Меню

Путешествие семена дежнева два океана

Семен Дежнёв – Плавание проливом, который так долго искали

Русским путешественникам посчастливилось выйти к Тихому океану, т. е. найти Северо-Восточный проход, о чем мечтали чуть ли не все европейские мореплаватели, особенно англичане и голландцы. В первой четверти XVII столетия и по суше, и по рекам русские землепроходцы продвигались на восток и добирались до устья Енисея, а затем и Лены. В 1643 г. Михаил Стадухин достиг устья Колымы. Самый последний, восточный участок прохода из Ледовитого океана в Тихий был открыт в 1648 г., в ходе плавания Семена Дежнёва и Федота Попова.

Принято считать, что родина Дежнёва — Великий Устюг, важный пункт на торговом пути из Вологды к Белому морю в XV—XVII вв. Многие его жители занимались торговлей, не раз ходили в дальние страны. Великий Устюг дал России покорителя Приамурья Ерофея Хабарова, исследователя Камчатки Владимира Атласова, мореплавателей XVIII в. Афанасия Бахова и Василия Шилова. Но есть сведения, что Семён Дежнёв родился намного севернее, на Пинеге. Если это так, выходит, он земляк Михаила Стадухина, еще одного выдающегося землепроходца и первооткрывателя.

В Сибирь Дежнёв попал в середине 1630-х гг., в составе большого отряда казаков, набранных специально для службы за Уралом. Некоторое время он служил в Тобольске, затем был переведен в Енисейск, а в 1638 г. в Ленский острог, участвовал в нескольких походах по притокам Лены для сбора ясака. Зимой 1640 г. Дежнёв служил на Яне в отряде Дмитрия Зыряна. Собрав ясак с местных жителей, Зырян решил идти на восток, к Алазее, а Дежнёва с ясачными собольими шкурками послал в Якутск. По дороге на Дежнёва напали эвенки (по другим источникам — эвены), которых казаки называли ламутскими тунгусами, и ранили его стрелой. В 1641 г. в составе отряда Стадухина он отправился на Оймякон. Весной следующего года во время стычки с эвенками Дежнёв снова был ранен, как и многие другие казаки. Лишившись ко всему прочему лошадей, отряд Стадухина соорудил кочи и поплыл вниз по Индигирке.

От ее устья казаки морем добрались до Алазеи, где встретили отряд Дмитрия Зыряна. Объединившись, летом 1643 г. они отправились дальше на восток и достигли устья Колымы. Поднявшись по ней, казаки построили зимовье, а затем перебрались назад, поближе к устью, где возник Нижнеколымский острог. Здесь Дежнёв прожил три года. В 1645 г. Стадухин и Зырян двинулись с собранным ясаком в Якутск, а в Нижнеколымске остался Дежнёв с еще 12 казаками. Им пришлось отразить несколько нападений юкагиров, но вскоре подоспела подмога: из Якутска вернулся Зырян.

Через некоторое время на Колыме появились торговцы и «промышленные» люди. Выловив здесь почти всех соболей, русские решили поискать счастья еще восточнее. Местные жители рассказывали, что там, на реке Погыче, вдоволь пушного зверья, а еще есть серебро. В 1646 г. на поиски таинственной Погычи морем отправились промысловики с кормщиком Исаем Игнатьевым. Их коч дошел лишь до Чаунской губы (примерно в 400 км от устья Колымы), берега которой населяли чукчи. Найти Погычу русским не удалось: путь им преградили льды. Пришлось возвращаться. Однако итоги плавания обнадеживали, ведь в ходе немого торга с чукчами удалось приобрести резные изделия из кости и моржовых клыков — товар сколь редкий, столь и ценный, в особенности за границей.

Организацией нового морского похода к Анадырю (уже в 1647 г. стало ясно, что Погыча и Анадырь — одна и та же река) занялся уроженец Холмогор Федот Попов, устюжский приказчик московского купца Василия Усова. Отряд, задачи которого состояли в поисках реки и моржовых лежбищ на побережье, а также в пушном промысле, включал несколько десятков промысловиков и Дежнёва, отвечавшего за сбор ясака: он пообещал сдать в казну 280 собольих шкурок. Летом 1647 г. четыре коча вышли из устья Колымы и повернули на восток. Однако их тоже подстерегали тяжелые льды, не позволившие судам продвинуться сколько-нибудь далеко.

