Меню

Ютландская битва мировой океан

Ютландское сражение. Взгляд через 100 и 1 год

Ютландский бой (31 мая — 1 июня 1916 года) считается самым крупным морским сражением в истории человечества по общему водоизмещению и огневой мощи кораблей, участвовавших в нём. И одновременно битвой казусов, которые еще долго будут давать пищу для размышлений историкам.

К самой истории сражения сложно добавить что-то новое. Ход боев описан настолько подробно, ошибки адмиралов за 100 лет разжеваны экспертами в пыль, так что нам остается только лишь освежить в памяти произошедшее.

К маю 1916 года на море сложилась следующая обстановка: английский флот осуществлял дальнюю блокаду, рассчитанную на экономическое удушение Германии. Весьма правильная стратегия.

Немцы в свою очередь почти оправились после неудач и муссировали идею уравнения своих сил с английским флотом. Германский флот постоянно искал возможность выманить часть Гранд-Флита из его баз, а затем изолировать и уничтожить еще до того, как главные силы британского флота смогли бы предпринять ответные меры.

Согласно этому плану, германский флот в 1916 году совершил несколько выходов к берегам Англии, обстреливая при этом английский порты. Один из таких набегов и привел к Ютландскому сражению.

Германским флотом командовал адмирал Рейнхард Шеер. Он поставил перед флотом задачу: демонстративно обстрелять английский порт Сандерленд, выманить английские корабли в открытое море, навести их на свои основные силы и уничтожить. Перед выходом флота в море Шеер, опасаясь наткнуться на превосходящие силы английского флота, решил произвести разведку.

Английский флот, имея некоторые данные разведки, прежде всего перехват немецких радиопереговоров, которые велись открытым текстом и расшифровку кодированных телеграмм с помощью захваченной русскими союзниками шифровальной книги с крейсера «Магдебург», узнал день выхода германского флота в море и примерное направления движения.

Получив такие сведения, адмирал Джон Джеллико принял решения накануне выхода вражеского флота в море развернуть английский флот в 100 милях к западу от Ютландского побережья.

В общем, большой драки не могло не произойти.

Германия:
16 линкоров,
6 броненосцев,
5 линейных крейсеров,
11 легких крейсеров,
61 эсминец

Великобритания:
28 линкоров,
9 линейных крейсеров,
8 броненосных крейсеров,
26 легких крейсеров,
79 эсминцев

151 британский корабль против 99 германских. В общем, соотношение не в пользу немцев.

Гранд-Флит обладал неоспоримым преимуществом по числу линкоров-дредноутов (28 против 16 у Флота открытого моря) и линейных крейсеров (9 против 5).

Британские линейные корабли несли 272 орудия против 200 немецких. Ещё большее преимущество было в массе бортового залпа.

На британских кораблях стояли 48 381-мм, 10 356-мм, 110 343-мм и 104 305-мм орудия.

На германских — 128 305-мм и 72 280-мм.

Соотношение бортового залпа составляло 2,5:1 — 150,76 т у британцев против 60,88 т у немцев.

150 тонн металла в одном залпе! Ну нельзя не снять шляпу перед такой цифрой!

Преимущество британцев в вооружении компенсировалось более толстой германской бронёй. В пользу немцев были лучшее деление на подводные отсеки и организация борьбы за живучесть. Также смягчающую роль играли обстоятельства, которым придали значение уже после сражения — британские крупнокалиберные снаряды часто разрушались при попадании, а кордит, применявшийся в орудийных зарядах, обладал повышенной взрывоопасностью.

Для хоть какой-то компенсации преимущества Гранд-Флита в дредноутах, Шеер взял с собой броненосцы 2-й эскадры. Они представляли сомнительную ценность в линейном бою — тихоходные броненосцы сковывали остальные германские корабли, будучи по признанию самих немцев «кораблями на 5 минут боя».

Британцы имели подавляющее преимущество в крейсерах — восемь броненосных и 26 лёгких против одиннадцати лёгких германских. Правда, британские броненосные крейсера были плохо приспособлены для действий с флотом — их скорость была ненамного выше чем у линкоров, по сравнению с современными лёгкими крейсерами их скорость была недостаточной, а линейным крейсерам они уступали по всем статьям.

Из германских пять крейсеров 4-й разведывательной группы по меркам 1916 года считались слишком медленными и слабо вооруженными. Количество эсминцев у британцев также было значительно больше. Последнее обстоятельство частично компенсировалось тем, что по количеству торпедных труб немцы даже имели преимущество — 326 500-мм против 260 533-мм на британских.

Если бы бой произошел до присоединения к Битти 3-й эскадры ЛКР (как и произошло в действительности) 5-я эскадра линкоров могла не угнаться за линейными крейсерами. И тогда соотношение сил для линейных крейсеров становилось 6:5. Распределение эсминцев также не было благоприятным для Битти — против 30 миноносцев Хиппера он имел 27 эсминцев, при этом 13 из них имели слишком малую скорость для совместных действий с линейными крейсерами.

