Меню

Кому продали баренцево море

За что Россия отдала Норвегии в 2010 году 80 тысяч км своей территории?

По договору с Норвегией от 2010 года Россия потеряла около 80 тысяч километров своей территории. Как пишет ИА «Реалист», такой вывод следует из книги бывшего заместителя министра рыбного хозяйства СССР Вячеслава Зиланова «Баренцевоморская ошибка президента» (изд. в РФ в 2012 году), норвежский перевод которой вышел в свет на днях. Согласно источнику, информацию об издании книги Зиланова в Норвегии поместил на своей странице в Facebook заместитель министра по морскому праву в МИДе Норвегии с 1976 по 1979 г. Арне Трехолт.

В своей книге Зиланов подвергает сильной критике договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане от 15 сентября 2010 года. Он считает, что договор не отвечает российским интересам и подрывает будущие позиции России в Арктике. Зиланов утверждает, что интересы рыбной индустрии в России не были учтены в случае с Договором о разграничении. В своём письме российскому правительству он характеризует его как «договор Шеварднадзе — Бейкер».

Как следует из книги, одним ранним утром в 1990 году Зиланову, бывшему в должности заместителя министра рыбного хозяйства, без какой-либо предшествующей информации представили договор о Баренцевом море, из-за которого российские рыбаки лишались своих богатейших промысловых районов с существенными потерями для промысла и страны. Договор о разграничении с Норвегией нёс в себе потери для России. По подсчётам Зиланова и его экспертов по рыболовству, в случае потери традиционного российского промысла в западной части Баренцева моря и в районе Шпицбергена, которые после вступления в силу Договора о разграничении подпадают под норвежскую юрисдикцию, прямые потери составят 300 тыс. тонн рыбы в год.

Вячеслав Зиланов задаётся вопросом, в чём причина того, что российские дипломаты так спешили с Договором о разграничении на последней фазе переговоров. Он подчёркивает, что временное соглашение между Норвегией и Россией о рыболовной юрисдикции в прилегающих водах в Баренцевом море (январь 1978-го) и договоренности о смежном участке — серых зонах — функционировали на протяжении 33 лет. Договорённости о серых зонах способствовали стабильности в районах промысла и помогли избежать излишней конфронтации со стороны рыбаков России, Норвегии и третьих стран.

«Почему сейчас появилась спешка с окончательным договором о разделительной линии? Зиланов предлагает ответ. Можно ли пожертвовать интересами российских рыбаков ради ответных услуг норвежской стороны в помощи с технологиями по добыче нефти, которые считались важными для освоения российского баренцевоморского континентального шельфа?». Норвежское участие в гигантском Штокманском месторождении было на повестке дня и у Statoil, и у Norsk Hydro. Начало этим переговорам было положено десять лет назад.

«Мог ли окончательный договор о линии разграничения стать для России интересной ответной услугой со стороны Норвегии и дать возможность доступа к норвежским технологиям по добыче нефти и капиталу?» — задается вопросом автор книги.

В беседе с ИА «Реалист» Вячеслав Зиланов рассказал о мотивах, побудивших его опубликовать свой труд: «Решения, принятые российским руководством по согласию с норвежским предложением по линии разграничения морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, а это было в начале 2010 года, когда президентом России был Дмитрий Медведев, оказалось неожиданным и поспешным как для рыбаков Северного бассейна, так и для широкой общественности. Не было никаких экономических или политических предпосылок принимать такое поспешное и не просчитанное как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане решения… Подписав договор о разграничении на норвежских условиях, Россия не только потеряла около 80 тысяч кв. км, но и поставила под угрозу российское рыболовство в западных районах Баренцева моря и, в частности, в морском районе, подпадающем под действие Договора о Шпицбергене 1920 года. По существу, вся западная часть, которая наиболее продуктивна с точки зрения рыболовства, оказалась по договору о разграничении от 15 сентября 2010 года под норвежской юрисдикцией. Именно поэтому рыбаки удостоили Медведева звания „президента полубаренцевоморского“».

Источник

marafonec

Марафонец

Бег на месте к горизонту

Что получила Россия после сдачи части Баренцева моря Норвегии


Чудесный пример взаимовыгодных условий cдачи российских территорий – передача Норвегии в 2010 году Дмитрием Медведевым, тогда президентом РФ, половины акватории Баренцева моря площадью около 175 тысяч кв. километров.
( Свернуть )
О выгодах такого сотрудничества с западными партнёрами Д.Медведев дал возможность поразмыслить самим гражданам России, которая потеряла огромную по площади незамерзающую область Баренцева моря (что, скажем так, довольно важно для рыболовства) и богатый углеводородами шельф. Норги взяли под козырёк: и теперь мы там не ловим, когда нам заблагорассудится. А что? – у нас есть прекрасные льды, а подлёдная рыбалка пользуется большой популярностью в народе. Ну а нефти и газа у нас и так навалом.