По возвращении Попов начал готовить новую экспедицию. Похоже, неудача его только раззадорила — как и Дежнёва, который снова обратился к начальству с просьбой назначить его ответственным за сбор ясака. Но у него появился конкурент, казак Герасим Анкидинов, обязавшийся сдать государству еще больше пушнины, чем Дежнёв. Последнему пришлось вновь «повысить ставку», и лишь тогда он получил желаемую должность. Но Анкидинов все же вошел в состав экспедиции вместе со своими людьми, которых Дежнёв именовал не иначе как «ворами».

В 1648 г. из устья Колымы вышли семь кочей (шесть Попова и один Анкидинова), всего на них насчитывалось до сотни человек. Ледовая обстановка на этот раз оказалась благоприятнее, но зато все время штормило. Тем не менее кочи двигались на восток и благополучно миновали остров Айон, загораживающий вход в Чаунскую губу. В проливе Лонга, между материком и островом Врангеля, во время жестокого шторма два судна разбило льдами. Люди с них перебрались по льду на берег: некоторых впоследствии убили коряки (по другим данным — чукчи), остальные погибли от голода и холода. В конце лета, когда экспедиция уже была у края Азии, налетел на льдину и получил пробоину коч Анкидинова, но моряки перебрались на оставшиеся невредимыми суда.

Некоторые исследователи, впрочем, считают, что кочу Анкидинова удалось обогнуть Чукотку и разбился он уже в Тихом океане. А другие утверждают, что кроме двух кочей, затонувших в проливе Лонга, экспедиция потеряла еще два, якобы унесенных во время шторма куда-то к берегам Аляски. В истории этого плавания вообще много неясного. В те времена у русских путешественников не было принято вести вахтенные журналы и дневники, писать мемуары. Судить о походах и плаваниях XVII в. приходится по отпискам (отчетам) и челобитным (доносам и жалобам). Согласно самой распространенной версии, четыре коча прошли проливом, который много лет спустя назовут Беринговым, обогнули мыс Чукотский и вошли в Анадырский залив. Уже в конце сентября где-то на берегу залива на моряков напали чукчи и ранили Попова. Через неделю буря разбросала оставшиеся кочи, и судно Дежнёва отнесло далеко на юго-запад.

Читайте также:  Океан эльзы обними меня cover

Шторм выбросил его на скалы, возможно, близ Олюторского мыса. Произошло это «после Покрова», т. е. в середине октября. После этого Дежнёв, как следует из его отписок, повел людей на северо-восток, через Корякское нагорье. И шли они десять недель, пока не добрались до низовьев реки Анадырь. Из 25 человек после этого перехода осталось в живых лишь 12. Но здесь много неясностей. Судя по отпискам, Дежнёв со своими спутниками двинулся в путь зимой, в лютый холод, когда с каждым днем становится все темнее, пока сутки не превращаются в сплошную ночь, да и с пропитанием проблемы более чем очевидные. Люди тогда, конечно, были не чета нынешним, и все же — уйти от моря с его птичьими базарами, рыбой, морскими зверями в горную тундру, где встретить какую-то живность очень трудно, тем более зимой?!

Скорее всего, Дежнёв зазимовал недалеко от места гибели коча, а уже летом 1649 г. отправился к Анадырю. И вообще, почему он думал, что, двигаясь в северо-восточном направлении, выйдет на Анадырь? Знал ли он, где протекает река и где находится ее устье? Но ведь в его челобитной нет ни слова о том, что коч подходил к устью Анадыря… Возможно, само место крушения находилось не у Олюторского мыса, а гораздо северо-восточнее — например, у мыса Наварин. Оттуда до устья Анадыря тоже далеко, зато берегом, да и поход на запад, поближе к знакомым местам, представляется гораздо более логичным.

От устья Анадыря, поднявшись на вновь построенных кочах вверх по реке, Дежнёв дошел до земель аннаулов (юкагиров) и соорудил зимовье, потом ставшее острогом. Он не забывал об основной своей задаче — добыть собольи шкурки, а самый простой способ ее решения состоял в сборе ясака с коренных жителей. Было это в 1649 г. Тем временем приказчик Нижнеколымского острога Василий Власьев отправил на юго-восток отряд объясачивать еще «не охваченное» население. Ограбив юкагиров в верховьях Малого Анюя, казаки узнали от заложников, что совсем рядом протекает большая река Анадырь, несущая свои воды на юго-восток. В 1650 г. отряд казаков и промысловиков под началом Семена Моторы вышел к Анадырю, где встретил людей Дежнёва. Они вместе двинулись «громить» юкагиров и собирать ясак. Чуть позже в верховьях Анадыря оказался Михаил Стадухин. Как свидетельствует челобитная Дежнёва, Стадухин шел за ним следом и грабил юкагиров, которые уже сдали ясак, а потом ограбил и самих Дежнёва с Моторой. Впрочем, вскоре Стадухин ушел на юг, к Охотскому морю.

