Меню

Волна бежит за волной по морю летит

Алексей Толстой Колышется море волна за волной В м

„КОЛЫШЕТСЯ МОРЕ; ВОЛНА ЗА ВОЛНОЙ. ”
Алексей Константинович Толстой (1817-1875 г.)
Перевод с русского языка на болгарский язык: Красимир Георгиев

В МОРЕТО ВЪЛНА СЛЕД ВЪЛНА

В морето вълна след вълна са безброй,
припряно обтичат живота.
Приятелко бедна, във вихъра мой
ти скоро ще бъдеш самотна:
рояк от надежди, от горести рой,
на скитащи мисли прибой и отбой
любов е, но с прилив и отлив!

Ударения
В МОРЕТО ВЪЛНА СЛЕД ВЪЛНА

В море́то вълна́ след вълна́ са безбро́й,
припря́но обти́чат живо́та.
Прия́телко бе́дна, във ви́хъра мо́й
ти ско́ро ште бъ́деш само́тна:
роя́к от наде́жди, от го́рести ро́й,
на ски́ташти ми́сли прибо́й и отбо́й
любо́в е, но с при́лив и о́тлив!

Превод от руски език на български език: Красимир Георгиев

Алексей Толстой
КОЛЫШЕТСЯ МОРЕ; ВОЛНА ЗА ВОЛНОЙ.

Колышется море; волна за волной
Бегут и шумят торопливо.
О друг ты мой бедный, боюся, со мной
Не быть тебе долго счастливой:
Во мне и надежд и отчаяний рой,
Кочующей мысли прибой и отбой,
Приливы любви и отливы!

—————
Руският поет, романист и драматург Алексей Толстой (граф Алексей Константинович Толстой) е роден на 24 август/5 септември 1817 г. в Санкт Петербург. Член-кореспондент е на Петербургската академия на науките. Известен е с изящните си балади, сатиричните си стихотворения, историческата си проза (трилогията „Смъртта на Иван Грозни“, „Цар Фьодор Иванович“ и „Цар Борис“) и с участието си заедно със своите братовчеди, тримата братя Жемчужникови, в литературната мистификация Козма Прутков. Умира на 28 септември/10 октомври 1875 г. в c. Красний Рог, Черниговска губерния (сега Почепски район в Брянска област).
—————

Алексей Толстой
ТАК ХВИЛЯ ЗА ХВИЛЕЮ ХОДЯТЬ ПО МОРЮ (перевод с русского языка на украинский язык: Петр Голубков)

Так хвиля за хвилею ходять по морю;
Шумлять і біжать десь квапливо. Я,
Мій друже боюся, що, бідній, зі мною
Не бути тобі й рік щасливою:
В мені бо – надій, як і розпачів – рій,
Кочують думок – і прибій, і відбій,
Припливи любові й відливи!

Источник

Раскинулось море широко.

Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали…
Товарищ, мы едем далёко,
Подальше от нашей земли.

Не слышно на палубе песен,
И Красное море шумит,
А берег суровый и тесный,-
Как вспомнишь, так сердце болит.

Там русские спят адмиралы
И дремлют матросы вокруг.
На них вырастают кораллы,
На пальцах раскинутых рук.

Когда засыпает природа,
И яркая светит луна,
Герои погибшего флота
Встают, пробуждаясь от сна.

Они начинают беседу,
Со дна разговоры слышны.
О жизни матросской — нелегкой
Всю ночь говорят моряки.

На баке уж восемь пробило —
Товарища надо сменить.
По трапу едва он спустился,
Механик кричит: «Шевелись!»

«Товарищ, я вахты не в силах стоять,-
Сказал кочегар кочегару,-
Огни в моих топках совсем не горят;
В котлах не сдержать мне уж пару.

Нет ветра сегодня, нет мочи стоять,
Согрелась вода, душно, жарко.
Термометр поднялся аж на сорок пять,
Без воздуха вся кочегарка.

Пойди, заяви всем, что я заболел
И вахту, не кончив, бросаю.
Весь потом истек, от жары изнемог,
Работать нет сил, умираю!»

Товарищ ушел, он лопату схватил,
Собравши последние силы,
Дверь топки привычным толчком отворил,
И пламя его озарило.

Лицо его, плечи, открытая грудь,
Пот с них струившийся градом,
Но если б кто мог в них туда заглянуть,
Назвал кочегарку бы адом.

Котлы паровые зловеще шумят,
От силы паров содрогаясь,
Как тысячи змей пары же шипят,
Из труб кое-где пробиваясь.

А он, извиваясь пред жарким огнем,
Лопатой бросал ловко уголь;
Внизу было мрачно: луч солнца и днем
Не может проникнуть в тот угол.

Окончив кидать, он напился воды,-
Воды опресненной, нечистой,-
С лица его падал пот, сажи следы.
Услышал он речь машиниста:

«Ты, вахты не кончив, не смеешь бросать,
Механик тобой недоволен;
Ты к доктору должен пойти и сказать,-
Лекарство он даст, если болен!»

За поры он слабо хватая рукой,
Вверх он по трапу забрался:
«Пойду за лекарством в приемный покой,
Снемог от жары, задыхаюсь».