Доброхоты говорят, что после этого Россия получила вожделенные карты в руки для права на рассмотрение заявки по присоединению 1 млн. 200 тыс. кв. км. шельфа Арктики. Но вот Медведев постарел почти уже на 9 лет, – а кроме флага партии «Единая Россия» на дне шельфа (установленного ещё в 2007 году) , ничто не намекает на российскую принадлежность этих глубин.

А не далее как вчера норвежские партнёры нинешнего премьера – в лице министра обороны Норвегии Франка Бакке-Йенсена – заявили о том, что

« Россия стремится к подрыву единства Запада и международного сотрудничества и использует свои военные и экономические силы, пренебрегая дипломатией. «В целом развитие событий в нашем окружении показывает, что мы должны учитывать, что вооруженный конфликт между государствами в Европе больше не является немыслимым »

Что получит Россия от Японии сдачей Южных Курил? – далеко за ответом ходить не надо. Что хочет получить нынешняя власть в лице Путина от акта «передачи»? – одному Богу известно. Как это будет смотреться на фоне Крымских событий?
Кто вообще тянул их за язык, кроме Солженицына, советовавшего Ельцыну отдать их «дорого»? . Судя по чествованию оного в течение всего 2018 года – скорее всего, Солженицын и есть. Дотянулся таки из могилы до горла России. На посошок.
=Arctus=

Читайте также:  Как собрать повелитель морей

Marafonec.Еще.Нашел в архиве своего блога
https://marafonec.livejournal.com/9453458.html

https://wowavostok.livejournal.com/8720245.html
(перепостил arpadhaizy)

«Норвегия готовится к нефтяной гонке с Россией» — под таким заголовком международное информагентство Reuters опубликовало цитату министра нефти и энергетики Норвегии Терье Севикнеса. Министр настаивает на активизации разведочных работ на шельфе Баренцева моря вблизи границы с Россией.
«Если Россия обнаружит большую находку, мы должны быть готовы сделать все возможное, чтобы обеспечить экономические интересы Норвегии. Вот почему мы должны продолжать работы вблизи российской границы», — сообщил Reuters Терье Севикнес.

Говоря об «экономических интересах Норвегии», министр опирается на заключенный в 2010 году между Россией и Норвегией договор «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане». Без этого документа, так огорчившего российское экспертное сообщество, «интересы» Норвегии в регионе были бы не столь широки. Страны поделили шкуру неубитого медведя, не зная даже, какими размерами обладает «зверь». И теперь, пользуясь ситуацией, соседи своего не упустят.

Договор Медведева — Столтенберга

Провести границу по водам Баренцева моря Норвегия и СССР (а потом и Россия) пытались почти сорок лет. Изначально советская сторона настаивала на делении акватории по секторам, что привычно для установки границ в Арктике, и в таком случае СССР получал большую часть дна. Норвегия же хотела разделить море по «срединной линии», что увеличивало их часть.

Спор был официально разрешен в 2010 году путем компромисса, который неожиданно последовал с упертой российской стороны. Участок был поделен примерно поровну, и Дмитрий Медведев (тогда президент, сейчас премьер-министр России) и Йенс Столтенберг (тогда премьер-министр Норвегии, а ныне генеральный секретарь НАТО) подписали договор.

Эксперты назвали заключенное соглашение провалом. Россия могла отстоять свой вариант через международный суд, имея на руках важные козыри. Предлагаемая нами линия шла по границе Полярных владений, установленных ещё в 1926 году и действующих в настоящее время. На руку России играл и Договор о Шпицбергене 1921 года, не позволяющий Норвегии законно считать архипелаг своей территорией. Но документ все равно был подписан по неизвестным причинам: из-за сговорчивости российского лидера или ради экономических привилегий (которые если и были обещаны, то пока остаются загадкой).

Россия, по оценкам специалистов, отдала Норвегии 60−80 тысяч «лишних» км2. На такой огромной территории с неизвестными науке запасами вполне могут быть обнаружены крупные месторождения нефти и газа, а на чьей стороне их больше — пока неизвестно.

Соглашение вызвало опасения не только в нефтегазовой отрасли, но и среди российских рыбаков. В области рыболовства нет стопроцентной уверенности в том, что страна-сосед не изменит правила игры. По мнению Вячеслава Зиланова, заместителя министра рыбного хозяйства СССР в 1988—1991 годы, Норвегия вполне способна в будущем запретить российским рыболовецким судам вести промысел в своей части Баренцева моря, даже в районе «ничейного» Шпицбергена.