А что же стало с Поповым и Анкидиновым после того, как кочи экспедиции разметало страшным штормом? Вполне вероятно, их отнесло далеко на юг, к берегам Камчатки. Есть свидетельства, что путешественники зимовали в устье реки Камчатки, а в 1649 г. Попов морем обошел полуостров и достиг мыса Южный на охотоморском побережье. Здесь его убили коряки, как и всех людей из его отряда. По другим данным, основанным на отписках Дежнёва, Попов и Анкидинов умерли от цинги, а товарищи их либо были убиты, либо разбежались.

Таким образом, Дежнёв и его спутники прошли морем до восточной окраины Азии, открыли Чукотский полуостров и пролив между Азией и Америкой. Дежнёв сообщил об островах Диомида и первым достиг устья Анадыря, Попов и Анкидинов, возможно, побывали на Камчатке. Печально: первооткрыватели северного пути на Восток не поняли, что же именно они открыли. Более того, донесения Дежнёва затерялись в Якутском архиве и были обнаружены только в 1736 г. Тем не менее потомки воздали должное Семену Дежнёву: его именем названы несколько островов в Арктике и мыс на северо-восточной оконечности Евразии.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Семен Дежнёв, казак, землепроходец
Другие действующие лица: Первопроходцы Дмитрий Зырян, Михаил Стадухин, Исай Игнатьев, Федот Попов, Герасим Анкидинов, Семен Мотора
Время действия: 1640—1650 гг.
Маршрут: Из устья Колымы на восток до Берингова пролива и далее, возможно, к берегам Камчатки
Цель: Пушной промысел, сбор ясака; поиски реки Погычи (Анадыря) и моржовых лежбищ (в 1647 и 1648 гг.)
Значение: Первое зафиксированное плавание проливом между Азией и Америкой, открытие Чукотского полуострова, островов Диомида, устья Анадыря

Источник

Подвиг до востребования: что открыл Семён Дежнёв и почему его открытие не замечали почти 90 лет

Русский Одиссей – так можно назвать землепроходца, первооткрывателя Семёна Дежнёва. Пятьдесят лет своей жизни он странствовал по северным морям, открыл пролив между материками Евразия и Северная Америка, наладил торговлю с чукчами, был счастливо женат и всё время попадал в необычные истории, выход из которых находил только благодаря своей смекалке. Его открытия добавили бы Руси 1/5 от её территории, но она оказалась не готова, и географические открытия Дежнёва почти век оставались незамеченными. Что толкало Семёна Дежнёва в опасное плавание? Какие земли он открыл? Как сумел пройти северные льды и найти на материке своё эльдорадо? Об этом и многом другом в нашем материале.

Лето 1648 года. Дежнёв и его товарищи открыли мыс в Беринговом проливе – крайнюю северо-восточную точку Азии. Учёные предполагают, что в этом походе атаман Семён Иванович добрался и до Аляски. Посмотреть за границы горизонта было в характере опытного авантюрного моряка. Вот только открытие останется незамеченным. И лишь через 250 лет этот мыс получит его имя, а пролив и вовсе назовут в честь Витуса Беринга, который достигнет его 81 годом позднее.

krsk_koch_koch_xvii_veka._kopiya._krasnoyarskiy_kraevedcheskiy_muzey.jpg

Шесть кочей экспедиции Дежнёва – Попова вышли из устья реки Колымы, обогнули Чукотский полуостров, вышли из Ледовитого океана в Тихий и практически достигли своей цели – приплыли южнее устья реки Анадырь.

Это был оглушительный успех: в эпоху Великих географических открытий считалось невероятным приплыть именно туда, куда намеревался. Плавание заняло несколько месяцев и осуществилось только со второй попытки, так как годом ранее ему помешали льды.