Читайте также:  Укажите между какими материками расположен океан с какими другими океанами он связан тихий океан

Но — это уже размышлизмы.

Как проходило сражение, каждый может узнать из самых разных источников. Перепечатывать всю хронологию боев нет никакого смысла.

Достаточно того, что на протяжении довольно длительного времени два флота гонялись друг за другом, адмиралы совершали как ошибки, так и мудрые ходы, экипажи швырялись громадными стальными чемоданами, снарядами калибров поменьше, пускали торпеды, в общем, занимались тем, зачем, собственно, вышли в море. Уничтожением живой силы и техники противника.

А вот о потерях и результатах стоит поговорить, хотя бы потому, что каждая из сторон считала себя победившей.

Британцы потеряли 14 кораблей общим водоизмещением 111 980 тонн. Число погибших членов экипажей — 6 945 человек.

Германские потери были скромнее. 11 кораблей водоизмещением 62 233 тонны и 3058 человек погибших.

Вроде бы 1:0 в пользу Германии.

По составу кораблей тоже все не в пользу англичан.

Флот Великобритании потерял 3 линейных крейсера («Куин Мэри», «Индефатигебл», «Инвизибл») против одного («Лютцов») у Германии.

Немцы потеряли один из своих старых броненосцев («Поммерн»).

Зато немцы потопили три английских броненосных крейсера («Диффенс», «Уорриор», «Блэк Принц») против четырех своих легких крейсеров («Висбаден», «Эльбинг», «Росток», «Фрауэнлоб»).

Английские потери в эсминцах тоже более значительны: 1 лидер и 7 эсминцев против 5 немецких эскадренных миноносцев.

Однозначно, что и по классам кораблей немцы нанесли больший урон.

Кораблей, получивших тяжелые повреждения и требовавших длительного докового ремонта, было примерно поровну: 7 у англичан, 9 у немцев.

Естественно, обе стороны объявили о своей победе. Германия — в связи со значительными потерями английского флота, а Великобритания — в связи с явной неспособностью флота Германии прорвать британскую блокаду.

Если смотреть по цифрам, то однозначно Британия получила существенный щелчок по носу в виде проигранного сражения. И немцы вполне справедливо говорили о победе.

Да, немцы точнее стреляли (3,3% против 2,2% попаданий), лучше боролись за живучесть, потеряли меньше кораблей и людей. Английский флот выпустил 4598 снарядов, из них 100 попало в цель (2,2 %), и израсходовал 74 торпеды, из них достигло цели 5 (6,8 %);

германский флот выпустил 3597 снарядов и добился 120 попаданий (3,3 %) и 109 торпед, из которых в цель попало 3 (2,7 %).

Но — везде есть нюансы.

Посмотрим на цифры. На другие цифры. Англичане выставили на треть больше кораблей, чем немцы. А что осталось за цифрами? Какие резервы были на то случай, если вдруг произойдет глобальное побоище или явится кракен и всех утащит на дно?

Линкоры. Британия: из 32 в битве участвовало 18. Германия: из 18 — 16.
Линейные крейсера. Британия: из 10 — 9. Германия: из 9 — 5.
Броненосцы. Британия: из 7 — 0. Германия: из 7 — 6.
Броненосные крейсера. Британия: из 13 — 8. У немцев таких кораблей не было.
Легкие крейсера. Британия: из 32 — 26. Германия: из 14 — 11.
Эсминцы. Британия: из 182 — 79. Германия: из 79 — 61.

Вот, в принципе, и ответ. Британия могла себе позволить такие потери. И они нанесли ущерб, пожалуй, только самолюбию, не более того. Немцы же выгребли для этого сражения фактически весь свой флот. И в случае иного расклада, если потери бы были больше вдвое, про боевые действия на море можно было бы забыть.

Результат таков: немцы выиграли сражение, англичане выиграли кампанию и войну.

Британский флот сохранил за собой господство на море, а немецкий линейный флот перестал предпринимать активные действия, что оказало значительное воздействие на ход войны в целом.

Германский флот до конца войны находился на базах, и по условиям Версальского мира был интернирован в Великобританию. Не имея возможности использовать надводный флот, Германия перешла к неограниченной подводной войне, что привело к вступлению в войну США на стороне Антанты.

Кстати, нечто похожее произошло и во Вторую мировую.

Несмотря на то, что бои на суше шли с переменным успехом, морская блокада Германии принесла свои плоды. Немецкая промышленность не смогла обеспечить армию всем необходимым, в стране возникла острая нехватка продовольствия в городах, что и вынудило германское правительство капитулировать.

Морская блокада в начале 20 века была очень серьезной вещью.

