно религиозные воззрения. Как отмечают исследователи «хожения являются ярким отражением русского средневекового мировоззрения».

Наиболее распространенные хожения – о паломничестве по святой земле. Обычно принято классифицировать произведения данного жанра по трём группам: собственно паломничества на пути к святыням Востока, сказочные путешествия и светские хождения.

Основные сведения о данном жанре мы поместили в таблицу:

Хождение как жанр

— путешествия, описания паломничества к «святым местам», повествующие о реально существующем путешествии.

— события: реально исторические;

— по композиции: цепь путевых очерков, соединённых по хронологическому или топографическому признаку;

— повествователь: не обязательно образованный, но обладающий такими личностными качествами как — смелость, энергичность, дипломатичность, веротерпимость; он не стремится приукрасить, идеализировать события;

— язык: простой, разговорный древнерусский, использование иностранных слов для номинативной функции, чаще всего используются сравнения.

паломнические, купеческие, посольские и землепроходческие

Всего известно более 70 произведений этого жанра: около 50 оригинальных и около 20 переводных

  • Хожение игумена Даниила — самый ранний из известных образцов жанра о паломничестве в Палестину (12 век);
  • Хожение Антония Новгородского в Царьград ;
  • Хожение Игнатия Смольнянина в Царьград ;
  • Хожение Авраамия Суздальского ;
  • Хождение священноинока Варсанофия ко святому граду Иерусалиму ;
  • « Хожение за три моря » Афанасия Никитина — самый известный и совершенный образец жанра (15 век);
  • Хождение Богородицы по мукам (апокриф)
  • «Хождение Агапия в рай» (апокриф)
  • «Хождение на Флорентийский собор» — первый путевой очерк о Западной Европе (15 в.);
  • Хожение купца Федота Котова в Персию;
  • «Хождение в Царьград» Добрыни Ядрейковича XIII.

Иногда к хождениям относились как к вполне достоверному источнику и только. Однако литературные элементы этого рода письменных памятников, весьма распространённых среди русских средневековых книг, сборников, уникальны: это и записи устных рассказов, легенды и чудеса, бродячие литературные. Порой в древнерусских хождениях как в устойчивых очерковых жанрах немаловажное значение приобретает смешение достоверного и легендарного (иногда книжного, а порой устного происхождения). Некоторые исследователи справедливо отмечают «связь паломничеств с деловой письменностью, в частности со статейными списками русских послов».

Но среди всех образцов жанра особняком стоит работа, вернее путевой дневник купца Афанасия Никитина, «собиравшегося на Кавказ, а попавшего в Индию».

Никитин вводит в записки многочисленные комментарии и описания, основанные на собственных живых наблюдениях. Это первая и единственная работа не о святой земле, а путешествии в чужестранную неизведанную страну, к иноверцам. А потому на наш взгляд она представляет особый интерес о том, как человек сумел сохранить свою христианскую веру. Хождение наполнено глубоким покаянием, переживаниями за покинутую Русь-матушку, мыслями о важности жить в мире всем удельным князьям и многими другими личностными соображениями автора. На эту работу много разных мнений исследователей, которые мы постараемся отразить.

«Таким образом, можно заключить, что в целом хожения – это типичный жанр русской средневековой литературы, а «Хожение за три моря» Афанасия Никитина, среди других произведений данного жанра, представляет собой уникальный образец, возникший на излёте эпохи «Русского Возрождения». Важнейшей особенностью этого памятника следует считать его совершенно неофициальный характер – это записки русского человека, попавшего на чужбину, не имевшего определенного адресата». Так писал о хождении исследователь Волков.

История написания и обретения «Хождения» Афанасия Никитина

««Путешествие» Афанасия Никитина, будучи произведением очень ценным с точки зрения историко-археологической, представляет и немалую ценность историко-литературную как своего рода предвестник очерковой литературы как показатель высокого культурного уровня русского человека».