На палубу вышел, сознанья уж нет.
В глазах у него всё помутилось…
Увидел на миг ослепительный свет…
Упал… Сердце больше не билось.

К нему подбежали с холодной водой,
Стараясь привесть его в чувство,
Но доктор сказал, покачав головой:
«Бессильно здесь наше искусство…»

Внезапно механик вскричал — Подлецы!
Задам я ему притворяться! —
И, ткнувши ногою в бок мертвеца,
Велел ему тотчас убраться.

— Не смейтесь вы! —с ужасом доктор вскричал,—
Он мертвый, совсем застывает!
Механик смущенный тогда отвечал:
— А чёрт же их душу узнает!

Я думал, что он мне бессовестно врет,
Он не был похож на больного…
Когда бы я знал, что он в рейсе умрет,
То нанял в порту бы другого.

Всю ночь в лазарете покойник лежал
В матросскую робу одетый.
В руках он дешевую свечку держал,
Воск таял, жарою согретый…

Проститься с товарищем утром пришли
Матросы, друзья кочегара,
Последний подарок ему поднесли —
Колосник горелый и ржавый.

К ногам привязали ему колосник,
Простынкою труп обернули,
Пришел корабельный священник-старик,
И слезы у многих сверкнули.

Был тих, неподвижен в тот миг океан
Как зеркало воды блестели…
Явилось начальство, пришел капитан,
И вечную память пропели.

Доску приподняли дрожащей рукой,
В саване тело скользнуло,
В пучине безвестной, глубокой, большой
Блестнув, и навек утонуло.

И в шуме морского прибоя звучит
Готовьтесь к великому бою
За нас — моряков отомстите своих
Врагам пусть не будет покоя.

Напрасно старушка ждет сына домой,
Ей скажут — она зарыдает.
А волны бегут от винта за кормой,
И след их вдали пропадает
А волны бегут от винта за кормой,
И след их вдали пропадает…

История
Версия 1

Создана не позднее грани XIX—XX веков на основе популярного в годы Крымской войны 1853-56 гг. романса «После битвы» («Не слышно на палубе песен…», сл. Н. Щербины, 1843, муз. А. Гурилёва, 1852, там же см. первоначальную мелодию). Романс был очень популярен на флоте. Основной сюжет песни «Раскинулось море широко» — новый, не связанный с первоначальным романсом. Автор обработки текста — поэт-любитель Г. Д. Зубарев. Народные варианты короче авторского: реально бытуют 12-15 куплетов из первоначальных 21.

Изысканно-грустная первоначальная мелодия Гурилёва в песне стала значительно проще. Видимо, романс, попав во флотскую среду во время Крымской войны, продолжал изменяться, и к началу 1900-х итогом этих изменений стала песня «Раскинулось море широко».
Версия 2

Написана по реальному случаю, поэтом-любителем Фёдором Предтеча в 1906 году на пароходе «Тигр». На нём плыли матросы сбежавшие с Броненосца «Потёмкин».

После смерти кочегара Василия Гончаренко, друзья Василия попросили Фёдора написать прощально-поминальное стихотворение. Первыми он написал строки:

Всю ночь в лазарете покойник лежал В костюме матроса одетый В руках восковую свечу он держал Воск таял жарою нагретый Проститься с товарищем утром пришли Матросы, друзья кочегара. Последний подарок ему поднесли — Колосник обгорелый и ржавый. К ногам привязали ему колосник, И в белый саван обернули; На палубу вышел священник-старик, И слёзы у многих блеснули. Был чист, неподвижен в тот миг океан, Как зеркало воды блестели, Явилось начальство, пришёл капитан, И «вечную память» пропели.

Далее, после прибытия домой, Предтеча обработал свой текст и добавил остальные куплеты. Через несколько лет о его песне узнал Юрий Морфесси который в 1912 году сделал граммзапись песни.

Источник

Сплин — Танцуй!

Слушать Сплин — Танцуй!

Слушайте Танцуй! — Сплин на Яндекс.Музыке

Текст Сплин — Танцуй!

Волна бежит на этот берег
Волна бежит и что-то бредит
И звёзды падают за ворот
И ковш на небе перевёрнут
И в голове смешались мысли
И босиком с бутылкой виски
Мы изучаем этот берег
Волна бежит и что-то бредит
Вокруг вода, песок и камни
И, время меряя глотками
И всех вокруг как ветром сдуло
Нас как магнитом притянуло
Друг к другу, и теперь на берег
Волна бежит и что-то бредит
И звёзды падают за ворот
И ковш на небе перевёрнут

Ещё глоток — и мы горим
На раз, два, три
Потом не жди, не тоскуй
Гори огнём твой третий Рим
Лови мой ритм
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй

Мы странно оказались рядом
Приняв одну микстуру с ядом
Теперь мы принимаем виски
И в голове смешались мысли
Вокруг вода, песок и камни
И, время меряя глотками
Мы изучаем этот берег
Волна бежит и что-то бредит
Хочу уснуть и не проснуться
Уйти в моря и не вернуться
Или вернуться только вместе
С тобой так много интересней
С тобой так много интересного
Вокруг совсем не тесно
Без площадей, вокзалов, станций
Без этих всех цивилизаций
Ещё глоток — и мы горим

На раз, два, три
Потом не жди, не тоскуй
Гори огнём твой третий Рим
Лови мой ритм
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй

Читайте также:  У какого моря находится австрия

Танцуй, волна бежит на берег
Волна бежит и что-то бредит
Танцуй, звезда летит за ворот
И ковш на небе перевёрнут
Танцуй, в башке смешались мысли
Передавай бутылку виски
Передавай в бутылку яда
Нам больше ничего не надо
Нам больше ничего не нужно
От виски кружит, кружит, кружит
С тобой мне больше здесь не тесно
И ковш на небе встал на место
Передавай бутылку виски
И ты мои читаешь мысли
И звёзды падают за ворот
И ковш на небе перевёрнут
Ещё глоток — и мы горим
На раз, два, три
Потом не жди, не тоскуй
Гори огнём твой третий Рим
Лови мой ритм
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй
Ещё глоток — и мы горим
На раз, два, три
Потом не жди, не тоскуй
Гори огнём твой третий Рим
Лови мой ритм
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй
Танцуй, танцуй, танцуй, танцуй
Танцуй

Источник

Ах, море-море!

Ах, море-море!
Евгений Свидченко
§§§
Золотопесочное блаженство

Золотопесочное блаженство!
Так и жарит со всех сторон.
И я погружаюсь в сон
О Божественной Женственности.

Обними меня, море!
Обойми моё горло!
Я хочу насладиться волной.
Отними все печали.
Только б чайки кричали,
Только б тело звенело струной!

Я в твоей колыбели.
Вот сирены пропели
И зовут всё, всё зовут за собой.
Море дышит прибоем,
Промышляет разбоем,
Море нас обнимает волной.

Ночь.
Плещет волна.
Ты — не одна!

Её волосы
Нежно колышет бриз —
Море дышит!
Она которую ночь
Не спит и
Прилежно пишет.

Сочиняет она
Песнь Любви
Юной Деве.
Две голубки —
Посмотри —
Прилители.

И воркуют
Как воркует
Волна!
Ночь темна.
О, луна!
Ты как Дева
Полна!

Посмотри какой простор —
Море!
Завораживает аж
Душу!
Наконец-то я с тобой
Дожил.
Наконец-то море я
Вижу!

Наконец-то я в море!
Чую:
Солоны же его
Губы!
И целую я моря
Волны.
Как люблю же я моря
Душу!

И ночная морская
Волна
Выпивает бокал
До дна!

Я — Стрелец на берегу.
Я за тенью Твоей бегу.
На песке Ты танцуешь самбу,
За Тобой я поспеть не могу.

Я — Стрелец!
Я стреляю словами!
Ты — красавица
Под облаками!

Я прикрою глаза
И проклюнется новое слово,
Словно в шуме прибоя
Услышишь знакомый мотив.

Вот я слово сказал
И возникла мелодия слова:
Это плещется море,
Это чайки слышится крик.

Ах, какая услада —
Ломоть турецкой дыни
В Анталии, где прохлада
Под стройною пальмою стынет,

Где море тихонечко плещет,
Волна бежит за волною,
Где я обретаю Дар Речи,
Когда мы вместе с тобою!

Пусть хранит нас морская волна
До темна!
Да хранит нас ночной прибой
С тобой!
И мы пьём — выпиваем бокал
До дна!
Ночь темна, солона волна.

Ты так мне
Нужна!

дыханье моря —
ритмичность
всплеска волн —
как метроном
отсчитывает вечность

Нежный ветерок
Колышет пух на теле.
Ах, если бы не рок,
Мы б написать сумели
Короткий наш роман.
Так как слагают танку:
Два образа, обман.
Как в акварели смешивают краску
И возникает призрак:
Тонкий стан,
Глубинные глаза.
И над тобой кружится стрекоза!

я вслушиваюсь
в шум прибоя:
море дышит!
оно как рыба
жабрами колышет

А сегодня море серебрится.
Небо — сине, море — сине, а вдали
Саваофа Борода клубится,
Стиж тихонько над волной кружится,
Навевая мысли — о Любви!

Солона вода! Такая прелесть!
О, как сладок был бы поцелуй!
И мечтательно глядишь на берег,
Где совсем ещё Младая Дева
Нежится от солнца струй.

рассвет
тишина!
ну и ты
поспи
волна!

§§§
Человек устроен странно

Человек устроен странно:
Из-под век струится свет!
Если ж телом мне желанна,
Я влюблен в тебя навек!

Это — странная картина:
В темном небе — отсвет света!
Я любуюся Мариной,
Понимает меня — Света.

Ах, как жизнь на этом пляже
В самом деле — хороша!
И в песок ты телом ляжешь,
В небе всё ж парит душа!

Божье Око огромно,
Как небосвод!
Радужная — облака,
Да море!
Ресницы — леса,
Да горы,
Зрачок — глубины вод!

§§§
Летящей Над Волною

Не сохраню, не скрою
Буйный восторг души:
О, как же Вы хороши,
Летящая Над Волною!

Буйный восторг души
Так меня и охватит.
Ты же в мои объятья
Не торопись, не спеши.

Так меня и охватит,
Словно берег волной, —
То что встречаюсь с Тобой
Как-то некстати.

Словно берег с волной,
Мы проникаем друг в друга.
Милая Сердцу Подруга
Чайкой кричит под луной.

