Меню

За какими тремя морями был афанасий никитин

Афанасий Никитин

Краткая биография

Российский купец и путешественник Афанасий Никитин в XV в. жил в Твери. О нем известно только то, что он сам рассказал в своих знаменитых дневниках, которые вел во время путешествия в Азию: «Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море – Дербентское, дарья ( перс . – море) Хвалисская, второе море – Индийское, дарья Гундустанская, третье море – Черное, дарья Стамбульская». Сейчас эти моря называются соответственно Каспийское, Аравийское и Черное.

Читая рассказ Афанасия, становится понятно, что он был тверским купцом среднего достатка, торговал, видимо, в основном в приволжских городах и на Кавказе. А в Индию попал волею случая, «от многия беды» после того, как его корабль разграбили татары.

Путешествовал Никитин с 1468 по 1475 г. Его путевой дневник носит неофициальный характер, он написан живым языком человека, попавшего на чужбину, и сильно отличается от церковной и светской литературы того времени. В нем без труда угадываются черты характера автора. Афанасий Никитин был бесстрашным, искренним и непосредственным человеком, глубоко верил в Бога, тосковал по родине и молился о том, чтобы живым и невредимым вернуться на Русь. Умер он в 1475 г., на обратном пути, недалеко от Смоленска.

«Хождение за три моря»

В 1468 г. Афанасий Никитин отправился из Твери вниз по Волге с караваном торговых судов. Его путь лежал в Ширванское княжество в Закавказье. Чтобы безопасно пройти по Волге, Афанасий рассчитывал присоединиться к судам московского посла в Ширване Василия Панина, но разминулся с ним. В устье Волги на русских купцов напали татары: одних убили, других взяли в плен, а корабли разграбили. Добравшись до Дербента, Афанасий просил Панина и бил челом ширваншаху о заступничестве за пленных, чтобы купцам вернули товары, в крайнем случае помогли деньгами на обратную дорогу.

Через некоторое время людей отпустили, но в другой помощи отказали. Разбойники считали: «то, что пришло с моря, – собственность владельца побережья». Теперь возвращение на Русь означало для Никитина долговую яму, и он принял решение следовать дальше на восток: «И разошлись мы, заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошел на Русь, а кто был должен, тот пошел куда глаза глядят. А иные остались в Шемахе, иные же пошли в Баку работать». Проведя в Иране более двух лет, Никитин двинулся дальше на юг, ему стало известно, что в Индии ценятся породистые жеребцы и там же можно дешево купить дорогие на Руси товары.

«Пошел я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича. Поплыл я вниз Волгою». Из книги Афанасия Никитина «Хождение за три моря»

Переезжая из одного города в другой, Афанасий, наконец, добирался до Ормуза: «А Ормуз – на острове, и море наступает на него всякий день по два раза… велик солнечный жар в Ормузе, человека сожжет». Во время путешествия Афанасий ведет дневник – записывает впечатления о природе, городах и жителях тех мест, в которых бывает.

Вскоре на таве (индийском судне без верхней палубы) Никитин направляется «за море Индийское», в Индии он планирует продать жеребца, но неожиданно хан-мусульманин отбирает его и обещает вернуть жеребца и дать Афанасию в придачу тысячу золотых, если он перейдет в мусульманскую веру. Афанасий в отчаянии, но на его счастье нашелся добрый человек, который заступился за православного христианина, и Никитину жеребца возвратили.

Афанасий – купец, во всех городах, где он бывает, он внимательно изучает рынки и приходит к выводу, что «для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска… на торгу продают коней, камку (ткань), шелк и всякий иной товар да рабов черных, а другого товара тут нет. Товар все гундустанский, а съестного только овощи, а для Русской земли товара тут нет».

Никитин путешествует по индийским городам. Его поражает это страна, обычаи ее жителей, и он живо рассказывает о них в своих записках: «простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много – дивятся белому человеку…

В Индийской земле кони не водятся, в их земле родятся быки да буйволы – на них ездят и товар и иное возят, все делают». От наблюдательного русского путешественника не ускользают детали жизни индийцев: и сельское хозяйство, и состояние армии, и способ ведения войны: «А индийский великий князь могуществен и рати у него много. Крепость его на горе, и стольный город его Виджаянагар очень велик. Три рва у города, да река через него течет. По одну сторону города густые джунгли, а с другой стороны долина подходит – удивительное место, для всего пригодное. Та сторона непроходима – путь через город идет; ни с какой стороны город не взять: гора там огромная да чащоба злая, колючая».