Некоторые исследователи отмечают высокую духовность Афанасия, красоту его слова как русского православного человека. Но большинство дают Никитину такую характеристику: «человек светский, предприимчивый, энергичный купец — задумывает путешествие с чисто практическими, торговыми намерениями — выгодно продать там свои товары и на вырученные деньги привезти на Русь товары заморские».

Но мне кажется, не только ради торговых целей отправился Никитин в путешествие. В то время всем правителям хотелось найти короткий путь в неведомую страну. Как очень ярко показано в советско-индийском фильме, выпущенном в 1958 году, возможно именно с этой миссией государственной важности и отправились тверичане в путь.

Из исторических источников нам известно следующее: « В 1466 г. к Ивану Васильевичу III приезжал посол от владетеля Шемахи. Его отъезд сопровождало ответное посольство, возглавлявшееся Василием Папиным, с кречетами — даром великого князя шемаханскому владетелю. К походу присоединились тверские купцы на двух судах».

Вообще « Индийское царство» было знакомо древней русской письменности с самого ее начала. Писались эти работы греками, а русские могли прочесть их в переводе. Около 13 века, со славянского юга к нам попало на Русь сказание об Индийском царстве, «на котором лежит след сильного влияния Александрии». Существовала и некая, в русских переводах, Топография Космы Индикоплова. Уже в то время, как утверждают ученые, был известен русским людям и «аскетическоий роман» о православных святых — Варлааме и Иоасафе. Причем Иоасаф принявший православие был индийским принцем. Однако сведения эти отличались большим своеобразием. Фантастические описания богатой чудесами страны, люди которой живут счастливо, «в свое время сыграли роль утопии, обещавшей помощь всесильного восточного царя-попа Иоанна». Вот и отправился наш купец узнать более подробно о диковинной стране. Здесь же вспоминается и сказка Аксакова «Аленький цветочек», которая, возможно, была отголоском давних рассказов о путешествии русских купцов в заморские страны.

Вот еще одно из интересных высказываний о личных записках Никитина: «Написанные для себя записи Никитина представляют собой один из наиболее индивидуальных памятников Древней Руси: мы знаем Афанасия Никитина, представляем его личность несравненно лучше, чем личность большинства русских писателей с древнейших времён до XVII века».

Никитин был, как отмечает исследователь Волков, человеком образованным — «Лишь из текста, а точнее из контекста, становится понятным, что это был достаточно образованный человек, ведь часть своих заметок он составил на тюркском и персидском языках».

Здесь следует заметить, что этим фактом злоупотребляют, как мне кажется, мусульманские авторы. Те места, где Афанасий вставляет молитвы не на русском языке, они используют как доказательства принятия Никитиным ислама. Дагестанский ученый Зураб Гаджиев даже использует такие названия для своих статей: «Афанасий Никитин – мусульманин. Хождение за новой верой». Для меня, как и основной части исследователей является напротив очевидным, что Никитин сохранил свою веру православную стойко и с честью.

Есть еще интересные трактовки «Хождения». Кто-то, соглашаясь, что великий купец едва не изменил своей вере, называют дневник Никитина – предостережением для других русских людей, кто-то — исповедью, а есть даже такое понятие как – «антиповедение» или «антипаломничество».

Как утверждает исследователь Борис Успенский — «Хожение» было призвано объяснить антиповедение автора с точки зрения православного человека: он «осознает себя христианином, его поведение носит вынужденный характер», а «антиповедение обусловлено именно принадлежностью… к православной культуре в ее специфическом русском воплощении». Автор пишет, что в древней Руси земное пространство рассматривалось, как и многое другое, в ценностном ключе. Есть земли чистые и не чистые, грешные и святые.