«Мы ведем сейчас промысел и в морском районе архипелага Шпицберген, руководствуясь непризнанием еще Советским Союзом норвежской 200-мильной рыбоохранной зоны и ее юрисдикции здесь, — сообщил в интервью автору ИА REGNUM Вячеслав Зиланов. — Но нас не устраивает, что в районе архипелага норвежцы в полной мере контролируют рыболовство наших судов, выполнение ими правил, которые устанавливают норвежцы в одностороннем порядке, и наказание в случае обнаружения нарушений таких правил».

Эксперт отмечает, что Норвегия, всего семь лет назад получив желаемое, не пойдет на обострение отношений с Россией в этом регионе. Но за все будущие решения страны-соседа отвечать невозможно.

Кому нужна работа сообща

Согласно договору 2010 года, разработку месторождений, обнаруженных на линии границы, страны должны вести вместе. Таких объектов на приграничной территории пока не установлено, однако у ученых уже давно имеются прогнозы.

В 1980-е годы мурманские геофизики выявили в зоне спорной границы двух стран предполагаемые вместилища месторождений нефти и газа — в районе свода Федынского на юге Баренцева моря. Эта территория способна стать одним из крупнейших в мире газовых месторождений: ресурсы в пределах объекта оценены в 5,8 трлн кубометров газа и превышают объемы Штокмановского газоконденсатного месторождения в 3,9 трлн кубометров.

Подтверждений эти цифры со свода Федынского еще не получили, но «Роснефть» (которой принадлежат все лицензии на разведку с российской стороны границы) уже ведет переговоры с итальянской компанией Eni о совместной разведке и разработке близлежащих участков — Федынского и Центрально-Баренцевского. Норвежский министр Севикнес обошелся без упоминания конкретных топонимов, однако нацелил свою речь именно на подобные «миражи» масштабных проектов.

«Русские, вероятно, найдут нефть, — цитирует Reuters Терье Севикнеса, которому дела соседей, очевидно, не дают покоя. — А если Россия найдет запасы полезных ископаемых на морских границах в Баренцевом море, то нужно сделать все возможное для обеспечения экономических интересов Норвегии».

Россия и Норвегия уже несколько лет обсуждают подходы к совместному освоению трансграничных месторождений. Наша сторона еще в конце 2016 года была готова подписать соглашение об обмене сейсмическими данными, собранными на континентальном шельфе в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Но Норвегия, проявлявшая интерес к документу на стадии подготовки, не спешит довести дело до конца. Похоже, соседи не желают делиться научными открытиями — будущими или уже настоящими?

Читайте также:  Ответ за 2 класс моря россии

Отметим, что, по открытым данным, у Норвегии дела с разведкой на своей стороне идут неважно. В 2017 году ведущая нефтегазовая компания страны Statoil разведала пять скважин, однако обнаружила незначительные залежи углеводородов только в одной из них.

Для Норвегии нефтегазовый сектор играет огромную экономическую роль. По подсчетам Еврокомиссии, на углеводороды приходится около 22% ВВП страны и 67% экспорта. Норвежские ресурсы покрывают более 20% газовых потребностей Евросоюза. Однако с середины 2020-х годов эксперты прогнозируют спад объемов добычи в Северном море, поэтому страну спасут только новые значительные открытия.

По оценкам Норвежского нефтяного директората (NPD), запасы норвежской части Баренцева моря — это 65% еще не открытых морских ресурсов страны. Как в южной, так и в еще не разведанной северной части Баренцева моря может храниться до 1,4 млрд кубометров (8,6 млрд баррелей) нефтяного эквивалента.

Правительство Норвегии не торопится утверждать план по освоению ресурсов: ожидается, что он будет подготовлен в 2020 году. Это еще раз доказывает уверенность северных соседей в том, что Россия продолжит соблюдение условий договора 2010 года. Теоретически разорвать соглашение позволяет Венская конвенция по договорам, но политологи уверены: чтобы открыто признать международный договор угрозой своим национальным интересам, российской власти в ближайшее время не хватит силы воли.

Источник

К 10-летию подписания скандального договора. Зачем Медведев подарил Норвегии полярные площади, равные двум Московским областям?

В этом году исполняется 10 лет с момента подписания в Мурманске 15 сентября 2010 года «Договора между Российской Федерации и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане ». Инициатором его ускоренной разработки, подписания и ратификации Федеральным Собранием выступил президент России Дмитрий Медведев.