Афанасий постоянно ощущает себя иностранцем на чужбине, убежденный православный христианин, он общается с представителями разных вероисповеданий: мусульманами и индуистами, но остается верен своей религии, старается определить по звездам время православных праздников и постов. На «пятую Пасху» Афанасий решает, что пора возвращаться на Русь. В записках он пишет: «Первую Пасху праздновал я в Каине, а другую Пасху в Чапакуре в Мазандаранской земле, третью Пасху – в Ормузе, четвертую Пасху в Индии, среди бесермен, в Бидаре, и тут много печалился по вере христианской». Он тоскует по родине, и, проведя столько лет на чужбине, познакомившись с разными народами и государствами, приходит к выводу:

«А Русь … на этом свете нет страны, подобной ей. Но почему князья земли Русской не живут друг с другом как братья! Да устроится Русская земля, а то мало в ней справедливости!»

В январе 1473 г. Никитин отплыл из Дабула на судне, которое после почти трехмесячного плавания, делая остановки в Эфиопии и на Аравийском полуострове, прибыло в Ормуз. Торгуя пряностями, Никитин прошел через Иранское нагорье к Тебризу, пересек Армянское нагорье и осенью 1474 г. достиг Трабзона. В Феодосии Афанасий зимовал, возможно, в это время он редактировал свои путевые записи, а весной двинулся на север. К несчастью, не доехав до Смоленска, Афанасий заболел и умер. Его дневник «Хождение за три моря» привезли в Москву купцы.

Читайте также:  Как выглядит граница море

В XVI–XVII вв. эти путевые записки русского путешественника неоднократно переписывали, всего известно шесть списков. Один из них в начале XIX в. обнаружил Н. М. Карамзин и высоко оценил его. Афанасий Никитин стал первым европейцем, просто и правдиво описавшим средневековую Индию. Его «Хождение за три моря» содержит ценные географические, исторические и этнографические сведения о природе, хозяйстве, населении и обычаях Индии и других азиатских стран. Это – один из ярких образцов жанра путевых очерков и, бесспорно, один из наиболее замечательных памятников русской литературы XV века.

Источник

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин?

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин?

В 1466–1472 годах тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в Персию и Индию, которое отразил в своем произведении «Хождение за три моря». В этой первой в средневековой Европе книге, где дано вполне реалистическое и в то же время красочное описание Индии и путей, ведущих к ней из Восточной Европы. В 1466 году Афанасий Никитин отправился с торговыми целями из Твери вниз по Волге. Достигнув по Каспийскому морю Дербента и Баку, он затем приплыл в Персию (современный Иран), где жил около года. Весной 1469 года он прибыл в город Ормуз и по Аравийскому морю достиг Индии, где прожил около трех лет, много путешествуя. На обратном пути он через Персию дошел до Трапезунда (современный Трабзон), пересек Черное море и в 1472 году прибыл в Кафу (современная Феодосия). Таким образом, во время своего замечательного путешествия Афанасий Никитин пересек Каспийское, Аравийское и Черное моря.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

АФАНАСИЙ НИКИТИН — ТАЙНЫЙ АГЕНТ КНЯЗЯ ТВЕРСКОГО?

АФАНАСИЙ НИКИТИН — ТАЙНЫЙ АГЕНТ КНЯЗЯ ТВЕРСКОГО? (По материалам Д. Дёмина)5 ноября 1472 г. на берегу Чёрного моря, в городе Кафа — теперь мы зовём его Феодосией — появляется загадочный странник. Прибыл он издалека, называет себя — купец Ходжа Юсуф Хоросани, а по-русски

«Хождение за три моря»

«Хождение за три моря» 5 ноября 1472 года на берегу Чёрного моря, в городе Кафа — ныне Феодосия — появился загадочный странник. Прибыл он издалека, называл себя — купец Ходжа Юсуф Хоросани, но по-русски говорил чисто, да и сам — вылитый русский, только смуглый от загара.