Поэтому «пребывание в чистом пространстве есть признак святости – отсюда объясняется паломничество в святые земли, пребывание в пространстве нечистом, напротив – признак греховности». Борис Успенский таким образом определяет, что Афанасий воспринимал свое пребывание в грешной чужой земле как испытание. А испытание подразумевает отчет. Вот таким отчетом и явилось «Хождение» Никитина. « Отчёт предназначался не столько для людей, сколько для высшей инстанции – Бога, и будет представлен Ему на Страшном Суде». И, таким образом, Успенский считает целью написания Никитиным своего труда — оправдание своего «грешного хождения».

Мне кажется, что Афанасий Никитин был по истине смелым человеком, мужественным и умным. Он пошел на это путешествие ответственно, полагаясь на Бога и сознавая важность познания нового, важность того, что делает. Он стойко принимал трудности и искушения. Что бы не происходило, он отдавал себя в руки Богу, молился неустанно. Путешествие он предпринял, получив благословение в монастыре. Поэтому я не считаю, что его дневник- попытка оправдаться. Да, он не лукавя писал о своих слабостях, каялся, кляня себя даже за то, что постился не в положенное по православию время. Но это лишь доказывает его глубокую преданность Богу и православию.

Я вижу цель написания «Хождения» именно как путевой дневник – красочный, по возможности подробный, очень личностный. Чтобы потом его соплеменники могли узнать, какая она, эта далекая Индия. Чтобы могли почувствовать, каково это жить вдали от родины, от своей церкви. Поняли, какое это счастье жить на своей земле, иметь возможность праздновать со своим приходом святую Пасху… Чтобы берегли свою святую, такую прекрасную Богом данную землю и мир – в своих городах, семьях, душах. Берегли святую Русь.

Именно так и произошло. Мы можем читать этот великолепный текст и сопереживать его автору, делать выводы. Достоверно известно, что по возвращению своему из путешествия, Афанасий Никитин преставился недалеко от Смоленска, а его записки были переданы в руки дьяка великого князя Московского — Василию Мамыреву в 1475 году.

Вот, что сказано в Львовской летописи под 1475 г.: «Того же году обретох написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы, а ходил, сказывает, с Василием Папиным. Аз же опытах, коли Василей ходил скречаты послом от великого князя (Я же расспрашивал, когда Василий Папин был с кречетами послан послом от великого князя), и сказаша ми за год до казанского похода пришел из Орды; коли княз Юрьи под Казанью был, тогда его под Казанью застрелили. Се же написано не обретох, в кое лето пошел или в кое лето пришел из Ындеи (т.е. в записях же не нашел, в каком году Афанасий пошел или в каком году вернулся из Индии), а сказывают, что деи Смоленьска не дошед, умер. (т.е. а говорят, что умер, не дойдя до Смоленска) А писание то своею рукою написал, иже его рукы те тетради привезли гости к Мамыреву Василью, к диаку великого князя на Москву». Иные сведения биографического характера извлекаются только из самого текста «Хожения».

К сожалению, нам не доступен первоначальный текст – рукопись самого Афанасия Никитина, а его «Хожение» дошло до нас в трёх разных сводах, текст которых мало отличен друг от друга – они более друг друга дополняют, чем вносят какой-либо диссонанс.

Глава 2: Глубокая религиозность и духовное мужество купца Афанасия Никитина.

Глубокое и стойкое религиозное мироощущение русского народа в труде Афанасия Никитина.

Русский православный человек на Святой Руси всегда в первую очередь уповал во всем на Божий Промысел. Все, что с ним происходило, он считал не случайным. Однако никогда не было фатализма, слепой веры в судьбу. Если происходило так, а не иначе – значит человек заслужил это своими действиями, либо ситуация в которую человек попадает будет для него полезной, самой правильной из возможных. Так жил и купец Афанасий. Его живая, трепетная душа во всем искала Бога.

Так описание своего пути Никитин начинает с того, как взял благословение отправиться в далекий путь. «Поплыл я вниз Волгою. И пришел в монастырь калязинский к святой Троице живоначальной и святым мученикам Борису и Глебу. И у игумена Макария и святой братии получил благословение… …И отпустили меня без препятствий. И в Плес приехал благополучно».

