Меню

Война россии за черное море 17 века

Гром побед

В годы правления Екатерины II Россия продолжила борьбу за выход к Черному морю, начатую еще Петром I. Эта борьба вылилась в две продолжительные и кровопролитные войны с Турцией (1768-1774, 1787-1791), из которых Россия благодаря своим полководцам вышла победительницей.

Турция объявила войну России в 1768 г., но сразу начала терпеть поражения. За первые три года турки потеряли ряд важных крепостей. Крупной победой российского флота было морское сражение 25-26 июня 1770 г. под Чесмой. Русской эскадрой командовали Г. А. Спиридов и С. К. Грейг. Им удалось блокировать неприятельские корабли в Чесменской бухте. В ходе битвы были уничтожены основные силы турецкого флота. Месяц спустя, 21 июля, полководец П. А. Румянцев одержал крупную победу в сражении при Кагуле. Османская армия намного превосходила русскую по численности войск и орудий, но потерпела сокрушительное поражение, потеряв весь обоз и артиллерию. Силы Турции были на исходе. В июне 1774 г. русские войска под командованием А. В. Суворова разгромили 40-ты-сячный турецкий корпус у Козлуджи. Турецкое правительство согласилось начать мирные переговоры. Россия получила несколько крепостей и право строительства военно-морского флота на Черном море.

В 1787 г. турецкое правительство предъявило России ультиматум, требуя согласия на осмотр русских торговых судов, идущих через черноморские проливы. Ультиматум был отвергнут, началась вторая Русско-турецкая война. Османы снова терпели одно поражение за другим. Благодаря полководческому таланту А. В. Суворова враг получил ряд чувствительных ударов. В августе 1790 г. российский Черноморский флот под командованием Ф. Ф. Ушакова одержал крупную победу над неприятелем у острова Тендра. Год спустя Ушаков снова разгромил турецкую эскадру в сражении у мыса Калиакрия.

Заключительным и самым сильным аккордом войны стало взятие Измаила — сильнейшей турецкой крепости на Дунае. Подготовкой к штурму Измаила руководил Суворов. Для солдатских учений возле русского лагеря был выкопан ров и насыпан вал по размерам укреплений Измаила. В результате штурма 11 декабря 1790 г. крепость пала, решив исход войны. Мирный договор подтвердил присоединение Крыма к России. Ратные подвиги русских солдат помогли присоединить новые территории на юге, закрепили за Россией Черноморское побережье и заставили глав западных и азиатских стран считаться с российской императрицей.

После присоединения Крыма началось заселение пустынных пространств Новороссийского края (так стали называть Причерноморье). Основывали новые города (Херсон, Севастополь, Одесса), сооружали фабрики, в бескрайних степях сажали леса, разводили виноградники и тутовые рощи.

Источник

Азовские походы

Мудрец избегает всякой крайности.

Азовские походы начались в 1695 году, когда Петр 1 начал военные походы на турецко-татарскую крепость Азов, которая находилась в устье реки Дон и была важным морским азовским портом. Молодой царь ставил своей задачей вывести Россию к морю. После того, как первый поход не удался, Петр не стал медлить и уже через пол года начал второй поход. На этот раз все прошло успешно для России: страна впервые получила выход к незамерзающему Азовскому морю. Однако дальнейшее продвижение к Черному морю требовало полноценной войны с тогда еще мощной Османской империей, поэтому Петр 1 начал готовиться к новой, Северной войне со Швецией. Статья посвящена описанию причин, хода и результатов Азовских походов, а также анализу оценок Азовских походов известными историками.

Азов был захвачен армией Петра 18 июля 1696 года.

Предпосылки азовских походов

В 1689 году началось официальное царствование Петра 1. Молодой царь одной из своих главных задач видел обеспечение выхода России к морю. Во-первых, для создания мощного флота, во-вторых – для развития торговли и обеспечения культурных связей. Вариантов было два: Балтийское и Черное море. Первый вариант требовал войн со Швецией и Речью Посполитой. Второй – с Крымским ханством и Османской империей. После подписания «Вечного мира» с Речью Посполитой в 1686 году Московское царство не только устанавливает дружественные отношения со своим западным соседом, но и начинает включаться в антитурецкую коалицию в Европе. В результате начались Крымские походы (1687,1689), которые, однако, не принесли России успеха. Однако войны турецкой армии в Европе, а также мощный союз Польши, Австрии и Венецианской республики против Турции существенно ослабили Оттоманскую Порту.