Афанасий Никитин

Афанасий Никитин Афанасий Никитин, тверской купец, снарядил в 1466 году два судна с товаром, взятым в долг, и отправился вниз по Волге, примкнув к послам ширванского шаха (страны в Западном Прикаспии), которые возвращались от московского великого князя Ивана III.В устье Волги

Никитин Афанасий

Никитин Афанасий (? — 1474/75) Русский путешественник, тверской купец. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466-1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» — ценный литературно-исторический памятник. Отмечен

РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ ИНДИИ (Афанасий Никитин)

РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ ИНДИИ (Афанасий Никитин) Путешествия в Монголию Карпини и Рубрука открыли для европейцев (но далеко не для всех) только северную часть Центральной Азии.Дело в том, что русские князья со своей челядью и свитой периодически посещали великого хана, потому

Афанасий Никитин (? – 1474/75)

Афанасий Никитин (? – 1474/75) Русский путешественник, тверской купец. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466–1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» – ценный литературно-исторический памятник. Отмечен

Кто первым совершил «хождение за три моря»?

Кто первым совершил «хождение за три моря»? В 1466 году посольство персидского шаха Ширвана возвращалось из Москвы в Баку. С ним отправилась небольшая группа московских купцов, в которую вошел и Афанасий Никитин. Он был родом из Твери, которая тогда была большим торговым

Кто первым совершил «Хождение за три моря»?

Кто первым совершил «Хождение за три моря»? В 1466 году посольство персидского шаха Ширвана возвращалось из Москвы в Баку. С ним отправилась небольшая группа московских купцов, в которую входил и Афанасий Никитин. Он был родом из Твери, которая тогда была большим торговым

Никитин Афанасий

Никитин Афанасий Никитин (Афанасий) – тверской купец, описавший свои странствования по Персии и Индии в любопытном дневнике, известном под загл. «Написание Офонаса тферитина купца, что был в Индеи четыри года, a xoдил, сказывают, с Васильем Папиным». Это «написание» внесено

На какие книги не стоит тратить свое время?

На какие книги не стоит тратить свое время? ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯписательницаПо секрету скажу – на очень толстые. В наше время все сжимается, времени мало, мне кажется, что надо быть поэкономнее.Так что моих толстых книг тоже можете

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин?

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин? В 1466–1472 годах тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в Персию и Индию, которое отразил в своем произведении «Хождение за три моря». В этой первой в средневековой Европе книге,

Источник

Почему Афанасий Никитин за три моря пошел?

Среди многих странствий, совершенных нашими предками в далекие времена, выделяется путешествие Афанасия Никитина в Индию. Сейчас примерно семь часов лету из Шереметьево или Домодедово – и вы на прекрасных песчаных пляжах Гоа или в предгорьях Гималаев. А во времена Никитина, в XV веке, до удивительной страны с молочными реками и кисельными берегами, где на земле лежат нетронутыми изумруды, жемчуг, алмазы и золото, годами искали дорогу лучшие первопроходцы мира.

В 1492 году Колумб открыл свою «Индию» (оказавшуюся Америкой), но очень скоро, в 1498 году, Васко да Гама все-таки добрался до настоящей Индии. Но наши и здесь опередили европейцев – и не на год или два, а на целых тридцать лет.

В 1468 году тверской купец Афанасий Никитин, не слишком богатый, но весьма энергичный, уехал из Москвы. Он стал путешественником поневоле: при спуске Волге до Астрахани один корабль разбился, другой ограбили разбойники. Обратного пути у Афанасия не было – товара не осталось, а за потерю ему грозила долговая яма…

Читайте также:  Финикийцы основали по берегам средиземного моря

Купец отправился на разведку в чужие страны, надеясь на судьбу и свою предприимчивость. Посуху он добрался до Дербента, перешел Персию и по морю попал в Индию. Здесь Никитин прикинулся странствующим дервишем (мусульманский монах), подолгу останавливался в каждом городе и все впечатления о быте и нравах населения записывал в свои путевые тетради. В Индии Афанасий провел три года, а затем через Африку (Сомали), турецкие земли Трабзона (Трапезунд) и Черное море он вернулся в Россию. Но, не доехав до дома, заболел и около 1475 года умер.