Описывая свой путь, православные называли не только города, но и дорогие сердцу церкви. А обращения к чинам государственным и церковным было в высшей степени учтивым, сыновьим. «Пошел я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича».

Неоднократно видны примеры того, как русский человек все временные вехи своей жизни сверяет с православным календарем. И это вовсе не от малограмотности, а оттого, что годовой календарный круг церкви для русского человека, прихожанина, был глубоко родным, понятным, необходимым. И не только значительные праздники, но и самые малые, дни местночтимых святых, поминовения усопших и т.д. Вот несколько примеров тому из текста «Хождения за три моря»:

«А Ормуз — на острове, и море наступает на него всякий день по два раза. Тут провел я первую Пасху , а пришел в Ормуз за четыре недели до Пасхи из Ормуза после Пасхи в день Радуницы пошел я в таве с конями за море Индийское»;

«Зима у них началась с Троицына дня »;

«В Гундустанской земле эта ярмарка лучшая, всякий товар продают и покупают в дни памяти шейха Ала-ад-дина, а по-нашему на Покров святой Богородицы » ; «Весна у них началась с Покрова святой Богородицы. А празднуют память шейха Ала-ад-дина и начало весны через две недели после Покрова; восемь дней длится праздник».

«Вернулся я в Бидар из Кулонгири на Филиппов пост , а жеребца своего продал на Рождество ».

Ну и конечно вот очень интересный отрывок из текста, посвященный самому главному православному празднику праздников: «Из Парвата приехал я в Бидар за пятнадцать дней до бесерменского улу байрама. А когда Пасха — праздник воскресения Христова , не знаю; по приметам гадаю — наступает Пасха раньше бесерменского байрама на девять или десять дней. А со мной нет ничего, ни одной книги; книги взял с собой на Руси, да когда меня пограбили, пропали книги, и не соблюсти мне обрядов веры христианской. Праздников христианских — ни Пасхи, ни Рождества Христова — не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных (молю я Бога, пусть он сохранит меня: «Господи Боже, Боже истинный, ты Бог, Бог великий. Бог милосердный. Бог милостивый, всемилостивейший и всемилосерднейший ты. Господи Боже). Бог един, то царь славы, творец неба и земли».

Также глубоко чувство русского человека в своей благодарности Богу. «И я, грешный, привез жеребца в Индийскую землю, и дошел с ним до Джуннара, с Божьей помощью , здоровым, и стал он мне во сто рублей».

Есть несколько описаний нравов индусов, по которым мы видим, что и нравственно Никитину было там тяжело. Даже то, что в жарком климате ему приходилось видеть их полуобнаженными вызывало в нем шок. «Зимой у них простые люди ходят — фата на бедрах, другая на плечах, а третья на голове… (О Боже, Боже великий. Господь истинный, Бог великодушный, Бог милосердный!)»

О том как принуждали купца Афанасия принять ислам, он рассказывает очень подробно сам: «И в том Джуннаре хан отобрал у меня жеребца, когда узнал, что я не бесерменин, а русин. И он сказал: «И жеребца верну, и тысячу золотых впридачу дам, только перейди в веру нашу – в Мухаммеддини . А не перейдешь в веру нашу, в Мухаммеддини, и жеребца возьму, и тысячу золотых с твоей головы возьму». И срок назначил — четыре дня, на Спасов день, на Успенский пост. Да Господь Бог сжалился на свой честной праздник, не оставил меня, грешного, милостью своей, не дал погибнуть в Джуннаре среди неверных. Накануне Спасова дня приехал казначей Мухаммед, хорасанец, и я бил ему челом, чтобы он за меня хлопотал. И он ездил в город к Асад-хану и просил обо мне, чтобы меня в их веру не обращали, да и жеребца моего взял у хана обратно. Таково Господне чудо на Спасов день. А так, братья русские христиане, захочет кто идти в Индийскую землю — оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в Гундустанскую землю». Мы не знаем что бы могло произойти, если бы не явился на помощь Никитину знакомый ему хорасанец. Но то, что Афанасий точно добровольно бы никогда не принял ислам это очевидно. Однако ведь не все люди способны выдержать мученичество. Но Бог видел, какая сильная любовь к православию горела в сердце храброго купца. Господь избавил его от тяжкого испытания и помог ему сохранить веру.