Причины, цели и задачи сторон

После прихода к власти Петра он решил продолжать прежнее направление внешней политики, ссылаясь на возможные ослабления турецко-татарской мощи. Однако новой целью была выбрана турецко-татарская крепость Азов. Петр буквально бредил морем, поэтому Азовские походы были лишь вопросом времени.

Главными задачами России во время Азовских походов были:

  1. Штурм и захват крепости Азов для обеспечения плацдарма, с помощью которого можно было начать борьбу за выход к Черному морю.
  2. Превратить морскую крепость Азов в центр создания российского флота.
  3. Установление контроля за территорией речки Дон, что давало возможность развивать флот и в других городах на Дону, и в случае необходимости спускать их до Азовского моря.
  4. Ослабление влияния Турции в регионе Азовского моря.

Фактическая подготовка к походу началась с 1694 года. Для организации походов были задействованы донские казаки, а также украинское казачество во главе с гетманом Мазепой.

Ход походов

Всего было два похода. Так как первый был неудачным, Петру 1 пришлось организовывать второй. Давайте рассмотрим их подробнее.

Первый поход: июль — октябрь 1695

Для обеспечения успешного похода Петр 1 создал две армии. Первую возглавил Борис Шереметев, она должна была выполнять отвлекающую роль, нападая в районе Днепра на Крымское ханство. Это должно было вынудить турок переправить флот из Азова. Именно этого должна была ждать вторая армия, задачей которой был непосредственный захват азовской крепости. Эту армию возглавили три генерала: Ф.Лефорт, Ф.Головин и П.Гордон.

В июне 1695 года российские войска подошли к Азову и начали обстрел. Продовольствие было доставлено по рекам, так что российские войска были готовы осуществлять долгую осаду. Однако турки растянули цепи через Дон, чем не давали выйти российским судам в Азовское море и усилить обстрел. Кроме того, наличие трех генералов не пошло на руку российской армии: часто они действовали несогласованно, чем определили безрезультативности похода для России. В сентябре 1695 года российская армия вернулась в Москву. Однако молодой царь не сложил руки. Он дал команду готовиться к новому походу, но при этом пытался вынести максимум уроков из этого поражения.

Первый из Азовских походов не увенчался успехом. Причина — у России не было флота, без которого вести осаду морской крепости невозможно.

Карта первого Азовского похода Петра

Второй поход 1696

Царь нанял несколько инженеров из Запада, которые получили задание начать создание современного российского флота. Местом для эксперимента был выбран Воронеж. В конце 1695 года царь сильно заболел, кроме того 20 января 1696 года умер его брат Иван. Однако даже это не остановило планов Петра 1. Он лично отправился на верфи смотреть за производством российского флота. Кроме того, царь подготовил новое 70-тысячное войско, которое возглавил А.Штеин. Было принято решение нанести стремительный удар с помощью флота (его возглавил Ф.Лефорт), который позволял выйти в Азовское море и окружить крепость Азов. Кстати, Б.Шереметьев должен был во второй раз совершать отвлекающий удар на Крымский полуостров.

С апреля по июль 1696 года длилась осада и обстрел турецко-татарской крепости. 18 июля российские войска добились успеха – Азов был захвачен, а Россия смогла выйти к морю. Кроме того, командующий этим походом А.Штеин получил первое в истории страны звание генералиссимус.

Карта второго Азовского похода Петра

Оценка Азовских походов Петра 1

Несмотря на тот факт, что Азовские походы были успешными (как минимум был положительный итог в виде захвата Азова), среди историков нет однозначного мнения относительно походов. Проанализировав основные взгляды на Азовские походы, можно описать главные позитивные и негативные составляющие этого исторического события.

Позитивные оценки походов

Например, историк С.Соловьев утверждает, что после первого Азовского похода началось рождение российского царя-реформатора Петра 1. Ученый считает, что поражение в первом походе заставило царя воспитать в себе упорство, а победа во втором окончательно убедили в правильности и необходимости искать для России путь к морю.

Читайте также:  Правила плавания балтийского моря

Ученые, которые специализируются на военной истории, отмечаю, что в Азовских походах было окончательно доказано значение артиллерии для ведения осадной войны. Опыт Азовских походов был использован не только Россией, но и многими странами Европы.