§§§
Блаженство Утреннего Света

Блаженство Утреннего Света,
Ночной прохлады благодать,
Когда иду перед рассветом
На пляже место выбирать

Поближе к морю, там где плещет
Волна за прежнею волной,
Где моё сердце затрепещет
От фразы краткой: «Будь со мной!»

Сирена с русыми власами
И тиною зеленых глаз
Со мною вровень в море встанет,
Вернее, ляжет. Вот те раз.

И поплывем до горизонта,
Где за коралловой грядой
Приют найдет земное солнце,
Туда, где утренний покой!

Солнце жарит так,
что, закрой глаза,-
видишь шар оранжевый!

И соленый смак —
о Моя Звезда! —
на щеках Твоих — розовый!

Это тайный знак —
села стрекоза
и колышет золотыми крыльями.

В чём моя печаль? —
прочитай в глазах.
Пожалей меня, ссыльного!

§§§
Семь прелестных ночей

Ягодица лунная
В небе голубом —
Словно стан девичий,
Присыпанный песком.

Помню, нас встречала
Полная луна.
Половинка лунная
Лишь теперь видна.

Вот и пролетела
Стаей лебедей
Первая неделя —
Семь счастливых дней!

Вот и пробежали —
Не вернуть их вдруг —
Семь ночей прелестных,
Словно семь подруг!

ах, что нас манит,
как магнит? —
прелесть девичьих
ланит!

Море моет песок о берег,
оттого откос пляжа плосок.
Я по берегу тому бегал
весь раздетый и, конечно, босый.

След оставишь на песке — смоет:
оттого идешь по морю, как по суху!
По утру рассвет солнца море доит,
и волнение его приятно слуху.

Поначалу море просто вздыхает:
бьёт волна за волной о берег,
а над гладью вод солнце витает —
Божье Вымя, согласно вере.

Разбегусь по тому откосу
и взлечу над водой, пружиня,
зацелую я волны без спросу,
и обнимет меня море, как сына!

Укачает, как в колыбели,
напевая песню чуть слышно.
Оттого что мы у моря взрослели,
потому что все из моря мы вышли!

Гоняюсь за волной,
потом — она за мной.
И вдруг — о Боже мой! —
две груди над волной.
Мои желанья бес
вздымает до небес!

А то я на пляжу
сижу, вокруг гляжу,
и вдруг — о Божья тьма! —
я вижу два холма.
И вдохновенье бес
вздымает до небес!

А то — просто стою,
загара кайф ловлю, —
о Свет Небесных Сил! —
греховный цвет маслин.
И что-то снова бес
вздымает до небес!

Зелена водица,
солона водица,
и морской песочек
между рук струится:
строим замок древний,
строим замок ветхий, —
и мечту уносит
от причала ветер.

Юная Девица
в негляже резвится,
волны не касаясь
в даль стремится птицей.
Ах, какая прелесть —
предрассветна резвость,
когда ветер свежий,
и в глазах — не режет!

Ровно в метр карлик
красный мячи катит,
и дежурный катер
лодки лихо тащит.
Зелена водица,
солона водица!
Юная Девица
будет вечно сниться!

Ах, волна, моя волна!
До чего же ты вольна!
Ты бежишь куда захочешь
От темна и до темна!

В зените небо
иссиня-синее,
до черноты.
Проблескивает
звезда Сириус
мне с высоты,
и волны поют
Высоцким —
до хрипоты:
Божественная
Женственность,
где же Ты?

Я бегал сегодня
мальчиком
над волной,
играл надувным
мячиком
в волейбол,
а Ты проносилась
парусом
стороной!
Божественная
Женственность,
о мой Бог!

Стоял
в православном храме
смирён,
и был я обласкан,
о Маме!
и вознесён!
Струилась
волшебная музыка,
и с высоты
Твои проступали,
о Муза,
Божественные черты!

Ах, волна, моя волна!
Солона ты и вольна!
Обними ж меня сполна,
Увлеки меня до дна!

Усли мчаться
со скоростью ветра,
То вокруг тебя —
Божья тишь!
Юна Девица,
солнцем раздета,
Ты одна
на откосе стоишь.

Твои волосы —
пена морская,
Волны-локоны
над водой.
Ты отлита из бронзы,
нагая,
Лишь вздыхаю я:
«О, Боже мой!»

§§§
Девчонка с тонкой талией

Ах, Анталия-Анталия!
Ты — девчонка с тонкой талией.
Море, солнце,
всплеск волны.
Мы с тобой — обручены!

Ах, сегодня такая тишь!
Небо без облачка!
Плавать не хочется,
и ты молчишь.

Сегодня растаяли
все облака
и, протирая бока,
плавать не стали мы.

Слышится речь иная
чаще вокруг,
и мы замыкаем круг
пляжными ставнями.

§§§
Светлая дорожка домой

Море — как стекло!
Видно — далеко.
Хоть такая гладь,
Парус не видать!

Моря горизонт
С небом растворен,
А на юге мгла
Небо замела.

Солнечный восход
Серебрист, высок.
И слепит дорожка —
Прямо на Восток!

И музыка — нисходит! и слова!
Вино как молодое бродит,
От счастия кружится голова,
И золотым пером поэт стихи выводит.