Коч – поморский корабль, палубное речное судно со скруглённым дном (чтобы избежать вмерзания во льды), длиной около 9 метров, ходившее под парусом. Если ветра не было, шли на вёслах. Изначально эти суда вообще не предназначались для хождения по морю.

polar_odyssey_club._koch_replika_bolshogo_tradicionnogo_pomorskogo_palub.jpg

В экспедиции участвовало 90 человек, причём там присутствовала и женщина! Это была якутянка – жена Федота Попова. Имя её не сохранилось, как и имена большинства участников того плавания.

Читайте также:  Атлантический океан рио де жанейро

Ранние годы

Дежнёв родился, предположительно, в 1605 году, хотя у историков нет документов, подтверждающих этот факт. О месте рождения Семёна Ивановича также нет единого мнения. Немало биографов склоняется к тому, что Дежнёв, как землепроходцы Василий Поярков, Ерофей Хабаров, Владимир Атласов, появился на свет в Великом Устюге. В этом городе сегодня установлен памятник Семёну Дежнёву. Сведения о Дежнёве есть только с 1638 по 1671 год. Когда Семён Иванович попал в Сибирь – точно неизвестно. В Сибири он вначале служил в Тобольске, а после в Енисейске, откуда в 1638 году перебрался в Якутский острог, только что основанный по соседству с ещё не покорёнными племенами инородцев.

Казачья служба

В Якутске Семён Дежнёв служил рядовым казаком, скромное жалованье не выплачивали годами. Не на что было «платьишка и обувь купить». Дежнёв стал заниматься пушным делом и обзавёлся хозяйством. В скором времени он женился на якутянке Абакаяде Сючю. В браке родился сын Любим. Со временем он также стал казаком.

Начиная с 1640 года Дежнёв неоднократно принимал участие в походах по Восточной Сибири. В них он собирал ясак – налог пушниной, при этом нередко приходилось применять оружие против враждовавших между собою племён. За 20 лет службы в Якутске Дежнёв был ранен девять раз.

yakuty_gustav-teodor_pauli._etnograficheskoe_opisanie_narodov_rossii.jpg

Так, в 1641 году Семён Иванович с партией из 15 человек собирали ясак на реке Яне. Они смогли доставить его в Якутск, выдержав схватку с шайкой из 40 человек. В следующем, 1642 году он вместе с Стадухиным отправился для сбора ясака на реку Оемокон (Оймякон), откуда он спустился в реку Индигирку, а по ней вышел в Ледовитый океан, затем достиг реки Алазеи и Колымы. Так летом 1643 года Дежнёв в составе отряда землепроходцев под командованием Михаила Стадухина открыл реку Колыму.

Сибирь и её окрестности

В XVII веке Восточная Сибирь бурно развивалась. Здесь создавали предприятия по добыче мехов, экспортировавшие шкурки на мировой рынок. Сибирские прибыли давали до трети государственного дохода России. Естественно, инициативные служилые люди в Сибири и на Севере шли на риск, чтобы заработать и сделать себе имя перед лицом государя.

Русская земля, возникшая на пути «из варяг в греки», расширялась по движению рек. С Русского Севера, раньше всех ставшего частью земли Русской, холмогорцы морскими путями двинулись к Груманту, Оби, Енисею, Мангазее.

dsc05586_foto-leonid_kruglov.jpg

В XVII веке в Сибири проводились регулярные ярмарки, в поисках счастливой доли сколачивались невероятные состояния.

Так, в 1645 году якутская таможня отпустила только на подведомственные Колымскому острожку земли 551 человека с товарами на 16 067 рублей. Лошадь в те времена в Сибири стоила 20–30 рублей, а «на Русе» – 2–3 рубля.

Сюда бежали от крепостничества многие русские люди. Восточная Сибирь была далека от центра государства, до Москвы нужно было добираться два года, вести шли очень медленно. Например, часть грамот Дежнёва в Москву адресована царю Михаилу Фёдоровичу, в то время как тот уже умер и в Москве правил новый царь, Алексей Михайлович.

Морская дорога была трудная, но позволяла обойти Уральские горы («Камень»), где купцов поджидали местные, не слишком дружелюбные народы. Каждое путешествие сопровождалось стычками, вооружёнными нападениями и борьбой, местные племена участвовали в осадах русских острогов как на стороне нападающих, так и на стороне осаждённых.