Еще одним позитивным моментом азовских походов историки называют то, что 1696 году Боярская дума постановила «судам быть», фактически это означало создание полноценного морского флота. Кроме того, на это выделялись огромные деньги. Также после этих походов Россия начала колонизацию устья Дона, был построен Таганрог, а позже Ростов.

Негативные оценки

Часть историков делает акцент на фактической безрезультативности походов. Ведь, несмотря на захват Азова, выход к Черному морю требовал дальнейшей полноценной войны с Турцией и Крымским ханством, что требовало огромных ресурсов. В 1700 году началась Северная война, Россия полностью переключилась на войну со Швецией за выход к Балтийскому морю, отказавшись от идеи выйти к Черному морю, которое во время Руси называлось «Русским».

Таким образом, несмотря на наличие историков, которые критично рассматривают Азовские походы Петра 1, можно сказать, что они принесли России свои результаты, а главное – дали новый вызов, желание воевать за море и строить свой флот. Кроме того, они убедили Петра 1 в необходимости реформирования страны.

Источник

Борьба русского народа за выход к Чёрному морю в XIII-XVII в.в.

В XVI-XVII вв. русские поселения почти вплотную подступили к берегам Чёрного и Азовского морей. Борьба с Крымским ханством и Турцией за северное Причерноморье была для России исторически неизбежной. Она вызывалась прежде всего необходимостью защитить южные окраинные русские земли от нападений турок и татар.

Поход в Крым в 1556 г. принадлежит к числу замечательных военных событий XVI века. Главные русские силы двинулись из Путивля к Днепру под командой представителя московского правительства дьяка Ржевского. На Днепре к казакам Ржевского присоединился отряд литвинов и черкас, и 300 днепровских казаков из Канева, чтобы построить в устье реки Псёл суда и спуститься в них по Днепру, для разведки обстановки в крымских владениях. С такой же задачей должны были с другой стороны вниз по Дону спуститься к Крыму Даниил Чулков и Иван Мальцев.

Передовой пункт крымских татар на Днепре — Ислам-Кермень — оказался покинутым татарами. Захватив Ислам-Кермень на Днепре, русский отряд пошёл далее, на Очаков, прикрывавший выход из Днепра и Буга в Чёрное море. Здесь войско Ржевского добилось большого успеха, разбив отряд татар и турок и под Ислам-Керменем и взял Очаков, перебив находившихся в нём татар и турок и захватив татарские стада. В погоню за русским войском бросились очаковский и тягинский санчаки, но Ржевский устроил им засаду в тростнике на берегу Днепра, разгромил их и благополучно ушёл на север по литовскому берегу Днепра. В это время Даниил Чулков разбил небольшой крымский отряд на Дону. Поход Ржевского показал слабость турецко-татарской обороны на Днепре, а тем самым уязвимость черноморских берегов Крыма и Турции.

В 1556 г. также состоялся первый известный поход на Крым донских казаков. Атаман Мишка Черкашенин спустился по Миусу и нанёс удар по владениям Ширинских князей в районе Керчи:

«Послалъ государь Диака Ржевского ис Путимля на Днепръ съ казакы, а велелъ ему ити Днепромъ подъ улусы Крымскые и языковъ добывати, про царя проведати. И Диакъ собрався съ казакы да пришелъ на Пселъ-реку, суды поделалъ и пошелъ по наказу. А Данилка Чюлкова да Иванка Малцова послалъ государь внизъ по Дону проведати про Крымскые же вести… Месяца Маия писалъ Диакъ Ржевской изъ Мамайлугу съ своими казакы, что къ нему полоняникы прибежали, а сказываютъ, что Крымской царь, собрався, вышелъ на Конскые Воды со всеми людми, а хочетъ ити на царя и великого князя украйны… Прислалъ ко царю и государю съ Поля Данилко Чюлковъ девяти Татариновъ Крымскыхъ, а, сказываютъ, сшелъ на Дону близко Азова двесте человекъ Крымцовъ и побилъ ихъ на голову. И языкы сказывали, что Крымской царь, собрався, хотелъ ити на царя и великого князя украйну и посылалъ Сенку Жакулова языковъ добывать, и взялъ де мужика въ Северскыхъ вотчинахъ; и сказали царю, что царь и великий князь про него уведалъ и готовъ противъ его, вышедъ, ждетъ его; и царь не пошелъ на царя и великого князя украйну, а пошелъ былъ на Черкасы, и какъ пришелъ на Миюсъ, и тутъ за нимъ прислали ис Крыму, что видели многыхъ людей Рускыхъ на Днепре къ Исламъ-Кирмену, и царь по темъ вестемъ воротился въ Крымъ… И того же дни прислалъ Диакъ Ржевской з Днепра казаковъ своихъ, а писалъ къ государю, что на Днепре къ нему пристали Литовскые люди, атаманы Черкаские, Млымскымъ зовутъ да Михайло Есковичь, а съ ними триста казаковъ Черкасъ Коневскихъ, и Диакъ, а съ нимъ казакы и Литовские атаманы, ходили подъ Исламъ-Кирмень, и в Ысламъ-Кирмень про нихъ весть учинилася и люди убереглися; и тутъ кони и многую животину отгонили да пошли подъ Ачаковъ, и у Ачакова острогъ взяли и Турокъ и Татаръ побили и языкы поимали; а какъ пошли прочь, и за ними ходили санчаки Очаковской и Тягинской съ многими людми, и Диакъ на нихъ учинилъ въ тростнику у Днепра подсаду и побилъ ис пищалей многыхъ людей и самъ отшелъ здорово съ всеми людми; да какъ пришелъ подъ Исламъ-Кирмень, и тутъ пришелъ къ Исламъ-Кермени царевичь калга Крымской, а съ нимъ весь Крымъ, князи и мырзы; и Диакъ сталъ противъ его на острову и бился съ нимъ ис пищалей шесть денъ, да отогналъ ночью Дьякъ у Крымцовъ стада конские да на островъ къ себе перевезъ и по Заднепрью по Литовъской стороне вверхъ пошелъ; и розшелся со царевичемъ Диакъ, далъ Богъ, здорово, а у царевича ис пищалей поранилъ и побилъ людей многыхъ… Месяца Июня прислалъ Мишка Черкашенинъ дву языковъ, одинъ Крымецъ, а другой Турчанинъ, а взяты, сказываетъ, подъ Керцомъ-городкомъ за Ширинскыхъ князей улусомъ. А приходилъ Мишка съ казаки въ то же время, какъ Диакъ былъ подъ Исламъ-Кермень, Миюсомъ-рекою въ море, а моремъ подъ Керець, и тутъ повоевалъ и отшелъ здорово. И те языки сказываютъ то же, что и прежние.»
(Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 269-272)

Тем временем крымский хан Девлет-Гирей направил 700 своих татар и 300 янычар с пушками на Астрахань в надежде выбить из неё русских, однако стрелецкий голова Иван Черемисинов и атаман Ляпун Филимонов отстояли город. Хан Дервиш-Али бежал в Азов, и в 1556 году Астрахань окончательно вошла в состав Русского государства.

Осенью 1556 г. на службу к Ивану IV (1530—1584 г.г.) перешёл литовский князь Дмитрий Вишневецкий со своими людьми. Взяв Ислам-Кермень, он перебил его татарский гарнизон, а захваченные в нём пушки перевёз в основанную им на острове Хортица крепость.

Весной 1557 г. Девлет-Гирей безуспешно осаждал 24 дня крепость на о. Хортица. Новый поход крымского хана с участием турок осенью того же года вынудил Вишневецкого покинуть Хортицу. Поднявшись вверх по Днепру, Дмитрий Вишневецкий занял Черкассы и Канев для царя всея Руси Ивана IV, однако царь приказал ему оставить их ввиду мира с Литвой. Явившемуся в Москву Вишневецкому царь Ивана IV пожаловал во владение город Белев.

17 январе 1558 г. походом русского войска на Юрьев началась Ливонская война (1558 – 26 мая 1583 гг.), однако первоначально это не оказало влияния на наступательную политику против Крыма. Весной 1558 г. Дмитрий Вишневецкий с пятитысячным отрядом направился к устью реки Псёла, где часть его людей осталась для строительства судов и крепости.

Новый Псёльский город, расположенный на 120 км ниже крайнего литовского города Черкасс и на 250 км южнее ближайшего русского города Путивля, стал форпостом войны против Крыма. Тем временем сам Вишневецкий с основными силами двинулся через степи Северной Таврии к Перекопу, за 6 вёрст до которого побил татарских сторожей.

Читайте также:  C map карты белого моря

Девлет-Гирей в это время сидел со всеми своими людьми в осаде в Крыму. Переночевав за 10 вёрст до Перекопа, Вишневецкий двинулся к Днепру на Таванский перевоз, где простоял три дня, но так и не дождался крымцев.