Один, правда, урок, немцы и англичане из этого сражения извлекли. Генеральное сражение на море уже не могло принести тех результатов и обеспечить победу, как, скажем, 50-100 лет до того. И во Второй мировой войне стороны уже не планировали массовых схваток стальных гигантов, закованных в броню.

Читайте также:  Атлантический океан площадь океана глубина

Все же остальные ошибки, совершенные в Первой мировой войне, Германия весьма точно повторила через какие-то 20 лет… И войну на несколько фронтов, и обеспечение промышленности всем необходимым.

Ну, и самая фатальная ошибка: они снова поперлись на восток, к русским.

Источник

Ютландское сражение: крупнейший морской бой Великой войны

Крупные боевые корабли — дорогое и сложное в производстве удовольствие. Каждый из них можно легко потерять, а вот на строительство уйдут годы. И рисковать ими никто не хочет. Поэтому самое грандиозное морское сражение Первой мировой войны в том виде, в котором оно состоялось, произошло почти что случайно. Как так вышло — в нашей статье.

Крупные боевые корабли — дорогое и сложное в производстве удовольствие. Каждый из них можно легко потерять, а вот на строительство уйдут годы. И рисковать ими никто не хочет. Поэтому самое грандиозное морское сражение Первой мировой войны в том виде, в котором оно состоялось, произошло почти что случайно. Как так вышло — в нашей статье.

Хитрый план Рейнхарда Шеера

К маю 1916 года война шла уже довольно долго для того, чтобы обе стороны осознали глубину позиционного тупика, сложившегося на сухопутном театре военных действий. Тупик этот был, конечно, малоприятен, но в целом работал на Антанту — она была сильнее индустриально и рано или поздно выиграла бы в войне на истощение.

Немаловажную роль в ней играла британская морская блокада. Снять её можно было, только захватив ‘ title=>господство на море. Это было серьёзной проблемой — английский Гранд-флит был ощутимо сильнее германского Флота открытого моря. Но у немцев оставалась возможность наносить ему чувствительные удары, громя противника по частям.

И у адмирала Рейнхарда Шеера, командовавшего Флотом открытого моря, имелся план, как это сделать.

Идея была проста и не то чтобы нова — взять группу быстроходных кораблей и совершить набег на один из британских прибрежных городов. Британцы, скорее всего, отправят за ней какие-то силы — достаточно представительные, но вряд ли весь Гранд-флит. И тут-то их будет ожидать сюрприз — основные силы в виде оставшихся кораблей Флота открытого моря, что будут следовать в 50 милях позади.

Кайзеровские моряки уже устраивали набеги на побережья в Первой мировой — но в меньших масштабах. Теперь настало время играть по‑крупному.

Контрловушка

Но у англичан имелись свои козыри в рукаве.

Германской западне было не суждено сработать — британцы смогли перехватить и расшифровать некоторые переговоры. Да и активность подлодок заметили — и поняли, что назревает что-то крупное. Правда, точно узнать получилось только то, что 31 мая в море выйдет какой-то более-менее представительный контингент. В целом у англичан сложилось впечатление, что бо́льшая часть германских линкоров так или иначе останется на месте.

Обе стороны двигались навстречу друг другу, уверенные, что встретиться придётся с существенно уступающими силами — и поэтому поначалу действовали довольно смело.

Внезапная встреча

Авангарды флотов наткнулись друг на друга в 15:30 31 мая 1916 года. Встреча произошла в сотне миль от Ютландского полуострова. Первыми друг друга обнаружили лёгкие силы, действовавшие впереди. Но вскоре в дело вступили и линейные крейсера — быстроходные и хорошо вооружённые гиганты.

Британский авангард был ощутимо сильнее. Если не считать прикрывавшие большие артиллерийские корабли эсминцы и лёгкие крейсера, под командованием вице-адмирала Битти имелось ‘ title=>шесть линейных крейсеров и четыре линкора. Немецкий же отряд, возглавляемый контр-адмиралом Хиппером, насчитывал всего пять линейных крейсеров.

Бой линейных крейсеров начался в 15:45. А в 16:00 к делу подоспели и четыре линкора Битти.

Немцы стремились навести неприятеля на свои основные силы. Это было не так уж и сложно. Уверенные в своих силах, британцы действовали нахально — их авангард оторвался от основных сил на 20 миль дальше, чем у немцев.

Но даже без основных сил корабли Хиппера смогли « задать перца», потопив два линейных крейсера.

Сказались лучшая подготовка германских экипажей ( мало кораблей — ставим на качество), некоторая неразбериха в стане англичан и слабая защита британских линейных крейсеров, которые могли быть уничтожены одним удачным попаданием.

Большие папочки

В 16:33 Хиппер всё-таки навёл британский авангард на основные силы под командованием Шеера. Увидев приближавшиеся германские линкоры, Битти понял, что в море вышел весь неприятельский флот.