Семён Дежнёв несколько раз участвовал в посреднических миссиях и проявил себя как незаурядный дипломат. Русский царь и его воеводы требовали от служилых людей не причинять притеснений местному населению, которое стало новыми подданными Русского государства. По царскому приказу разбои и грабёж сурово карались, иначе местное население могло уйти вглубь, и подати было бы платить некому.

dsc00450-foto_leonid_kruglov.jpg

Иногда русские сталкивались с легендами о землях, битком набитых соболями, «рыбьим зубом» и серебром. Возможно, слухи распространяли местные жители, желающие как можно дальше спровадить первопроходцев.

Дежнёв неоднократно слышал легенду об очень богатой «реке Погычи», берега которой кишат соболями. Было известно только, что речка находится за Колымой, которую недавно открыли и осваивали.

Купцы Усовы поверили в байки про несметные богатства реки Погычи и отправили своего приказчика Федота Попова её найти. Ноздря в ноздрю с ними шли устюжанские купцы Гусельниковы. Усовы и Гусельниковы принимали очень активное участие в сибирской торговле, продавая мыло, сукно, кармазин, сапоги, кожу, ремни и прочее. Два семейства объединились и наняли Дежнёва в качестве официального руководителя экспедиции. Недостатка в храбрых, отчаянных и бывалых людях в тех краях не было, но у Дежнёва, помимо смелости и опыта, имелся дипломатический талант и умение находить взаимовыгодные компромиссы.

Семён Дежнёв пообещал добыть в царскую казну 250 соболей и стал главным государевым человеком в экспедиции, организованной Федотом Поповым.

Экспедиция

Но мечты о лёгкой наживе в богатых землях лелеяли не только купцы. На место Дежнёва претендовал глава разбойничьей шайки Герасим Анкудинов. Когда он понял, что Дежнёв его обошёл, Анкудинов снарядил на свои деньги коч и самовольно присоединился к экспедиции Попова – Дежнёва.

karta_dezhnyov.jpg

Дежнёв категорически не признавал его как участника экспедиции, упорно писал в своих «отписках», что кочей шесть, а не семь, и пытался жаловаться на него в центр, называя вором и грабителем. Федот Попов в этой ситуации держал нейтралитет.

Летом 1648 года экспедиция Попова в составе шести кочей отправилась в путь. Мореходам повезло, и они не столкнулись со льдами. Экспедиция Дежнёва была оснащена компасом, и Семён Иванович оставил ориентации по сторонам света при описании Большого каменного носа, достаточно прогрессивное для его эпохи. Обогнув мыс, который впоследствии будет назван в его честь, Дежнёв вышел в Тихий океан и доказал существование загадочного «пролива Аниан», о котором только догадывались европейские мореплаватели. Незапланированное Великое географическое открытие совершилось.

Читайте также:  Туристические места у океана

«А с Ковымы реки итти морем на Анандырь реку, и есть Нос, вышел в море Далеко, а не тот Нос, который от Чухочьи реки лежит, до того Носу Михайло Стадухин не доходил, а против того Носу есть два острова, а на тех островах живут чухчи, а врезываны у них зубы, прорезываны губы, кость рыбей зуб, а лежит тот Нос промеж сивер на полуношник [норд на норд-ост]. А с рускую сторону Носа признака: вышла речка, становье тут у чухоч делано, что башни ис кости китовой. Нос поворотит кругом, к Онандыре реке под лето [зюйд]».

Русские в тот период полагали, что к северу от Руси находится некая «Новая земля». По тогдашним представлениям, она начиналась от одноимённого архипелага и простиралась дальше на восток. Дежнёв доказал на практике, что эта «Новая земля» с Русской не смыкается и есть возможность пройти к устью Анадыри морем.

У Каменного носа коч Анкудинова попал в шторм, и он перебрался на корабль Попова. Позднее Федот Попов и Герасим Анкудинов погибли, как и большая часть их команд. Их корабли разметало по Ледовитому океану. Позже самих их выбросило на берег, где вскоре они умерли от цинги. Об этом Дежнёву рассказала жена Попова, которая выжила и которую он через два года обнаружил в плену у коряков.

Для Дежнёва поход 1648 года тоже едва не закончился гибелью: его коч потерпел крушение в районе Олюторского залива, из 90 участников экспедиции осталось в живых 24. Они пошли по суше вдоль моря к устью Анадыри и шли так десять недель после того, как потерпели крушение зимой в океане. Шли на лыжах, пытаясь добывать себе еду. Из 90 человек, вышедших из устья Колымы до устья реки Анадыри, которая и была целью плавания, добрались в итоге 12 человек.