О том, что Афанасий не предавал своей веры, но честно исповедывал православие видно из следующей цитаты хождения. «И жил я здесь, в Бидаре, до Великого поста и со многими индусами познакомился. Открыл им веру свою, сказал, что не бесерменин я, а (веры Иисусовой), христианин, и имя мое Афанасий, а бесерменское имя — ходжа Юсуф Хорасани. И индусы не стали от меня ничего скрывать, ни о еде своей, ни о торговле, ни о молитвах, ни о иных вещах, и жен своих не стали в доме скрывать».

Подружившись с иноверцами, он свободно общался с ними, узнавал их обычаи. Вполне возможно, что за 4 года в чужой земле Никитин так привык слышать мусульманские молитвы, что мог писать в своем тексте молитвы и тюркским языком. При этом он молился именно как православный, никак не оскверняя себя. Те эпитеты Бога, которые произносит Афанасий, так же присущи и православной молитве. Это вполне могут прочувствовать прихожане православных храмов и сегодня. Все, кто знаком со Священным Писанием и молитвословами. «О Боже, Боже великий. Господь истинный, Бог великодушный, Бог милосердный!» — говорит Никитин. Мы слышим здесь обращение именно к христианскому Богу Отцу. Также и в его последней завершающей молитве. Единственно, что режет слух, это частое наименование Бога карающим. То что как раз присуще Ветхому Завету и исламу. Но мне видится, что это совсем не удивительно для человека, прожившего вдали от родины в окружении чуждой культуре 4 года!

А то, что Никитин употребляет слово Аллах, то как отмечают исследователи, в восточных языках это слово означает не имя Бога, а само понятие Бог. По крайней мере, в те времена. Вот что об этом пишут исследователи. «В арабистике считается, что слово Аллах расшифровывается как аль-илах и является результатом слияния определенного артикля единственного числа аль (الـ al) и илах (إلٰهٌ‎ ilah) — слова, означающего бог, однокоренного с еврейским Элох’им в Библии, арамейским Элах, сирийским Алах и аккадским Эль». Итак в том, что Афанасий употребляет слово Аллах нет ничего удивительного. Для него оно было синонимом слова Бог.

Это доказывает и следующий фрагмент хождения: «Плыл я в таве по морю целый месяц, не видя ничего. А на другой месяц увидел горы Эфиопские, и все люди вскричали: «Олло перводигер, Олло конъкар, бизим баши мудна насинь больмышьти», а по-русски это значит: «Боже, Господи, Боже, Боже вышний, царь небесный, здесь нам судил ты погибнуть!»»

В наше время для православных людей тоже возникает очень много всяких искушений. Меня же просто поражает, как Афанасий переживает свою греховность только даже оттого, что постился не в одно время с православными. У многих ли православных людей есть такая скорбь по такому поводу? «А иду я на Русь ( с думой: погибла вера моя, постился я бесерменским постом ). Месяц март прошел, начал я пост с бесерменами в воскресенье, постился месяц, ни мяса не ел, ничего скоромного, никакой еды бесерменской не принимал».

Именно прожив четыре Пасхи на чужбине, собрался купец возвращаться домой. И по прежнему его печалит не столько, даже, тоска по родным людям, или родной земле, а тоска по церкви Божией, по Духу христианскому. «О благоверные христиане русские! Кто по многим землям плавает, тот во многие беды попадает и веру христианскую теряет. Я же, рабище божий Афанасий, исстрадался по вере христианской. Уже прошло четыре Великих поста и четыре Пасхи прошли…».