Поднявшись вверх по Днепру к Хортице, Вишневецкий встретил выше порогов дьяка Матвея Ивановича Ржевского на построенных в устье Псла судах. Вишневецкий собирался остаться со своими людьми в Ислам-Кермене, но Иван IV вызвал его на зиму к себе в Москву:

«Того же месяца [января] царь и великий князь отпустилъ на Крымъскые улусы князя Дмитрея Ивановича Вишневецкого; да съ нимъ Черькаского мурзу Кабартиньского Каньклыча Канукова государь отпустилъ въ Кабарту въ Черкасы, а велелъ имъ, събрався, ити всемъ ко князю Дмитрею же на пособь; а отпущенъ въ Черкасы на Казань да на Азсторохань судномъ, а изъ Черкасъ имъ ити ратью мимо Азовъ. Да со княземъ Дмитреемъ же государь отпустилъ Игнатиа Заболоцкого з жилцы, да Ширяа Кобякова з детми з боярьскыми, да и Данила Чюлкова да Юрья Булгакова и иныхъ атамановъ съ казакы, да сотцкихъ съ стрелцы; а велелъ ему государь ити прямо, а во Псле велелъ суды поделати и з запасы ити на Днепръ. И велелъ государь князю Дмитрею стояти на Днепре и беречи своего дела надъ Крымъскымъ царемъ, сколко ему Богъ поможетъ… Того же месяца [мая] прислалъ князь Дмитрей Ивановичь Вишневской з Днепра ко царю и великому кънязю жилца государева Ивана Мячкова, а писалъ съ нимъ, что приходилъ х Перекопи и сторожей побилъ за шесть верстъ отъ Перекопи, а люди ему встречю Крымскые не бывалъ ни одинъ человекъ, а стоялъ и начевалъ и назавтрее до половины дни за десять верстъ отъ Перекопи, и пошелъ ко Днепру на Тованьской перевозъ, ниже Исламъ-Кирмени польтретьятцать верстъ, и на перевозе стоялъ три дни, а Крымцы къ нему не бывали и не явливалися, а сказываютъ, царь Крымской со всеми людми былъ въ осаде; и пришелъ на Хортинской островъ, далъ Богъ, съ всеми людми здорово и тутъ дождался Диака Ржевского съ суды и встретилъ Диака выше пороговъ и кошь з запасы оставилъ выше пороговъ на Манастырскомъ острове, а детей боярьскыхъ, перебравъ, которые потомилися, отпустилъ ко царю и государю съ Онофреемъ Лашитцкымъ, а у собя оставилъ немногихъ людей, детей боярьскыхъ да казаковъ и стрелцовъ, а самъ пошолъ летовати в Ысламъ-Кирмень; и приходити на Крымьского улусы за Перекопь и подъ Козлець хочетъ, сколко ему милосердый Богъ поможетъ, а на Днепре улусовъ не засталъ, потому что король послалъ ко царю въ Крымъ весть, что царь и великий князь послалъ на его улусы, и царь Крымьской улусы все забилъ за Перекопь, а самъ въ осаде былъ. А Онуфрей Лашицкий пришелъ ко царю и великому князю съ всеми людми, далъ Богъ, здорово… И царь и великий князь послалъ ко князю Дмитрею Ивановичю Никиту Олексеева сына Карпова и къ головамъ Игнатию Заболоцкому, Ширяю Кобякову, Диаку Рьжевскому, Ондрею Щепотеву съ своимъ жалованиемъ з золотыми; а князю Дмитрею, а съ нимъ Игнатию Заболоцкому велелъ къ собе ехати, а оставити велелъ на Днепре Ширяа Кобякова да Диака Рьжевского да Ондрея Щепотева, въ коемъ месте пригоже, а съ ними детей боярьскыхъ немного да стрелцовъ; а съ казаки велелъ государь оставити Данила Чюлкова да Юрья Булгакова, помысля государь себе, хочетъ своимъ деломъ промышляти, какъ ему милосердый Богъ поможетъ. «
(Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 288, 296)

В 1559 г. по Крыму был нанесён удар доселе невиданной силы. Этому способствовала благоприятная международная обстановка – в Ливонии с мая по ноябрь 1559 года действовало перемирие, также было подтверждено перемирие с Литвой и Польшей. Как и в 1556 г., в Москве было принято решение ударить по Крыму с двух сторон – с Дона и Днепра.