Читайте также:  Бэнвилл море краткое содержание

Нисходит музыка! Слагаются — слова.
Дыханье моря обретает образ,
И пенье пены кружит кружева
Словес и Музы слышан голос!

Вино так молодое бродит:
Живые рвутся пузырьки в простор стихий.
Поэт златым пером слова выводит,
Увидев Музыку! — так зарождаются стихи.

Имя Твоё
на песке напишу!
Его смоет
морскою волною.

Я снова и снова
буду писать
Имя Твоё!

Я прославить
хочу Его
под этою
вечной луною,
на этой прекрасной Земле,

на морском берегу
пляжа в Хургаде,
в мусульманской стране

Имя Твоё
я пишу и пишу,
Дева Марьям,
на песке!

привет,
Мой Свет!
Моя Душа!
Ты на ветру
так хороша!

Я подошел поближе,
волна где о берег бьётся, —
увидеть, как он резвится,
услышать, как он смеётся,

впервые увидевший море
и сразу его полюбивший,
мальчонка, по имени Боря,
с России недавно прибывший.

Хороша ты, непогода,
когда ливень проливной
от заката до восхода
полосатит мир земной.

Когда громко гром грохочет,
можно смело песни петь,
от заката до восхода
вместе с птицами лететь,

помечтать: авось да встречу
Ту Единственную, Ту,
что Божественною Женственностью
приоткроет мне мечту!

§§§
Любви горькой чаша. Диалог

Мои одежды ветхи,
но свежий их ветер полощет.
Я дымом пропах от костра,
ведь жгу его каждую ночь
у этой журчащей реки
в солнцебанановой роще,
взбигаю на холм посмотреть
простор:
нет ли паруса в нем?!

Мои шершавые руки
в мозолях от вёсел, я знаю,
но нежность
от чистого сердца
они способны дарить.
Морщины. давно их не видел,
нет времени для занятий,
зато я люблю смотреть
на звезды и млечный путь.

Звезда там!
Тяну я к ней руки —
нет страха — его быть не может,
наверно, я слишком весел,
чтобы бояться идти.
Однажды хочу,- о блаженство!-
испить любви горькую чашу
и сладко на старой ладье
отправиться в дальний путь.

Евгений Свидченко 14.10.2010 22:30
Рецензия на «Горсть седины» (Княжна Мышкина) http://www.stihi.ru/2010/10/14/7599

Пусть гонит сирокко надежды любви
по глади зеркальной ладьёй серебристою,
в тумане желаний,от пристани к пристани,
где дремлют уткнувшись во сны корабли.

Где парус изорван и сердце без якоря,
на вздыбленном пирсе фигурка застывшая,
и хмурые тучи танцуют сиртаки там,
а небо сереет как шубка у мыши.

До чаши любви дотянуться однажды бы,
чтоб наши скрестились пути обязательно.
и я бы любила. Дарила и жаждала,
в волшебной ладье, что летит по касательной.

Княжна Мышкина 14.10.2010 23:27

§§§
Чудесного Рая Ключи

На иных я теперь берегах!
Здесь энергию я собираю,
Чтобы сплавать к чудесному раю
На горящих от страсти ладьях.

Запряги-ка Ты резвых коней,
Расплети свои русые косы! —
Их умоют прозрачные росы —
Поспеши в дальний берег ко мне!

На горящем и златом коне
Ты примчишься, — тебя понимаю! —
Ведь ключи от Небесного Рая
Бог доверил сегодня мне!

Я закрыл глаза — и увидел небо!
То ли это небо, то ль моя душа.
Над сиренью волн вознеслась, над белым,
Розовым рассветом — и вправду, — хороша!

Я закрыл глаза — и увидел небо!
Таких прелестных красок и вправду не сыскать!
Только в этом небе я ещё не разу не был.
Отчего ж нисходит вдруг такая благодать!

Я закрыл глаза — и увидел небо!
И услышал звуки — словно детский хор
На одном дыханье трели птиц выводит
И хвалу возносит Богу с давних пор.

Я закрыл глаза — и увидел небо!
И такой повеял вдруг приятный фимиам.
Я, конечно ж, в небе том еще не разу не был.
Но кто-то ж посылает его в подарок нам?!

И музыка — нисходит! и слова!
Вино как молодое бродит,
От счастия кружится голова,
И золотым пером поэт стихи выводит.

Нисходит музыка! Слагаются — слова.
Дыханье моря обретает образ,
И пенье пены кружит кружева
Словес и Музы слышан голос!

Вино так молодое бродит:
Живые рвутся пузырьки в простор стихий.
Поэт златым пером слова выводит,
Увидев Музыку! — так зарождаются стихи.

Владимир Высоцкий: «Не нужен нам берег турецкий. «

Я рысцой по берегу,
прямо вдоль границы
то ль в реальности бегу,
то ли это снится.

Встали с правой стороны
чудные мирАжи:
вот «Венеция», «Париж»,
русские пассажи:

храм «Блаженного ВасИля»,
купола «Кремля».
Я по берегу бегу —
турецкая земля.

Слышен речи перезвон:
русский и еврит,
редко немец немку
по-русски материт.

Так поразбежались мы
по всей большой Земле.
И как нам посчастливилось —
встретились в «Кремле»!