Никитин даже очень четко обрисовывает тот момент, когда возникли у него мысли, что пора поскорее возвращаться домой – « Очень большой город Дабхол — съезжаются сюда и с Индийского, и с Эфиопского поморья. Тут я, окаянный Афанасий, рабище Бога вышнего, творца неба и земли, призадумался о вере христианской, и о Христовом крещении, о постах, святыми отцами устроенных, о заповедях апостольских и устремился мыслию на Русь пойти. Взошел в таву и сговорился о плате корабельной — со своей головы до Ормуза града два золотых дал. Отплыл я на корабле из Дабхола-града на бесерменский пост, за три месяца до Пасхи».

Хотелось бы закончить рассмотрение крепости веры Афанасия его высказыванием, в котором и упование на Бога, и скорбь и великое сокрушение: «Он же мне говорит: «Истинно видно, что ты не бесерменин, но и христианских обычаев не соблюдаешь». И я сильно задумался и сказал себе: «Горе мне, окаянному, с пути истинного сбился и не знаю уже, по какому пути пойду. Господи, Боже- вседержитель, творец неба и земли! Не отврати лица от рабища твоего, ибо в скорби пребываю. Господи! Призри меня и помилуй меня, ибо я создание твое; не дай. Господи, свернуть мне с пути истинного, наставь меня, Господи, на путь правый, ибо в нужде не был я добродетелен перед тобой, Господи Боже мой, все дни свои во зле прожил. Господь мой (Бог-покровитель, ты, Боже, Господи милостивый. Господь милосердный, милостивый и милосердный. Хвала Богу)».

Афанасий Никитин высказывает и высокую культуру общения и веротерпимости. Он очень деликатно говорит «А истинную веру Бог знает», любезно расспрашивает о вере индусов. Описывает их идолов «бутов» очень аккуратно, без каких-либо насмешек. Он стоек в своей вере, но и к другим людям относится очень уважительно.

О гостеприимстве и добром отношении к прибывающим иноверцам говорит следующий рассказ Афанасия Никитина. «И ширваншах посла тотчас послал к шурину своему, князю кайтаков Халил-беку: «Судно мое разбилось под Тарками, и твои люди, придя, людей с него захватили, а товар их разграбили; и ты, меня ради, людей ко мне пришли и товар их собери, потому что те люди посланы ко мне. А что тебе от меня нужно будет, и ты ко мне присылай, и я тебе, брату своему, ни в чем перечить не стану. А те люди ко мне шли, и ты, меня ради, отпусти их ко мне без препятствий»».

Ну и конечно очень важны обращения Афанасия Никитина к соплеменникам, призывы к единению славян. Он обращается к своим родным землякам, братьям, чтобы они берегли мир на Руси, были братьями по Духу. Ведь он увидел как даже в чужой земле люди могут жить по доброму, быть гостеприимными. Так тем более на Святой Руси не должно быть никаких распрей и нестроений. Говорит Никитин о нашей земле кА к не только по духу христианскому прекрасной, но и как изобильной, по истине данной Богом с великой щедростью.

Как призыв к миру звучат слова Афанасия, так мечтающего дойти до родной земли. Как завет и нам, ныне живущим.

Доплыви, доплыви, мой корабль, до Индии,

Доплыви до Индии,

К тем берегам, берегам мечты!

Расскажу, расскажу всем друзьям об Индии,

Что за чудо Индия, полная солнца и красоты.

Очень многогранной, глубокой личностью встает передо мной при прочтении «Хождения за три моря» этот удивительный тверской купец. Хочется задуматься: «А так ли крепка моя вера? Так ли высоки мои нравственные принципы? Так ли поистине терпеливо (толерантно — хоть это слово не очень глубокой силы и смысла) мое отношение к людям?