От Никитина остались его путевые записки («тетради»): их сохранили и доставили в Москву купцы, с которыми путешественник возвращался на родину. В Москве эти записи были включены в летопись. В дальнейшем ценный материал стал знаменитым «Хождением за три моря». Это памятник не только литературный, исторический и географический, но и памятник мужеству русского человека.

В начале XIX века путевые записи Никитина были обнаружены Николаем Михайловичем Карамзиным в архиве Троице-Сергиева монастыря в составе Троицкого сборника. Первоначально Карамзин опубликовал отрывки в примечаниях к VI тому «Истории государства Российского» в 1818 году, а полное издание «Хождений за три моря» выпустил русский историк П. М. Строев в 1821 году.

Источник

eponim2008

Жизнь замечательных имен

Короткие истории о вещах и о людях, давших им свое имя

Зачем Афанасий Никитин за три моря ходил?

Марко Поло (1254 — 1324) был первым европейцем, побывавшим в Индии и в Китае. Следующим столь длинное путешествие совершил венецианец Никколо Конти (Niccolò dei Conti) (около 1400 — 1469). С 1419 года он четверть века пространствовал по Востоку. В Индию, Индокитай, а может быть, и в Китай, Конти попал через Дамаск, Багдад, Басру и Ормуз. В Европу он вернулся через Сомали, Эфиопию, Египет и Ливию. Так что он вполне мог бы дать ответ на вопрос, чем притягателен Восток. Интересно, сильно ли отличался бы этот ответ от ответа, который дан в статье, опубликованной 29.03.2015?

Третьим европейцем, совершившим столь длинное путешествие, был купец из Твери Афанасий Никитин. Произошло это в 1468 — 1474 годах. И хотя, как увидим, никакого профита от столь долгого путешествия купец не получил, но зато он оставил записки, известные под заглавием «Хождение за три моря», имеющие большое историческое значение.

Никитин – это не фамилия тверского купца, а, как бы мы сейчас сказали, отчество. Об этом можно прочесть буквально в первых строках «Хождения», где автор называет себя «Афонасьем Микитиным сыном» Кстати, некорректно называть Никитина русским купцом, как это часто делается. Русского государства в те времена еще не было, а были различные княжества и вольная земля Новгородская, находившиеся в постоянных междоусобицах. В частности, Афанасий Никитин был тверяк, подданный тверского князя Михаила. Тверское княжество было главным соперником княжества Московского. И соперником достойным. Сложись история немного иначе, Тверь, а не Москва могла бы оказаться центром собирания русских земель. Но у истории нет сослагательного направления. Великое княжество Тверское перестанет существовать только в 1485 году, захваченное московским царем Иваном III, которого, кстати, называли Грозным. То же прозвище получил и его внук, Иван IV Васильевич, который однажды, как всем известно, поменял профессию.

А что это были за три моря? Их Афанасий Никитин тоже перечисляет в самом начале своих записок: «1-е море Дербеньское, дориа Хвалитьскаа; 2-е море Индейское, дорея Гундустанскаа; 3-е море Черное, дориа Стебольская». Переведя на современный русский язык: Каспийское, Аравийское море (Индийский океан) и Черное море. Стоит обратить внимание, на то, что названия всех морей дублируются по-персидски («Дарья» – это «море») Дело в том, что на тогдашнем Ближнем и Среднем Востоке этот язык играл роль языка международного общения. И, судя по многим местам в его рассказе, Афанасий Никитин знал этот язык очень хорошо. Говорил он по-персидски так, что, например, обитатели Хоросана принимали его за своего. Многие места в записях дублируются по-персидски, а заключительный абзац вообще написан на персидском языке и представляет собой исламский символ веры, шахаду (см. статью от 16.09.2013). Тоже загадка, прошу заметить!

Тверь, как известно, очень хорошо расположена для того, чтобы отсюда совершать всякого рода хождения. Относительно недалеко отсюда начинается великая европейская река Волга (см. статью от 10.04.2015). В пределах Твери эта река уже вполне судоходная. В 15-м веке водный путь к Каспийскому морю был самым удобным.

А вот был ли этот путь безопасным? Никак нет! Волга в то время была пограничной рекой, и восточнее ее русских земель не было. И если до Нижнего Новгорода еще можно было добраться без проблем, то дальше начинались опасные воды. Поэтому в среднем, а особенно, в нижнем течении реки корабли старались двигаться вместе крупными караванами и под защитой оружия. Лучше всего было присоединяться к хорошо защищенным кораблям и так, эскадрой, спускаться к Каспию.