Завязать с ними бой в одиночку стало бы не воспеваемым в веках благородным безумием, а всего лишь беспросветной дуростью.

Битти развернул корабли. Стороны поменялись местами — теперь британцы завлекали неприятеля к своим линкорам. А немцы, решившие, что больше сюрпризов не будет, увлечённо гнались следом.

Читайте также:  Океаны где можно купаться

В 17:36 к отступающему Битти пришла помощь. Это было самое быстроходное соединение крупных кораблей основных сил — эскадра линейных крейсеров под командованием контр-адмирала Худа. Полчаса спустя к делу стали присоединяться и другие английские эскадры — вооружённые уже тяжеловесами в виде линкоров.

Дело стало складываться худо, и немцы начали склоняться к отступлению.

Незадолго до этого им удалось потопить ещё один крупный британский корабль — линейный крейсер « Инвинсибл». Тот, в лучших традициях британских линейных крейсеров, взорвался — спастись удалось лишь шестерым. Вместе с кораблём на дно отправился и контр-адмирал Худ, командовавший 3-й эскадрой линейных крейсеров. Позже в честь Худа назвали линейный крейсер, который точно так же взлетел на воздух от удачного неприятельского снаряда. Но уже в другую мировую войну.

Впрочем, удрать было не так-то просто. Немцы повернули в 18:35, но сделать это получалось только в сторону неприятельских баз. Продолжать идти этим курсом было самоубийственно, и в 19:00 Шеер повернул обратно — прорываться к германским берегам.

Прорыв

Шеер решил любой ценой сохранить линкоры. Он бросил в атаку все удобно расположенные для этого корабли — линейные крейсера, лёгкие крейсера, миноносцы. Последние, в дополнение ко всему, ещё и ставили дымзавесу.

Эти действия дали результат — на какое-то время Шеер оторвался. Успех был в немалой степени заслугой миноносцев — британские линкоры потратили много времени и усилий, чтобы увернуться от торпед. Немцы не потеряли ни одного крупного корабля — « тяжелораненый» линейный крейсер « Лютцов» они сами затопили ещё до прорыва. Правда, повреждённого у немцев было хоть завались: 9 единиц одних только крупных кораблей требовали докового ремонта, не считая « мелочи» и лёгких повреждений.

Какое-то время британцы преследовали немцев. То и дело возникали спорадические стычки. Стороны маневрировали, стремясь улучшить своё положение. Видимость падала. В девять вечера зашло солнце и стало совсем темно.

Ночью царил хаос. Отдельные корабли и группы пытались найти друг друга, найти своих, понять, кто перед ними находится, а потом, по возможности, потопить его, пока не поздно. Часто противники находились гораздо ближе друг к другу, и время от времени уподоблялись античным триремам. Например, германский линкор тараном снёс британский эсминец.

Но, опять же, стратегического баланса сил ночное столкновение не изменило — не был потоплен ни один современный линкор или линейный крейсер. Хотя немцы потеряли старый эскадренный броненосец, построенный ещё в додредноутную эпоху, — бедняга нарвался на торпеды британского эсминца. Все семь сотен членов экипажа погибли.

Днём первого июня флоты вернулись на свои базы — боезапас был расстрелян, люди устали, нанесённые повреждения не давали думать о продолжении боя. Сражение закончилось.

Выиграли все ( на самом деле нет)

Стратегический итог Ютландского сражения был равен нулю. Оба флота сохранили ядро из наиболее ‘ title=>крупных и ценных кораблей и примерно ту же боеспособность, хотя многие, конечно, требовали многомесячного ремонта.

Немцы потеряли эскадренный броненосец, линейный крейсер, четыре лёгких крейсера, пять миноносцев и 2551 человека. Потери британцев были ощутимее — три линейных крейсера, три броненосных и восемь миноносцев. А также 6097 человек.

Тем не менее, обе стороны не постеснялись заявить о своей победе.

Немцы заявляли, что выиграли « по очкам», уничтожив больше неприятельских кораблей. Англичане — что немцы оставили поле сражения, а значит, господства на море не завоевали.

В последнем заявлении имелась изрядная доля смысла. Ведь это Шеер выходил в море с намерением разбить неприятеля и улучшить, если не уравнять глобальные шансы. С этой задачей он не справился — а при подавляющем превосходстве британского флота всё остальное было не так уж и важно.

В августе 1916 года немцы ещё вывели в море большинство своих тяжёлых кораблей — но дело вновь закончилось ничем. Чем больше проходило времени, тем меньше оставалось веры в способность линкоров хоть что-то изменить. Британская морская блокада продолжала действовать, затягивая удавку все сильнее и сильнее.

А это значит, что « ничейный» исход боя был на руку ‘ title=>не Германии, а Антанте.

Источник

Adblock
detector