§§§
Между землей и морем

Фантасмагория сменяющихся тел:
Сегодня много их, а завтра будет мене.
Быть переменной составляет их удел
В цепи времен и постоянных звеньев.

Как вечен пляж, о Боже мой!
Песочна грань между землёй и морем.
В дыханье моря — соответствия с луной,
И волнам солнца волны моря вторят.

Рецензия на «Между землей и морем» (Евгений Свидченко)

Полоска пляжного покоя у воды.
Распластанность на сковородке дней.
Песчинки в порах, муляжи теней.
К знакомству напридуманные поводы.
И обнаженность душ, стремлений, тел.
Под бризом чувств усталая растерянность.
Песок скрипит. Сыпуч, капризен, бел.
Песок в часах, мерило слов и времени.

Княжна Мышкина 18.10.2010 07:19 http://www.stihi.ru/avtor/zwilling

Не просто воду я люблю —
Её соленую морскую ипостась! —
Я каждой клеточкою впитываю всласть
Энергии звенящую струю!

Я в море — как морской карась
Среди кораллов рыбкою струюсь,
И под водою весело смеюсь,
Когда удастся в горе не пропасть.

Когда же на морской песок
Меня вдруг выбросит прибрежная волна,
Мне удается испытать до дна,
Как обожаю я Земли Прекрасной сок!

О как прекрасна ты, родная Мать-Земля!
Когда мой дух взмывает над тобой,
Ты — как жемчужина! И цвет твой голубой
Рождают океаны и моря!

Волны на берег
Гонит восточный ветер.
Западный, тая,
Нежно волну ласкает.

Валя гладит
Море ладошками:
— Ты такое море
Хорошее!
Гребень волны,
Взлетая,
Вновь у ладоней
Тает.

Валя в море
Сегодня плавала.
Морской влаги хлебнув,
Не плакала!

Мы поем осанну:
Наша Анна,
К ней загар не липнет —
Каша манна!

Сладенькая карамелька!
Так и тает!
Столько дней
Прилежно загорает!

§§§
Снова губы мои солоны

Снова губы мои солоны,
Снова думы мои от — сатаны.
Море — вольно,
Гонит песок.
Ветер — с моря,
Наискосок.

Снова вольная жизнь рознит,
Снова возникает конфликт.
Кто-то ищет покой,
Кто-то — забаву.
Пьют — либо за упокой,
Либо — во славу!

А твой профиль — красив!
Кожа твоя — в отлив!
То ли бродит вином,
То ли на солнце подгорает.
Забываюсь я сном —
Сон Тебя рождает.

Вновь надежды хрупкий хрусталь.
Вновь глаза твои говорят:»Отстань!»
Полоснет так больно:
Как было вчера!
Жизнь нас рассудит.
Подождём до утра!

Анна одна на причале
сидит и скучает,
словно не выпила чаю, —
такая печальная.

Я же души в ней не чаю, —
развлекаю речами.
Вдруг одинокая чайка
в небе растает.

Я выпил полморя!
Вторая — тебе, Viktor!
А Яшке Пивному,
Чтобы не спился с горя,
Отавим на донышке,
Но не боле!

Морская волна пiвна,
Как пиво, она пьяна.
Мы к морю пойдём,
Друзей соберем —
И выпьем его до дна!

А Яков Пивной —
С больной головой,
Только проснется от сна,
К морю идет, песню поёт —
Выпьет он больше нас!

Эх, невесело, невесело чайка кружит,
Эх, развесила тучи непогода.
Прохудились они, и солнца нет, лишь стужа,
И ни гулять , ни плавать не охота!

Эх, такие вот, такие, знать, делишки:
Время странствия хоть снова выбирай,
Иль сиди тихонько, читай себе книжки,
Или горько пей вино, да себе страдай!

Эх, невесело, невесело чайка кружит,
Не летит себе к морю и даже не кружит.
И смотрю я в интернет, а он со мной не дружит,
Чувствую, к чему это целый день молчит.

Эх, такие вот, такие, знать, делишки:
Вроде деньги есть, а не загулять.
Может так случиться — надоели книжки?!
Значит пришло время — станем их писать!

пеннОе
песнОпение —
дОрОжка От земли дО неба!
О, Ты луна
пОлна!

тишь да гладь
да Божья
благодать!

§§§
Береги меня, Посейдон!

Береги меня, Посейдон,
От русалок, сестер их — сирен:
Ведь услыша их песенный звон,
Попаду в их ласковый плен.

Береги меня, Посейдон,
Не пускай в объятья волнам.
Я люблю твой соленый дом!
И спою тебе песни сам!

Волны в море — сплошная пена,
И вода стального разлива.
Голых гонит шальная сирена:
«Ну-ка, вон с Золотого залива!»

Море моет песок о берег,
Разбивая волны о камни.
В очищение моря верю!
Лишь была бы чиста память.

Только здесь, за целебной водою,
Собрались, разлеглись прихожане.
Все болячки водою смоет,
Не едина следа не оставит.

Верю в моря самоочищение
От воздушного моря-стихии,
Верю в гимны церковного пения
Ветра, волн и слиянья их сини!

Читайте также:  Море для начинающих художников

Как бьются волны о гранит,
Так сердце бьётся и стучит.
Пошлю-ка милой я привет:
Алым парусом рассвет!