Удачный случай выпал в 1468 году. Из Москвы в Шемаху отправлялось посольство. Шемаха находится в горах нынешнего Азербайджана, относительно недалеко от каспийского порта Дербента. Прослышав о посольстве, Афанасий Никитин собрал два корабля и поплыл по Волге к Нижнему Новгороду, в надежде присоединиться к посольству и под его защитой спуститься до Дербента. Дальше ворот Кавказа, Дербента, плавание не намечалось. В Дербенте и, может быть, в Шемахе товары предполагалось выгодно продать, купить на выручку различных восточных товаров и вернуться домой.

План удался частично. Корабли Афанасия Никитина вместе с посольством благополучно спустились по Волге до самого низовья. Но здесь, возле Астрахани, суда были ограблены речными разбойниками, а люди захвачены в плен. Властитель Дербента помог освободить людей, но не вернуть деньги и товары.

Афанасий Никитин не был богатым купцом. Товары для торговли в Дербенте и в Шемахе он купил в долг. Возвращаться домой «голым» – значило попасть в долговое рабство. Поэтому родилась мысль: двинуться из Дербента на юг, в Баку и дальше, в Персию. Персидский язык, как уже говорилось, Никитин знал в совершенстве. Благодаря этому он узнал от Дербентских купцов, что в Индии очень ценятся лошади. Немного денег от разбойников спрятать удалось. Никитин решил купить в Персии хорошего коня, поехать с ним в Индию, выгодно продать, и с деньгами возвратиться домой может быть, через Дербент по Волге, а может быть, через турецкий Трабзон (Трапезунд) и через Крым, по Днепру. Днепр-то тоже берет начало неподалеку от Твери!

Читайте также:  Добавлю с лужу соли будет маленькое море

Это была, так сказать, программа-минимум. Программа-максимум состояла в том, чтобы купить в Индии товары, которыми эта страна славилась: жемчуг, драгоценные камни, пряности. В общем, вспомните «Песню индийского гостя» из оперы Римского-Корсакова «Садко» . Вернуться с этими товарами в Тверь – значило оказаться в большом выигрыше, разбогатеть. К тому же, если уж совсем повезет, можно было подружиться с кем-либо в тех неведомых краях и заложить основу для повторного посещения Индии. Так сказать, для расширения бизнеса.

Нам почти невозможно понять психологию людей 15-го века. Знаете, о чем наравне с потерей денег, сокрушался Афанасий Никитин? О том, что разбойники отняли у него богослужебные книги! В результате счет дней ему пришлось вести приблизительно, и приблизительно же отмечать все святые праздники, а главное, Пасху! Тут мне подумалось: а как Робинзон Крузо отмечал Пасху, христианский праздник, «гуляющий» по солнечному календарю? Вероятно, тоже приблизительно. И, вероятно, тоже от этого нешуточно страдал!

Целый год ушел у Никитина на то, чтобы пересечь Персию с севера на юг. Он передвигался от одного крупного города к другому, подолгу задерживаясь в каждом. Кстати, Тегеран тогда был неприметным поселком неподалеку от крупного торгового города Рея. Поэтому Афанасий Никитин в Тегеране не был, а вот в Рее прожил больше месяца. Северные районы Персии – достаточно суровое плоскогорье с контрастным климатом. А на юге – вечная зелень, красивые богатые города, теплые воды Персидского залива, по которым корабли уходили в совсем недалекую Индию.

Индия, в самом деле, была недалеко. 9 или 10 апреля 1469 года Никитин купил коня и взошел с ним на палубу корабля, а уже и в 20‑х числах того же месяца апреля сошел на Индийский берег неподалеку от того места, где сейчас находится огромный город и порт Мумбаи (кто-то по старинке называет его Бомбеем). В этом году в далекой Португалии только родился Васко да Гама. А португальские корабли, нащупывавшие путь в Индию вокруг Африки, едва достигли островов Кабо Верде (Зеленого мыса) и пересекли экватор. Смелый тверской купец был в то время единственным европейцем в Индии!