Об отношении к этому договору депутатов, сенаторов, общественности, специалистов и ученых говорит тот факт, что за его ратификацию в Государственной думе голосовала только одна фракция – «Единая Россия», или 69% от общего числа депутатов. Это весьма низкий показатель для такой международной договоренности, имеющей не только экономическое, но и геополитическое значение для России. В то время, как в Стортинге, парламенте Норвегии, за договор проголосовали все 100% парламентариев, включая оппозиционные партии.

Накануне десятилетнего юбиления ИА Реалист обратилось за комментарием к академику МАНЭБ, члену научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве РФ Вячеславу Зиланову — к известному практику и исследователю российско-норвежских отношений, который специализируется на морских ресурсах Арктики, включая Баренцево море и Северный Ледовитый океан. Будучи заместителем министра рыбного хозяйства СССР, а потом и заместителем председателя Государственного комитета РФ по рыболовству, профессор Зиланов в советское время участвовал в переговорном процессе по разграничению морских пространств между Россией и Норвегией. По этой теме ученый опубликовал в 2012 — 2013 гг. книги «Баренцевоморская ошибка президента» и «Россия теряет Арктику?». Последняя заинтересовала норвежцев и вышла в сокращенном варианте на норвежском языке в 2018 году под названием Mister Russland Arktis?, что в переводе означает «Теряет ли Россия Арктику?». Вот что думает Вячеслав Зиланов о российско-норвежском договоре и его последствиях:

«Переговоры между СССР и Королевством Норвегия по разграничению континентального шельфа и 200-мильных экономических зон шли около 30 лет и на момент развала Советского Союза договоренности, устраивающей обе стороны, не было достигнуто. Связано это было с тем, что норвежская сторона заявила о своей первоначально запросной позиции осуществить разграничение по так называемой «серединной линии». В случае принятия советской стороной этого предложения она теряла около 175 тыс. кв. км континентального шельфа и водных пространств, находящихся намного восточнее границы Полярных владений СССР от 1926 года.

Именно разграничение по границе Полярных владений и предлагала советская сторона норвежцам на переговорах в то время, считая, что такой подход будет вполне отвечать критерию «справедливости», учитывать значению в экономике СССР Баренцева моря, протяженности ее береговой линии в этом море и целому ряду других обстоятельств, которые соответствовали международным нормам.

Норвежцы понимали, что их запросная позиция – разграничиться по «серединной» линии — не проходит и в кулуарах переговоров не раз предлагали пойти на раздел образовавшегося «спорного района в 175 тыс. кв. км» между сторонами в соотношении 50:50. Но и это предложение было отвергнуто советской стороной, поскольку оно разрушало границу Полярных владений СССР от 1926 года. Дополнительно еще и отдавало под юрисдикцию Норвегии весь морской район, подпадающий под действие Договора о Шпицбергене 1920 года, который имеет большое значение для российского рыболовства. Вот на этих диаметрально противоположных позициях и завершился советский период по переговорам с норвежцами по разграничению в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. При этом советским руководством еще и учитывалось, что Норвегия — активный член НАТО.

С уверенностью можно предположить, что в случае сохранения СССР его позиция о разграничении только по границе Полярных владений 1926 года оставалась бы основополагающей и не подлежащей пересмотру.

Новая капиталистическая Россия первое десятилетие своего существования, хотя и вела «закрытые-зондажные» переговоры с норвежской стороной по возможному нахождению компромиссного варианта разграничения континентального шельфа и 200 мильных исключительных экономических зон в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, но придерживаясь прежней советской позиции — разграничение с учетом границы Полярных владений. В этой связи не было достигнуто какого-либо прогресса по разграничению в период, когда президентами России были Борис Ельцин, а затем и Владимир Путин. Вместе с тем в период их президентства шла усиленная «работа» группы проправительственных дипломатов, ученых и политических обозревателей по формированию общественного мнения о том, что граница Полярных владений СССР от 1926 года — рудимент советской эпохи, и он якобы не соответствует ряду положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Читайте также:  Какими морями омывается бенилюкс

Замечу, что последнее, мягко говоря, выдумки. Тем не менее, эта околонаучная пропаганда была, по моим наблюдениям, воспринята кремлевскими властными структурами и теми кругами, которые решились преподнести ее, как великое юридическое открытие, позволяющее президенту России выйти с компромиссным предложением к норвежцам и одним махом, забыв о границе Полярных владений от 1926 года, разделить «спорный» район в соотношении 50:50. Но ведь это то самое кулуарное норвежское предложение советского периода, которое было Советами же и отвергнуто! Видимо, в Кремле в периоды первых двух сроков президента Путина не решались пойти на такой проигрышный, как в политическом, так и военно-экономическом отношениях, вариант. И правильно делали, что не пошли на него. Но все течет и меняется.