Рецензия на «Не спит волна. » (Алексей Филаткин) http://stihi.ru/2010/12/02/9567

реки боль унесут
в море
ветер ссору снесёт
в небо
пусть склюёт её
чёрный ворон
этот миг в моей жизни
не был

Я сам,
как кит,
люблю в пучину моря
нырнуть,
забыться раствориться
и простить в себе
все прегрешенья мира.

как кит, потом
коснуться грани,
за которой мерещится уже
небытие,
но к свету устремиться
всей душою!
каждой каплей воли!

как кит,
вдохнуть
духовность неба и
взлететь на миг Жар-Птицей в поднебесье
и рухнуть снова в море
всей тушею своею,
на время ощутив и невесомость
и тяжесть жизни сей.

А морские котики — кроткие такие
Кормят они котика, что с глазами синими:
Котика сиамского с жаркого Египта
Носят ему пряники, ловят ему рыбку.

Как викинги ходили на Рейкьявик
И далее — к Земле Зелёной, неведомым брегам,
Так я — к тебе бреду и пробираюсь
Сквозь непролазны чащи снов своих и срам.

§§§
Осиянна северным сияньем

Осиянна северным сияньем, Анна,
Сельяландосфосс тебя водопадит странно,
Завораживая ворожбой непрестанно,
Словно шейх непростой из золотого кальяна.

Голубая жемчужина на груди океана,
Прикоснусь я губами, обниму тебя, Анна.
В даль бегущая лошадка, белая шоколадка,
Как там тебе в Рейкьявике, видно, несладко?!

§§§
Только руки расскажут, только губы услышат

Так я люблю Тебя, словно я — небо!
Только не вспорхни, не улетай,
Душа моя!

Так я люблю Тебя, словно я — солнце!
И согрею до горизонта
Тело Твоё!

Так я люблю Тебя, словно я — море!
Дай укачаю Тебя
В такт волнам!

Но только руки расскажут,
Только губы услышат:
Как я люблю Тебя!

§§§
Дельфину, вызывающему волну

Верь мне, как луне
Или дельфину в глубине:
Хоть луна, порой, и не видна,
Она — одна?!

Или дельфин — на дне,
А мечтает о луне?!
Так ему печально, бедному,-
Как и мне.

Милая мурлыка,
Я отправляюсь к котикам:
Покормлю их рыбкой,
Почешу животики

И нырну в глубины
Божьего генома.
Не печалься скрипкою,
Что я в дали от дома!

§§§
Явление викингам Рейкьявика

Колючь морозный ветер!
Пронзает до костей!
Ресницы в инее,
И борода в сосульках.
Полярный вечер
Нам не шлёт вестей
Сияньем северным
Или звездой падучей.

Ладья стремительно несётся
Над волной.
Согреют вёсла!
Но морозит горло
Звенящий воздух. Льётся
Над водой
Свистулькой слёзною
Ладья покорно.

Мы викинги!
Нам это не впервой —
Пронзать пространство
Времени вдогонку.
Мы выживем!
В желании гурьбой
Постранствовать,
Да с песней звонкой!

И вдруг — горячий пар:
Рейкьявик, вот те на!
Лагуна голубая —
И стих звенящий ветер!
Что за небесный дар:
Рейкьявик! Не до сна!
Усталость отлетает.
Не рай ли нас приветил?!

Мы в голубой лагуне
Как голубки купались:
На воздухе — морозно!
А в озере тепло!
Ах, как ты балагурить
Со мною не старайся,
Из-под бровей я грозно
Смотрю, но и светло!

Ты славно прижималась:
Родной, помажь мне глиной
Вот здесь и здесь
И этот славный бугорок.
Чтоб ты не трепыхалась
Я брал погоречее и длинны
Ноги гладил.
И то, что выше ног.

Вот так лепили боги
Из глины человеков.
Тебя творил я заново,
Стерев десяток лет.
Милы не только ноги
И тайны оберегов —
Изгибы все приданные
Я полюбил в тебе.

Какие бёдра славные
И эта скрипка-талия,
Весь гриф готов поглаживать —
Пусть песней зазвенит!
Какие звуки странные:
Уже другая стадия.
Как не облагораживай,
А страсть одно велит!

Ах, какое счастье —
В лагуне голубой
Слегка соприкасаться
Весело с тобой.

И вот ещё забава —
В этот белый ил
Тело всё измазать,
Не жалея сил!

И к тебе прилипнуть —
Рук не развести.
И горькой скрипкой всхлипнуть,
Забыв все горести.

О как ты любишь балагурить
в лагуне
голубой
горячей,
Ногами если ты обнимешь,
не видно —
пар
стоячий!
И так мутна жива водица
сквозь
холмики
струится,
Что и душа уж не постится,
а вдаль
стремится
птицей!
Как славно это развлеченье —
судьбы
и времени
теченье.
Бывает в жизни развлеченье,
что вместо
хлеба —
хруст печенья!

Обожаю прохладу утра!
Пробежаться — так это круто!
Потом в талой воде без смущенья
Принять в сердце обряд Крещенья!