Индия ни в те времена, ни позже не была единым государством. Множество княжеств враждовали между собой. В этом она чем-то напоминала раздробленную северо-восточную Русь, родные края Афанасия Никитина. Те же жадные правители, те же войны. К этому прибавлялась еще и разноцветие народов, вер и каст. Действительно, в Индии живут люди с самым разным цветом кожи, от черного, до вполне европейски белого. Индийцы исповедовали индуизм и другие языческие культы, а также ислам. Все население было жестко разделено на касты. Все это Афанасий Никитин примечал и записывал.

Кони в Индии, действительно, ценились. Но продажа этого ценного товара оказалось не простым делом. Афанасий Никитин побывал во множестве годов. Один из местных князей сказал, что конь ему понравился, он готов дорого заплатить за него если. продавец примет ислам. Когда Никитин отказался, князь велел арестовать его, отобрать имевшиеся при нем деньги и коня тоже. «Ты подумай, подумай!» – сказал при этом. Приключение могло бы закончиться плохо, если бы не помогли персидские купцы из Хоросана. Они заступились за Афанасия Никитина и вызволили его из тюрьмы. Князь даже вернул освобожденному арестанту коня. Благородно, однако!

Наконец, Никитин продал коня без особой прибыли. Надежды накупить нужных «колониальных» товаров тоже оказались призрачными. Купить-то можно было, но вывозные пошлины были велики, дорого обошлась бы и перевозка товара. Правда, Афанасий Никитин, отмечает, что пошлины были «плавающие»: знакомым их снижали. Знакомству весьма способствовали взятки, бакшиш.

После трех лет странствий по юго-западной Индии, весной 1472 года, Афанасий Никитин отплыл из «страны чудес» и не без приключений добрался до Персидского залива. Корабль, на котором он плыл, ветром отнесло к нынешнему сомалийскому побережью, где его атаковали пираты. Да-да, сомалийские пираты были уже в 15-м веке! Может там место какое-то заколдованное? Вероятно, на этот вопрос ответит статья, опубликованная 01.04.2015.

В сентябре 1472 года Афанасий Никитин двинулся из Персии в Турцию, в Трабзон, к берегу Черного моря. В праздник Покрова, когда Черное море уже бурное, путешественник все же рискнул отплыть к берегам Крыма, сначала в Балаклаву, а после в Кафу, которая сейчас называется Феодосией. Возвращался домой он вдоль Днепра, через Крым и Великое княжество Литовское. Кстати, нынешние «наследники» Великого княжества Литовского – белорусы, а не литовцы. Если кто не знал.

Но возвратиться в Тверь Афанасию Никитину не довелось. Он умер в 1475 году в Смоленске. Его записи были вставлены в летопись «Софийский временник» и открыты уже в 19-м веке Н.М.Карамзиным. Записки Афанасия Никитина – выдающийся памятник древнерусской литературы и важное свидетельство о жизни Персии и Индии в 15-м веке.

Самое смешное, что в сталинские времена, когда шла истошная гонка за приоритетами (и когда родилась поговорка «Россия – родина слонов») про Афанасия Никитина почти не вспоминали. Хотя его путешествие – несомненное достижение. Памятник Афанасию Никитину в Твери поставлен позже, в 1955 году. Но его история тоже замечательна.

Н.С.Хрущев в 1955 году побывал в Индии и встретился там с Дж.Неру. Тот сказал, что первым русским, посетившим Индию, был Афанасий Никитин, и спросил, чтят ли в СССР память этого замечательного человека. Хрущев сказал, что конечно, чтят. Вот даже памятник ему в Калинине стоит на берегу Волги. Памятника не было, но приказали его возвести пожарными темпами. И возвели. Так что ко времени ответного визита индийского руководителя в Советский Союз на берегу Волги уже стоял бронзовый памятник. А чуть позже и фильм сняли «Хождение за три моря». Афанасия Никитина в нем играет белокурый красавец Олег Стриженов.

В сети есть довольно много публикаций о том, что не купец был Афанасий наш Никитин, а дипломат и разведчик Великого княжества Тверского, направленный на юг с секретной миссией. Почитать эти писания можно, но, думается, верить им не стоит. Одним из главных доводов сочинителей является вопрос: «А откуда Афанасий Никитин так хорошо знал персидский язык?» Неожиданный ответ может лежать на поверхности. А может быть у него мама была персиянка?

Источник

Adblock
detector