С приходом в Кремль в 2008 году президента Медведева переговорный процесс с Норвегией по разграничению морских пространств начал убыстряться и неожиданно, даже для самих норвежцев, был буквально за один год решен по их варианту, предложенному ими еще в советский период. Свершилось!

Так называемый «спорный район», который и изобрели сами же норвежцы, разделен в соотношении 50:50. Граница Полярных владений России от 1926 года в Баренцевом море в результате заключенного договора 2010 года разрушена. Россия потеряла еще и более 80 тыс. кв. км континентального шельфы и водной акватории, что по площади составляет почти 2 территории Московской области.

На отошедших к норвежцам районах, по данным ученых и практиков, имеются реальные перспективы обнаружения запасов газа и нефти. О значении этих районов для рыболовства Мурманской, Архангельской областей и Республики Карелии известно со времен поморов, и именно эти районы постоянно используются прибрежным рыболовством все послевоенные годы. Велико значение этих районов и для военно-морского флота России. Знал ли обо всем этом Медведев? А если и знал, то чем он руководствовался, принимая не отвечающее национальным интересам России решение?

Сам Медведев на итоговой пресс-конференции отметил, «что подписание договора, переговоры по которому начались ещё в 1970 году, позитивно повлияет на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических стран». Далее он особо подчеркнул, видимо, предвидя неизбежную критику своего «детища», что: «Договор… отражает баланс интересов по всем чувствительным сферам сотрудничества. Прежде всего, это энергетика, потому что неурегулированность вопросов о территориальном размежевании, разграничении морских пространств, конечно, не давали возможности заниматься крупными энергетическими проектами».

А как на практике обстоят дела спустя 10 лет с момента подписания договора? По всем заявленным Медведевым положениям — полный провал. Нет никакого «укрепления международной и региональной безопасности», не говоря уже об «углублении взаимодействия арктических стран». Военно-морской флот, входящий в НАТО и прежде всего корабли США, Великобритании и Норвегии, все чаще стали появляться в морских районах, отошедших по договору 2010 года к Норвегии.

О «крупных энергетических проектах» забыли сразу со вступлением в силу договора. Например, о Штокмановском месторожденим, которое предполагалось осваивать совместно с норвежцами, уже и не вспоминают. Российские рыболовные суда продолжают незаконно инспектироваться, задерживаются, арестовываются в открытом морском районе к западу от линии разграничения по договору 2010 года. На предложения норвежской стороне со стороны министра иностранных дел Сергея Лаврова провести переговоры по устранению возникающих проблем последовал жесткий отказ, что противоречит не только дипломатическим нормам, но и добрососедским отношениям единственных прибрежных баренцевоморских государств. По всем основным направлениям сотрудничества между Россией и Норвегией после заключения договора 2010 года последовал откат ко временам холодной войны. Арктическая политика России, которая была заложена во время президентства Медведева, и сердцевиной которой стал договор 2010 года, по моему мнению, потерпела полный крах. Чтобы вывести ее на траекторию сотрудничества потребуются годы».

Комментарий редакции: Десять лет назад было много разговоров о «перезагрузке» отношений между Россией и «мировым сообществом». Фактически официальная пропаганда внушала людям мысль, что ради «развития инноваций», «минимизации последствий кризиса», «поддержания демократического климата» надо чуть ли не кинуться в распростёртые объятия «мировому сообществу», не стесняясь даже идти на стратегические уступки. Передача в 2010 году российских территорий Норвегии прямо укладывается в русло подобной политики. А то, что это стратегическая потеря для России, для её экономики, на это верхи не обратили внимания. Правда, команда Дмитрия Медведева вкупе с либеральными псевдооппозиционерами полагали, что в ответ на угодничество перед Западом к России мировые «демократии» якобы изменят отношения. Хотя подобные уступки международный капитал воспринимает как проявление слабости и начинает наносить удары по уязвимым местам. Чем ответили «глобалисты» на подстилочную внешнюю политику Дмитрия Медведева? Попытка инспирирования «цветного переворота» в России в 2011 — 2012 гг., усиление экспансии Запада на постсоветском пространстве, принятие «списка Магнитского» и введение иных антироссийских санкций, инспирирование бойни на Донбассе, — так «мировое сообщество» «отблагодарило» Россию. К сожалению, до сих пор некоторые призывают полностью встать на ту же гибельную стезю. Однако события показали, что её воплощение в жизнь может обернуться масштабной геополитической катастрофой.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

Источник

Adblock
detector