Когда рыбы заходят в заводи,
Опасаясь большой волны,
Мы с Тобою устроимся загодя
У причала старой сосны

И под стоны ветра и сосен,
Раскачаемся так на волнах,
Что меня Ты, конечно, попросишь,
Проявиться опять в Твоих снах.

Так волнами нас укачивает,
Так бросает нас волнам в такт,
Что заливистой чайкой всплакивает,
Ошалевши, луна в облаках.
Испанки все чернобровы

Испанки все чернобровы,
и много средь них толстушек,
Испаньи гортанно слово,
когда они в танце кружат

или готовы сразиться
с волною или луною,
в Испании чудные лица,
когда говорят со мною.

Понять их совсем несложно:
бровями, глазами, улыбкой
общаются неосторожно,
являя желания зыбки,

а если в танце фламенко
услышишь их кастаньеты
и звон каблучков, песня спета:
бросай звонким звоном монеты!

§§§
она была хрупкой испанкой

Она китайскою розой
меня невзначай поманила.
На Западе зрели грозы,
мы встретились в центре Манилы.

На Западе зрели грозы,
она была хрупкой испанкой,
и пахла весенней мимозой,
и ловко кружила в танце.

И пахла весенней мимозой —
чудесные сочетанья!
И кожа была бледно-розовой:
такая попалась испанка!

Читал ей по-русски я Лорку,
она — по-испански знала.
А что — полететь на Майорку,
там встретиться — у причала!

§§§
Мне встретилась на пляже сеньёрина

Мне встретилась
на пляже сеньёрина,
она была чудесно загоревшей,
она снимала юбки через плечи —
признаться, очень милая картина!

Мне встретилась
на пляже сеньёрина,
она не стала в море долго плавать,
а на песок, цветной платок раскинув,
легла позагорать, как будто княжить!

Мне встретилась
на пляже сеньёрина!
Она заснула под палящим солнцем.
Вот это да — прелестная картина,
я так скучал, а чувства-то на донце

§§§
в прозрачнейшей вуали

Слегка соснул,
и сон приснился мне —
прелесный сон,
как будто при луне,
на сёрфинге,
в прозрачнейшей вуали
чудесна дева, —
таких и не видали, —
как по волнам,
бежит навстречу мне —
на сёрфинге
она летит
из тёмной дали,
и кажется
во сне мне,
что ко мне!

Прошла в Испании гроза —
земли иссохшей напоенье,
бежали с пляжа привиденья
я ж в море плавал, и слеза
горька была, как волны моря,
что со стихией ветра споря
бились о камни. Год назад
покинул я Срединно море
и возвратился вот назад!

Бежали с пляжа привиденья,
а я наплаваться не мог,
о! как вдали я занемог —
родное море, и виденья
реальностью морской воды,
губам — солёные следы
мне оставляло. Без сомненья
мы целовались с морем всласть
и обнимались в упоенье!

§§§
я возлёг на глади моря!

я возлёг
на глади моря
и качался на волнах,
взгляд свой внутренний в просторы
устремляя, в небесах

оказался я некстати —
оттого, что я вздремнул:
вдруг волной меня охватит,
иль рыбина — за нос хватит,
или сладко затону.

только всё
недолго длилось:
сладкий миг — лишь сладкий миг:
словно Ты мне вновь приснилась,
иль в мечтах — Тебя постиг!

Счастливчики-дельфины
повстречались — с подружками
на сонном берегу,
теперь души они своей на чают:
воспоминаний трепет берегут!

Рецензия на «Вспоминаю вояж наш, подружка!» (Ольга Чехович) http://www.stihi.ru/2012/08/09/2726

Был назван «Магия» катамаран,
чтобы скользил над гладью вод по морю,
что б дотянуться нам до дальних стран
было легко — и в радости, и в горе,

и парус наш надёжен, и мотор,
что б мчаться по волнам по воле капитана,
а в море открывается такой простор:
и дышится легко там, и веселится странно!

Истомлённые кипарисы,
пожелтевшие тополя —
для нас не было это сюрпризом:
были убраны все поля.

Мы в Испаньи в закате июля,
половинкой когда луна
на оранжевом неба блюде
проползает коровкой, маня.

Жизнь на море — такая скука,
так и клонит — и днём-то! — поспать:
монотонно всё, как разлука,
но забавна на яхте кровать!

§§§
зачем приснилась сеньёрина?

А мне приснилась
сеньёрина, такая страстная —
во всём! не просыпался долго днём —
смотрел всё сон, он как картина:
зачем приснилась — сеньёрина, найдёшь её где днём с огнём?!

Рецензия на «Если б Вы знали» (Зарина Морская) http://www.stihi.ru/2012/08/18/4363

Рецензия на «Ах, море-море!» (Евгений Свидченко)

Пожалей, пожелай, помани.
Море смоет имя твое волной,
укачает.

Где ты, муза моя нагая.
Обниму тебя, уласкаю.

Словно горькую чашу испью.
К звездам протяну руки.

Может скрестятся пути
нашей любовной муки.

Ах, какая же благодать,
в этом желаньи — отдать.

*
Восторг и упоение.
Зайду еще почитать,
если позволите.

Людмила Владимирская http://www.stihi.ru/avtor/1946luda

© Copyright: Евгений Свидченко, 2011
Свидетельство о публикации №11103259425

Источник

Adblock
detector