В феврале 1559 г. Дмитрий Вишневецкий был послан к Северскому Донцу, чтобы построить там мореходные суда, выйти на них Доном в Азовское море и воевать крымские улусы под Керчью. На низ Дона был также послан постельничий Вешняков, чтобы сойтись там с Вишневецким и найти место для строительства русского города.

Объединившись с донскими казаками атамана Мишки Черкашенина, Вишневецкий разбил под Азовом 250 крымских татар, которые собирались идти под Казань.

Смелые действия Ржевского были продолжены в 1559 г. другим русским войском в составе дворянской конницы, стрельцов и казаков во главе с Даниилом Фёдоровичем Адашевым (братом Алексея Адашева), выступившим к Псёльскому городу, где погрузилось на суда и спустилось вниз по Днепру.

Под Очаковом они захватили турецко-татарский корабль, команду которого перебили, оставив несколько человек в качестве проводников. Дальше в море они захватили ещё один корабль, после чего высадились на западном побережье Крыма и подвергли его разорению:

«Месяца Июля приехали ко царю и великому князю отъ воеводъ съ моря отъ Данила отъ Адашова, отъ Игнатья Заболотцкого съ товарыщи князь Федоръ княжъ Ивановъ сынъ Хворостинина да Сава Товарищовъ съ сеунчомъ, а говорили государю отъ воеводъ, что оне по государьскому наказу ходили на Крымские улусы моремъ. И какъ пришли подъ Ачаковъ, и тутъ корабль взяли и Турокъ и Татаръ побили, а иныхъ людей поимали съ собою въ вожи на море; и пришли на Чюлю-островъ на море и тутъ на протокехъ другой карабль взяли и техъ всехъ людей въ вожи же съ собою поимали; и пришли на Крымские улусы на Ярълагашь-островъ и тутъ многие верблужия стада поимали и побили. И оттоле пришли на улусы, на сидячихъ людей, на Кременчикъ да на Кошкарлы да на Коголникъ, от Перекопи за пятнатцать верстъ, и послали передъ собою князя Федора Хворостинина и сами пришли на многие места, розделяся; и, далъ Богъ, повоевали и поимали многие улусы и многихъ людей побили и поимали; и которые Татарове, собрався, приходили на нихъ, и техъ многихъ ис пищалей побили и отошли на Отзибекъ-островъ, далъ Богъ, здорово.
(Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 318)

Посол царя Ивана IV, вернувшийся в Москву в январе 1560 г., сообщил о том, что десант Адашева вызвал в Крыму настоящую панику:

«Того же месяца прислалъ царь Крымской Девлетъ-Кирей царева и великого князя гонца служивого Татарина Тавекъ Ятемыева съ товарыщи, а писалъ о своихъ послехъ и о дружбе, чтобы ся съ царемъ и великимъ княземъ помирити… А Тавкей сказывал: …А коли Данило съ моря приходилъ на улусы, и тогды у нихъ страхъ былъ великой отъ царева и великого князя приходу и все бегали въ горы, чаяли, что государь пришелъ; и впереде на нихъ страхъ великой отъ государя, съ моря и съ Поля многыми месты приходъ на Крымъ, уберечися имъ нелзе, и всею землею приходили къ царю, чтобы ся съ царемъ и великимъ княземъ помирилъ, а отъ Днепра улусомъ нужа великая.»
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 324

Девлет-Гирей бросился в погоню за Адашевым и в течение шести недель, двигаясь по левому берегу Днепра, безуспешно пытался перехватить его войско:

«И царь з детьми съ своими и со князьми и съ мурзами пошелъ за Даниломъ, собрався; а многие люди къ нему не поспешили збиратися, прииде бо на нихъ отъ Божиа промысла и отъ царя православнаго государя нашего страхъ и ужасъ. И Данило съ товарыщи пришелъ съ моря подъ Очяковъ на усть-Днепра, далъ Богъ, здорово со всеми людми и съ полономъ съ Крымскимъ и съ Рускимъ и съ Литовскимъ, которой отполонилъ и въ вулусехъ поималъ… И оттоле пошли вверхъ Днепромъ, а царь Крымской учалъ на нихъ приходити во многыхъ тесныхъ местехъ и не доспе имъ ничтоже и, далъ Богъ, ихъ ис пищалей везде побивали; и хотелъ царь притти на перевозехъ на Данила съ обе стороны, и Данило съ товарыщи, далъ Богъ, пороги прошелъ здорово, а царь ему ничтоже успе зла сотворити. И прошелъ Данило на Манастырской островъ, далъ Богъ, здорово же, и тутъ г Данилу отъ царя прибежалъ Федко Ершовъской, а служилъ у царя въ Крыму, а сказалъ, что царь за Даниломъ ходитъ шестую неделю, а везде хоте на Данила приходити, и Богъ его нехотениа злово не исполнилъ, и царь возъяряся и ныне хочетъ на Монастырской островъ приходити, а люди со царемъ Крымские и Нагайские все въ собрание. И Данило послалъ про царя проведати Нечая Ртищова съ товарыщи, и Нечай наехалъ царевы станы за пятнатцать верстъ отъ Монастырского острова, и какъ Федко отъ него побежалъ, и царь пошелъ прочь наспехъ. И царь и великий князь, сиа слышавъ, Богу благодарение въздалъ, видевъ его неизреченные щедроты на роде крестьянскомъ, възвестивъ митрополиту, велелъ молебная совершити. Преже бо сего отъ начала, какъ и юртъ Крымской сталъ, какъ и въ тотъ Корсунской островъ нечестивые бусурманы въдворилися, Руская сабля въ нечестивыхъ жилищехъ техъ по се время кровава не бывала, ни трубе преже сего гласяще, православныхъ воинство ззывающе, ныне же государя нашего у Богу прошениемъ и мудрымъ крепкымъ разумомъ и подвигомъ и невъместимое Христово чюдо вместилъ: моремъ его царское воинство въ малыхъ челнехъ полтретьи недели, якоже въ кораблехъ, ходяще и корабли емлюще и воюючи, и воздухъ бо имъ по государеве вере къ Богу служаше; и немножество воиньства, на великую орду внезапу нападше и повоевавъ и мстя кровь крестианскую поганымъ, здорово отъидоша, и царь множества вой собралъ, съ Крымцы и съ Нагаи въ шесть недель ходя подле ихъ берегомъ, не возможе имъ ничтоже зла воспретить, Богъ бо имъ способьствовалъ, по царя нашего православнаго у Господа прошениемъ, и храбровьствомъ его и мужества и твердаго его разума наказомъ всемъ подрученымъ его благодатью милость и утверждение. И послалъ государь на Манастырской островъ къ Данилу съ товарыщи съ своимъ жалованиемъ, з золотомъ, князя Федора Ростовскаго-Лобанова и велелъ имъ ехати къ собе.
Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. 13. С. 318-319

Под впечатлением от этих оглушительных успехов у ряда приближённых царя Ивана IV возник план военного похода всех русских сил на Крым во главе с самим царём с целью завоевания Крымского ханства. Основным источником сведений об этом замысле служит «История о великом князе Московском» Андрея Курбского:

«…И съ Перекопи техъ Нагаискыхъ Татаръ выгнано, тако же мало что ихъ осташася, понеже и тамо гладъ былъ и моръ великии. Некоторые самовидцы наши, тамо мужие бывше, свидетельствовали, иже и въ тои орде Перекопскии десяти тысящеи конеи отъ тое язвы не осталось. Тогда время было надъ бусурманы християнскимъ царемъ мститися за многолетную кровь християнскую, беспрестанне проливаему отъ нихъ, и успокоити собя и отечества свое вечне, ибо ничего роди другаго, но точию того ради и помазаны бываютъ, еже прямо судити и царства, врученные имъ отъ Бога, обороняти отъ нахождения варваровъ. Понеже и нашему тогда цареви советницы некоторые, мужие храбрые и мужественные, советовали и стужали, да подвигнется самъ, съ своею главою, со великими воиски на Перекопского, времени на то зовущу и Богу на се подвижущу и помощъ на сие истое хотящу подати, аки самымъ перстомъ показующе погубити враговъ своихъ старовечныхъ, християнскихъ кровопивцовъ, и избавити пленныхъ множаиши отъ древле заведенныя работы, яко отъ самыхъ адскихъ пропастеи. Аще бы на свои санъ помазания царскаго памяталъ, и послушалъ добрыхъ и мужественныхъ стратиговъ совету, яко премногая бы похвала и на семъ свете была, но паче тмами кратъ премножаише во ономъ веце, у самого создателя, Христа Бога, иже надрожаишее крови своея не пощадилъ за человеческии погибающии родъ излияти! Аще бы и души наши случилось положити за плененныхъ многими леты бедныхъ христианъ, воистинну всехъ добродетелеи сия добродетель любвии вышшии предъ нимъ обрелабыся, яко самъ рече: больши сея добродетели ничто жъ есть, аще кто душу свою положитъ за други своя.
Добро бы, и паки реку, зело добро избавити въ орде плененныхъ отъ многолетныя работы, и разрешити окованныхъ отъ претехчаишие неволи; но нашъ царь о семъ тогда мало радяше, аще и едва послалъ съ пять тысящеи всего воинства съ Вишнивецкимъ Дмитромъ, Днепромъ рекою, на Перекопскую орду, а на другое лето съ Даниломъ Адашевымъ и зъ другими стратилаты со осмь тысящеи, тако же водою, посла. Они же выплыша Днеромъ на море и, надъ надежду Татарскую, немало тщету учиниша въ орде: яко самыхъ побиша, тако же женъ и детеи ихъ немало плениша, и християнскихъ людеи отъ работы свободили немало, и возвратишася восвояси здравы. Мы же паки о семъ, и паки ко царю стужали и советовали: или бы самъ потщился идти, или бы воиско великое послалъ въ то время на орду; онъ же не послушалъ, прещкаждающе намъ сие и помогающе ему ласкателие, добрые и верные товарыщи трапезъ и купковъ и различныхъ наслажанеи друзии; а подобно уже на своихъ сродныхъ и единоколенных остроту оружия паче, нежели поганомъ, готовалъ… «
(Андрей Курбский. История о великом князе Московском // Русская историческая библиотека. Т. 31. СПб., 1914. Стб. 238-241)