«А шел я, бедной Семейка, с товарищи до Анандиры реки ровно десять недель, и пали на Анандырь реку вниз близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И з голоду мы, бедные, врознь розбрелись. И вверх по Анандыре пошло двенатцать человек».

Эти 12 человек во главе с Семёном Дежнёвым поставили Анадырский острог. Пережив голодную и холодную зиму, путешественники построили новые суда, на которых поднялись по реке на 500 километров, выдержав бой с местным населением – анаулами, в котором Дежнёв был ранен. Всё это время он тщательно изучал неизведанный край. Помимо прочего он обнаружил в вечной мерзлоте залежи моржовой кости. Только за месяц путешественнику удалось добыть 150 пудов уникального материала.

В 1650 году к Дежнёву пробилась группа русских первопроходцев, которые добрались до Анадырского острога по суше. Но Дежнёв не спешил на родину и продолжал командовать Анадырским острогом еще 12 лет. В Якутск казачий атаман вернулся в 1662 году, спустя 20 лет. Затем он отправился в Москву с гигантской партией рыбьего зуба (289 пудов рыбьего зуба, что по московской цене 60 рублей за пуд составило более 17 тысяч рублей), собранного им.

В Москве он получил свой процент с прибыли, добытой им для государя, – 500 рублей соболями. Дежнёв сразу стал богатым человеком. Кроме того, ему выдали задолженность по денежному и хлебному жалованью: треть – деньгами, две трети – сукном. После этого Дежнёва повысили до атамана с соответствующим окладом. Ещё восемь лет он мирил враждующие роды эвенков-тунгусов на реке Оленёк, а в 1671 году, когда отчаянному атаману перевалило за 60 лет, он поехал в столицу на покой, где скончался в начале 1673 года.

Посмертная слава

Дежнёв был неграмотным, он был, по сути, промысловым администратором. Но он сделал и зафиксировал Великое географическое открытие: дал подробное и узнаваемое до сих пор описание мыса, оставил приметы, указал направления.

the_soviet_union_1973_illustrated_stamped_envelope_lapkin_73-5379178fa.jpg

В начале XVIII века многих интересовал вопрос: «Соединяется или нет Азия с Америкой?» С просьбой снарядить экспедицию впервые обратилась к Петру I Парижская академия наук, членом которой Пётр формально являлся. В результате 23 декабря 1724 года император дал указание Адмиралтейств-коллегии снарядить на Камчатку экспедицию под начальством достойного морского офицера. Адмиралтейств-коллегия предложила во главе экспедиции поставить капитана Беринга. 6 января 1725 года – всего за несколько недель до своей смерти – Пётр собственноручно написал инструкцию для Первой Камчатской экспедиции.

monument_to_semyon_dezhnev_cape_dezhnev.jpg

Карта же Большого каменного носа была составлена Герхардом Миллером только в 1737 году по показаниям документов Дежнёва, обнаруженных в Якутске. С этого началась и его посмертная слава. Один из первых историков Сибири Герхард Миллер приложил все усилия к тому, чтобы этот русский приоритет стал широко известен. Таким образом, Семён Дежнёв навсегда вписал своё имя в историю и географию.

Возможно, царские чиновники не придали открытию значимости из-за наличия более удобного и безопасного сухопутного пути с Анадыря на Колыму. С лёгкой руки Джеймса Кука, не знавшего о подвиге Дежнёва, пролив получил имя Витуса Беринга, который побывал в этих местах почти на век позже Дежнёва и не прошёл через пролив из Тихого океана в Северный Ледовитый, а лишь приблизился к нему.

beringst-close-ve_vid_na_beringov_proliv_so_sputnika._mys_dezhnyova_sleva.jpg

По достоинству географические заслуги Дежнёва были оценены только в XIX веке, когда 1898 году в честь 250-летия похода с Колымы на Анадырь по предложению Русского географического общества крайняя восточная точка Евразии была названа его именем – в 1898 году «мыс Восточный» указом императора Николая II получил имя Дежнёва.

f1-1898_o1_5-002.jpg

Познакомиться с биографией великого землепроходца и увидеть места, по которым он странствовал, можно в кинотеатре на картине Леонида Круглова «Великий северный путь». Этот уникальный фильм снят при грантовой поддержке Русского географического общества. Над его созданием работали четыре года. Редкие документы, удивительные кадры, Русский Север во всей своей первозданной красе.

Источник

Adblock
detector