В работе Афанасия Никитина есть очень много сторон, которые и не опишешь в одной работе. Это и вопрос географической справедливости. Ведь как писал Карамзин о «Хождении за три моря» — наш земляк, получается, еще задолго до европейцев побывал в далекой Индии, «открыл» ее для большого света, но остался не замеченным. Только в России и Индии чтят его невероятный подвиг.

А как творчески звучит даже само название – «Хождение за три моря»… как подробно описывает Никитин нравы и обычаи индийцев. Показывает политические устои. Делится услышанными легендами о обезьяньем царе и его царстве. Пусть здесь и неточности и вымысел присутствует но, все таки, это удивительная работа. Интерпретации работы Никитина посвящено много трудов. Памятники ему стоят в Индии и в России – Тверь, и на территории Крыма, в Феодосии. Не случайно «Хождение за три моря», совсем не большой по размеру текст, смог так вдохновить многих писателей, художников, поэтов, режиссеров и даже современных музыкантов.

Недавно в моем городе Хабаровске открылось очень необычное кафе – «Султан-базар». Место очень колоритное, все пропитанное средневековым духом Индии, Персии. Как раз на пасхальной неделе, когда мы посетили храм чтобы позвонить в колокола, мы и зашли в это необычное кафе. Всюду ковры, огромные медные кувшины, шатры из шелковых тканей. Звуки торговых площадей и крики погонщиков верблюдов… Официантов там не было, а только необычно одетые люди с чалмой на голове. В общем, сразу представилось, как попал Афанасий Никитин, в разгар Пасхи, в далекий и неведомый край…

Мы побыли в кафе не много, «прогулялись по сказочным улицам», вкусили щербет и восточную пахлаву. Было очень интересно, но даже этого небольшого времени хватило почувствовать, как не хватает нам нашего родного, русского. Там за поворотом храм, колокола звонят на службу, клирос поет. Это было мимолетное посещение и дом рядом. Мы здесь, в России. А каково было Афанасию Никитину на чужбине, в далеком краю, одному, четыре года. Как бы не влекло нас повидать другие страны, узнать, увидеть — роднее нашей земли не сыскать. И всегда эта любовь к Родине, к вере и культуре, которые и составляют то, что мы называем Россией (а не только природа), будет основой нашей настоящей, нашей достойной жизни.

  1. Конявская Е. Л. Древнерусские хождения // Авторское самосознание древнерусского книжника (XI—середина XV в.)
  2. Книга хожений: Записки русских путешественников XI—XV вв. (Антология) / Сост. и пер. Н. И. Прокофьев. — М.: Советская Россия, 1984. — 448 с.
  3. Интернет-ресурс: Хожения древнерусских путешественников на сайте «Восточная литература»
  4. Интернет-ресурс: Эволюция жанра древнерусского хождения и проблема интертекста в паломнической литературе 16-17 веков. А.А Опарина.
  5. Традиции духовных жанров русской литературы в произведениях В.Н Крупинина.
  6. Литературоведение. Т.В.Кошурникова. Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. Филологические науки Выпуск№ 3 / 2010
  7. Белоброва О. Л. Литература Древней Руси: Биобиблиографический словарь / Под ред. О. В. Творогова. М., 1996.
  8. Эволюция жанра литературного путешествия в произведениях писателей XVIII-XIX веков А.В. Михайлов. Год: 1999
  9. Прокофьев Н. И. Хождение: путешествие и литературный жанр / Н. И. Прокофьев // Книга хожений. Записки русских путешественников XI-XV вв. — Москва : Сов. Россия, 1984. — С. 5- 20.
  10. Сперанский М. Н. Из старинной новгородской литературы XIV века. — Л., 1934; Адрианова-Перетц В. П. Путешествия
  11. Белоброва О. А. 1) Черты жанра “хождений” в некоторых древнерусских письменных памятниках XVII века // ТОДРЛ. — 1972. — Т. 27. — С. 257—272;
  12. «Хождение за три моря «Даниэль Волков».

Источник

Adblock
detector