Осуществиться этому плану было не суждено. В 1560 г. возобновилась война за Ливонию, которая всё больше поглощала русские военные силы.

Читайте также:  Конспект занятия по лепке море волнуется раз

Дмитрий Вишневецкий, направленный Иваном IV в феврале 1560 г. «на государьство в черкасы», в течение двух лет продолжал наносить удары по Крыму со стороны Кавказа, но в 1562 г. вернулся на службу в Литву, вступившую тогда в Ливонскую войну против Русского государства. С этого момента царь Иван IV Васильевич считает западное направлением боевых действий основным, и отказывается от наступательной политики против Крыма. С целью добиться от Девлет-Гирея замирения он идёт на существенные уступки ему, включая разрушение Псёльского города и выплату поминок.

Возникает закономерный вопрос – а был ли осуществим план, о котором сообщает Курбский? Могло ли Крымское ханство быть завоёвано на два с лишним столетия раньше, чем это произошло в действительности?

Сопоставление с обстоятельствами завоевания Казани заставляет усомниться в такой возможности. Победа над Казанским ханством стала возможной благодаря постепенному продвижению в его пределы русской военной инфраструктуры, важнейшими этапами которого стало основание в 1523 г. Васильсурска и в 1550 г. Свияжска. К середине XVI в. русские имели безусловное преимущество над татарами в регулярной пехоте, артиллерии и военном флоте, и это преимущество было полностью применено в походах на Казань, которые осуществлялись по рекам и лесным местностям, хорошо знакомым русским.

В то же время татарская конница оставалась в это время грозным противником на огромных степных пространствах, отделявших Русь от Крыма. История походов Голицына и Миниха показывает, насколько затруднено было для регулярных русских войск преодоление этих пространств даже спустя полтора столетия после событий, о которых здесь идёт речь.

Необходимо помнить о турецком факторе. Если зависимость Казанского ханства от османов была чисто номинальной, то крымские Гиреи были их прямыми ставленниками, а в Крыму постоянно находились турецкие гарнизоны. Завоевание Крыма могло быть осуществлено только после достижения решающего русского военного перевеса над Турцией, а это, как известно, произошло только в XVIII веке.

Однако нереалистичность планов приближённых Ивана IV по завоеванию Крымского ханства не оправдывает его отказа с 1562 г. от активной обороны на южном направлении и переноса основного внимания на театр ливонской войны. Западные соседи никогда не представляли для Москвы такой опасности, как татары, что лишний раз подтвердилось спустя десятилетие, во время крымских нашествий 1571 и 1572 г., когда только мужество русских воинов и мастерство их военачальников спасли Русское государство от катастрофы.

Значение похода Адашева как первого удачного нападения русских с моря на Крым. Впервые война была перенесена на территорию самой Крымской орды, ранее безнаказанно грабившей южнорусские земли.

Источник

Adblock
detector